Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды будущего » В ожидании грозы.


В ожидании грозы.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1


Участники и порядок отписи:
I — Артур Пинкертон
II — Эн Фейрис
III — GameMaster
IV — Киан О'Коннор
Время и место действия:
Июльская жара обрушилась на город со всей своей безжалостностью, заставляя жителей Нью-Йорка искать спасение в тени скверов и парков. Удушающая духота хватала за горло всякого, кто отваживался покинуть своё укрытие. Раскалённые на солнце автомобили сутками напролёт стонали клаксонами, застряв в пробках. И лишь спускающаяся на землю ночная темнота приносила временное облегчение.
Сюжет эпизода:
Под тем блеском и лоском, которыми искрится Нью-Йорк, всегда таится опасность. Она скрывается в тёмных подворотнях. В грязных барах. И даже в улыбчивом лице незнакомца, случайно встреченного на ночной улице. В этих каменных джунглях следует быть предельно осторожным, или дьявольски безрассудным, иначе они тебя сожрут. Жизнь расписала два этих правила на теле Киана бугрящимися шрамами. Но что делать, если опасность подставила нож к горлу той, с кем тебе приятно проводить время? Кто стал тебе гораздо ближе, чем очередное мимолётное знакомство? Эн Циммерман всё ещё слишком наивная, чтобы уберечь себя от беды. А как гласит закон улиц — если у тебя что-то отняли, следует вцепиться обидчику в глотку. И в этом никто не может встать на пути у Киана О'Коннора. Даже стареющий мышь, по ошибке называющий себя слугой закона.

+2

2

Это лето выдалось особенно жарким. Не прошло и недели, как Нью-Йорк оказался брошен на раскалённую сковороду, а жители города уже принялись взывать к небу с просьбами, чтобы оно разразилось холодным ливнем. Чёрно-белая дикторша новостей несколько раз в день напоминала о том, что следует избегать долгого нахождения на солнце, а так же запастись питьевой водой. Ведь по прогнозам эта аномальная жара продержится до конца месяца. Медицинские сводки звучали ещё более удручающе. Не было ни одного дня, чтобы к ним в палаты не попал кто-то с сердечным приступом. Замершие от невыносимого зноя улицы то и дело взрывались натужным воем сирен, когда машины скорой помощи мчались на очередной вызов, в надежде на него успеть. Пожарные и полиция так же были на взводе, готовые сорваться по любому звонку, однако им пока что везло чуть больше. Жители города все, как один, рвали календарные листы, с нетерпением дожидаясь, когда закончится этот чертовски жаркий июль.

   Чёрные пятна, что мельтешили у меня перед глазами, медленно, с неохотой, складывались в буквы и цифры. Мне пришлось потратить несколько долгих секунд на то, чтобы осознать, что я смотрю на текст, который я своей же рукой написал всего пару минут назад. Из-за этой жары и усталости я умудрился задремать прямо за рабочим столом. Повезло, что мистер Коулман, мой начальник, не решил заглянуть ко мне в кабинет с проверкой. Картина спящего сотрудника, который в одной руке продолжает сжимать ручку, а в другой – сигарету, его вряд ли обрадовала. Посмотрев на часы, я с трудом сдержал в себе измученный стон. Чёрная матовая стрелка едва отсчитала полдень, а находиться в этом кабинете мне уже было невыносимо. Дешёвый вентилятор был не в состоянии своими пластмассовыми лопастями развеять ту невыносимую духоту, перемешанную с табачным дымом. Даже распахнутое настежь окно не спасало, а скорее наоборот, давало больший доступ тому зною, царившему на улице. Отогнав последние остатки сна, и отложив ручку в сторону, я встал из-за стола и принялся собираться. Мне был просто необходим отдых. Желательно в тени. И с чем-нибудь холодным. В конце концов, дел на сегодня было не так много, а договориться с начальником по поводу своего отсутствия на рабочем месте я всегда смогу.
— Уже уходите, мистер Пинкертон? – без особого интереса проговорила мадам Милн, секретарша, появившаяся в коридоре в тот самый момент, когда я запирал дверь своего кабинета на ключ. Она изнывала от жары не меньше моего. Газель неистово обмахивалась глянцевым журналом, распространяя вокруг себя стойкий запах апельсинов и дамских сигарет.
— Нет, просто прогуляюсь. – ответил я, дежурно улыбнувшись в ответ – В моём возрасте свежий воздух жизненно необходим.
Убрав ключ в карман, я поспешил на выход. Туда, где было ещё жарче.

   Улица встретила меня нестерпимым солнечным светом, без жалости резанувшим по глазам, выбивая из них слёзы. На мгновение я пожалел, что вообще покинул здание офиса, однако мне стоило лишь перейти дорогу, чтобы оказаться в парке. Под прохладой деревьев. Сильнее надвинув шляпу на глаза и ослабив хватку галстука, я медленно пошёл вперёд, к мигающему зелёным светофору, попутно прикидывая, что я могу купить на ту пару долларов, завалявшуюся в кармане брюк.

   Воздух застыл. Не было ни малейшего дуновения ветра. Здесь, в парке, это ощущалось особенно остро. Было настолько жарко, что даже не хотелось курить. Сидя на лавке и глотая постепенно нагревающуюся воду, я мечтал лишь о том, чтобы скорее наступила ночь. Любопытно, что именно на этом самом месте я и Нэйтан отдыхали после работы. Когда-то очень давно. Прошло уже несколько месяцев с момента нашей последней встречи, а разговор с песцом никак не выходил у меня из головы. Зачем ему понадобилась Эн? Что общего может быть у агента ФБР и простой девушки, которая предусмотрительно не пытается прыгнуть выше головы? Конечно, мисс Циммерман некогда работала в избирательном пункте, но вряд ли в её обязанности входило то, что могло встревожить «чёрные пиджаки». Именно эта тревога за лисицу и побудила меня когда-то попросить комиссара Блэйма приглядывать за ней хотя бы одним глазом. И он справлялся со своей обязанностью отменно. Насколько я знал, у Эн сейчас всё было хорошо. Относительно. Спуталась с каким-то парнем, из уличных, но это уже её дело. В этом не было ничего удивительного, ведь она и не походила на тихую девушку – образец воспитания. Самое главное, что ни сам Нэйтан, ни кто-то из его прихвостней, не предпринимали попыток подобраться к мисс Циммерман. И чем дольше, тем лучше. Допив свою воду и бросив короткий взгляд на наручные часы, я уже хотел было отправиться обратно в офис, как вдруг ко мне на скамейку присел измученный жарой парень. Которому оказался нужен именно я.
— Мистер Пинкертон? Я от Ричарда. – голос коалы был ровным и спокойным – Есть новости, которые Вам могут не понравиться.

+2

3

΅  "Середина недели, середина рабочего дня, жара, когда люди двигаются в поднимающемся от асфальта мареве, словно в загустевающем сиропе, а над оживлёнными улицами стелилось сизое покрывало автомобильных выхлопов. Так, наверное, выглядит Ад. Ещё для полноты картины нужно чтоб ты шёл по улицам и никто тебя не замечал, обесценивая полным невниманием и без того не слишком нужное существование бесполезного и бессмысленного двуногого существа среди миллионов таких же."
   Сидя за столиком небольшого кафе, на одиннадцатом этаже того же здания, в котором и работала, начинающая писательница Эн Циммерман записала это в блокнот и подумала, что такие мысли удачно вольются в образ какого-нибудь самоубийцы или в качестве начала к чему-нибудь угрюмо-трагическому. Когда Эн была счастлива, ей почему-то всегда хорошо писались трагедии. Собственно, может быть именно поэтому она их практически и не писала.
   А вот теперь в воображении то и дело возникали подходящие картины и метафоры, но заниматься ими как следует, превращая в полноценное произведение, не было ни малейшего желания, потому лисица записывала всё в блокнот, собираясь использовать это когда-нибудь потом. Она же сама чувствовала себя просто великолепно и ни жаркая погода, ни ставший уже хроническим недосып, ни мелкие неприятности, которые случаются всегда и со всеми, не могли испортить Эн настроение.
   Неприятности проходили мимо, едва удостаиваясь внимания лисицы. Ну, в самом деле, стоит ли расстраиваться из-за стрелки на чулке, положенной мимо кармана десятки или соседа-грубияна, когда душа поёт? Нет, конечно, и не просто не стоит, а это становится совершенно невозможным. К недосыпу очень быстро привыкаешь, да и не замечается он в состоянии постоянной лёгкой эйфории, пожалуй, даже наоборот, усиливает её. А жару рекламщики давно научились использовать себе на благо, прикручивая к какому угодно товару ассоциации с отдыхом и прохладой, чем и поднимали спрос на него у сварившихся чуть ли не вкрутую, измученных потребителей до невиданных высот.
   Именно по этой причине все изменения, произошедшие за последние дни, воспринимались лисицей исключительно в положительном ключе. Её прежняя коллега, можно сказать, наставница Александра Ли, покинула рекламный бизнес и ушла в высокую моду. Эн была рада за неё, хотя вместо обстоятельной и хваткой норочки ей в старшие напарники достался молодой, немного застенчивый енот.
   Когда Лекса увидела, к кому перешло её прежнее место, только сочувственно покачала головой. Лисица не стала её разубеждать, хотя считала, что Тиджей всему научится, стоит только немного попрактиковаться, и вскоре станет мистером Моррисом, ну, или на крайний случай Тимом или Джейкобом, и перестанет по-мальчишески зваться сокращением от своего двойного имени.
   При всём при том, хоть зарплата у Эн оставалась меньше, чем у него, во многом она оказалась опытнее. И, спустя всего пару месяцев после того, как успела научиться чему-то, вынуждена была посвящать новенького в секреты рекламного ремесла. Может быть, Эн и сама неплохо бы правилась с работой Александры, но опыта её пока было недостаточно, чтобы иметь какой-то реальный вес в глазах начальства, потому всё решил диплом, которого у лисицы не было, а у Тиджея был. И ещё, конечно, тот факт, что она женщина, о чём, впрочем, тактично помалкивали.
   - Прости, опоздал, - енот появился откуда-то из-за её спины и уселся напротив.
   Эн только улыбнулась, на самом деле это она ушла на обед чуть раньше и уж точно не стала бы дожидаться голодной, если бы он действительно опоздал, но тактичность оценила и молча подвинула ему меню. Не смотря на то, что Тиджей был на год старше, она почему-то сразу начала относиться к нему, как к младшему брату, и поэтому постоянная заполошность енота не раздражала, а скорее немного забавляла лисицу.
   Они сделали заказ и уже по обыкновению завели разговор о работе. Личной жизни у Тиджея не было, по крайней мере, Эн об этом ничего не знала, она о своей тоже не распространялась. Зато они выяснили, что обсуждая пожелания клиентов в нерабочей обстановке и вперемешку с посторонними темами можно отыскать немало интересных идей и решений, чем обычно за обедом и занимались.

+2

4

Рауль Кубо был бараном очень маленького роста – всего сто пятьдесят шесть сантиметров. С непропорционально большой челюстью, искривлённой ступнёй, виновницей его хромоты, и перебитым носом. Откровенно комичный. Натуральный крошка Цахес, сошедший прямиком со страниц сказок Гофмана. Для своих родителей, ныне покойных, он был сущим наказанием. Уже в детстве Рауль отличался от сверстников жестокостью характера, отчего частенько ввязывался в драки. И нередко бывал бит. Для других обитателей ночлежки, в которой баран жил последние несколько лет, он был лишь очередным засранцем, что большую часть своего времени проводил в компании спиртного и дешёвой наркоты. Очень грязной и отстойной, с большим количеством винта. Нередко он устраивал в своей маленькой комнатушке, обклеенной старыми обоями, шумные тусовки. Да такие, что старая ночлежка тряслась до основания, а изъеденные плесенью кирпичные стены были готовы рухнуть в любой момент. Заканчивались такие вечеринки глубоко за полночь, когда перегруженные кислотой и героином мозги хозяина и его гостей попросту отключались, после многочасового метания в стенках их черепных коробок. Иными словами – Рауль Кубо был той самой мразью, коих на улицах Нью-Йорка и без того было полным-полно. Преступать закон ему было не впервой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что он согласился обстряпать одно скользкое дельце. После того как узнал, сколько ему за это заплатят.

   — Рауль, какого хера мы здесь торчим? — глухо проворчал горилла, стряхивая сигаретный пепел прямо на пол автомобиля, за рулём которого он сидел  — Мы здесь уже четыре часа. Лично я уже жрать хочу. Да и сигареты заканчиваются. С чего ты взял, что она будет именно здесь?
— Хью, ты лучше заткни рот, и по сторонам смотри. — буркнул в ответ баран — Раз сказали, что здесь, значит здесь.
— Ладно-ладно, не заводись. — примирительно подняв руки проговорил тот, кого звали Хью – Но если эта девка не появится в течении часа, я сваливаю. Копы и без того слишком нервные ходят, а мне попадаться совсем не резон.
— Куда ты свалишь. Сам всё слышал. И сколько за неё заплатят, и что с копами проблем не будет. Сиди спокойно. Появится, обязательно появится. – с нарастающим раздражением рыкнул Рауль.

   Хью хоть и был надёжным парнем, но его излишняя болтливость порой выводила барана из себя. Вот и сейчас, сидя в машине и глядя на двери типичной для Нью-Йорка высотки, Раулю страсть как хотелось набить кому-нибудь морду. Чтобы спустить пар. Разумеется, он и сам уже думал о том, что тот тип, предложивший им простой, но чрезвычайно прибыльный заработок, сделал из них дураков. Однако показывать свои сомнения мужчина просто не мог. Да и было в словах того незнакомца что-то, что заставляло верить ему. Поэтому Рауль, вместе со своим другом, продолжал сидеть в машине, изнывая от жары. Благо, солнце уже медленно клонилось к закату, отчего царивший всюду зной постепенно ослаблял свою удушающую хватку. Вновь достав и посмотрев на фотографию той лисицы, которую им поручили похитить, Рауль отметил для себя, что он был бы не против провести с ней пару ночей. Уж слишком смазливой она была. Собственно, потом у него будет полно времени, чтобы узнать её поближе.
— Смотри на часы. – буркнул баран своему другу – Скоро рабочий день заканчивается. Не проморгай в толпе ту, кто нам нужен.
— Угу, понял. – пробормотал Хью в ответ, ещё пристальнее вглядываясь в грязное лобовое стекло.

+2

5

- Это всё из-за неё? Той новой девочки?
Бутч, огромных размеров бизон с витыми рогами, постучал пальцами по стакану с виски и задумчиво посмотрел на собеседника, размышляя над только что услышанным. Известия его не обрадовали, но во всяком случае, сидящий перед ним шакал был, как обычно, честен и прямолинеен.
- Нет, Бутч, это моё решение и оно окончательное. Надеюсь ты дашь мне немного времени прежде, чем сообщить парням. В остальном, можешь поступать так, как считаешь нужным, но не стоит меня больше посвящать в дела Королей. И вам и мне так будет спокойнее. Мало ли, как жизнь потом повернется…
   Киан залпом опрокинул в себя полстакана виски и затушил окурок в стоящую на столе пепельницу.
- Ты всегда был мне братом и мы вместе шли плечом к плечу, но сейчас мой путь изменился. Не знаю, куда приведет меня эта дорога, но я хочу рискнуть. Чёрт, ты же знаешь, как я люблю риск!
Поднявшись на ноги, шакал подошел к окну и выглянул на улицу. Зной стоял невыносимый и даже потолочные вентиляторы, гонявшие воздух в прокуренном помещении, нисколько не спасали. Хотелось скинуть с себя одежду и присоединиться к уличным пацанам, что радовались на перекрёстке пожарному гидранту, который открыл какой-то умник и устроил фонтан на пол улицы на радость детворы.
“Вынужденное перемирие на водопое...” - с усмешкой подумал мужчина, глядя на то, как вдоль домов, кто сидя на мотоцикле, а кто на ящике с пивом, а кто просто на притащенном кресле, сидели Короли и Тигры.

   Бутч хмыкнул, поднялся из-за стола. Кресло облегченно вздохнуло, избавившись от немаленькой туши лидера Королей. Подойдя к Киану, бизон положил свою могучую руку на плечо шакала и потрепал.
- Знаю, можешь не рассказывать. Надеюсь и в этот раз твой нюх и удача не подведут тебя. Ничего личного, но и ты правила знаешь…
- Знаю… - коротко отозвался Ки. -... и тем сложнее мне далось это решение. Он вновь закурил.
    Все мысли сейчас занимала Эн и их совместное будущее, которое. Каким оно будет? Что ждёт впереди? Не ошибся ли он в выборе и не пожалеет ли? Вопросов было много, а ответов мало. Прежде, Киан никогда не задумывался о том, что будет дальше, предпочитая решать проблемы по мере их поступления. Но вот теперь дела касались не его одного и приходилось задумываться о той, что будет рядом и какой жизни он хочет для неё. Да уж, проще было ограбить Форт-Нокс или швейцарский банк, чем предусмотреть все подводные камни, но что поделать, никто силой не тянул и выбор был сделан вполне осознанно, а значит и ответственность за свой выбор на других не спихнуть.

   Всю предыдущую ночь, Киан не мог заснуть, ворох мыслей накрыл с головой и приходилось просто тихо лежать и смотреть в потолок и слушать тихое дыхание лисички, удобно устроившейся на плече. Утро выдалось также тяжелым, предстоящий разговор с Бутчем давил на нервы и Киану стоило немалых усилий, чтобы не показать Эн своей нервозности. Ей незачем было знать, незачем было переживать. Это его и только его выбор, который был сделан в пользу женщины, на которую было поставленно всё. Ситуация чем-то напоминало игру в казино, когда всё своё имущество ставиться на “Зеро” в надежде сорвать большой куш. Вот и сейчас, после состоявшегося разговора, рулетка была запущена, шарик брошен и скоро станет ясно, красное, черное, чет, нечет или зеро… Один шанс и шести сотен шестидесяти шести, что ставка сыграет. Разумеется, что играя с самим дьяволом, нервы у мужчины были натянуты до предела и он ждал вчера, когда сможет обнять возлюбленную женщину и сообщить о принятом решении.
- … Ки… Эй, Ки… - бизон потряс шакала за плечо.  - Ты что, уснул? Или от жары мозги совсем поплыли? Давай, пойдём вниз и выпьем чего-то холодненького…
Похоже за мыслями Киан и правда выпал из реальности на какое-то время. Утвердительно кивнув, он стряхнул пепел на пол и направился к лестнице, ведущей на первый этаж. Что не говори, а холодный лимонад со льдом сейчас был гораздо лучше прохладного пива.

+1

6

Время. Такое незаметное, и такое ценное. Стремительная река, протекающая из прошлого в будущее, с течением которого мы не в силах совладать. Время опять играло против меня. В который раз. До сих пор мне удавалось выходить победителем из этой сумасшедшей гонки, порой умудряясь приходить к финишу в самый последний момент. На пределе своих сил, выжатый как лимон, но всё-таки первый. Вот и сейчас я просто не мог позволить себе проиграть. 12:43 – гонка началась.

   Разговор с коалой вышел предельно коротким. Сухо передав мне тревожные новости, он попрощался со мной, а затем пошёл по своим делам. А я уже через пару секунд со всех ног бежал к зданию офиса. Хоть в отношении мисс Циммерман я и вёл собственное расследование, мне следовало предупредить начальство о своём отсутствие на рабочем месте. Впрочем, сделать это было не так уж сложно. И мистер Коулман, даже не посмотрев на меня, взмокшего и запыхавшегося, лишь проворчал, что я могу катиться ко всем чертям. А именно с ними мне и предстояло встретиться. Сдав ключи от кабинета, и не найдя у себя времени на то, чтобы попрощаться с мадам Милн, я всё в таком же бешеном темпе выбежал на улицу, надеясь поймать такси как можно скорее.

   Мне повезло. Хоть в последнее время такое случалось всё реже. Машина, в которую я сел, неслась по улицам Нью-Йорка практически без остановок, лишь изредка тормозя на очередном светофоре. Дорога была совершенно свободна. Видимо солнечный жар загнал всех в свои норы. Лишь к вечеру самые отважные из жителей города покинут свои убежища. Не понимаю только зачем. Когда столбик термометра переваливает за отметку в пятьдесят градусов – самым лучшим решением будет найти угол потемнее и прохладнее и затаиться там. Желательно – с бутылкой холодного виски. Иного спасения от этого зноя не было. Даже опущенные окна автомобиля не справлялись со своей задачей. Ощущение было такое, словно тебя посадили в печь, желая запечь заживо, как индейку на День Благодарения. Так что когда я покинул салон такси, пот струился с меня буквально ручьями. Сунув в лапу водителя мятую десятку, и не дожидаясь, когда он отсчитает сдачу, я побежал к дому Ричарда Блэйма, радуясь про себя, что комиссар жил на первом этаже.

   Квартира Ричарда встретила меня тихой музыкой, что едва пробивалась сквозь гул громоздкого вентилятора. Приятным для глаз полумраком. И резким ароматом хорошего алкоголя. Сам комиссар передвигался по дому в одной лишь майке и семейных трусах, выставив напоказ свои кривые ноги, что были практически лишены шерсти и испещрены шрамами. Автограф фашистского снаряда, разорвавшегося слишком близко.
— Не думал, что Келли найдёт тебя так быстро. – ворчал себе под нос муравьед – Он конечно посыльный что надо, готов бегать как заведённый, но чтобы настолько.
— Сам знаешь, у него было не так много вариантов, где меня искать. – у меня вовсе не было желания обсуждать выдающиеся способности коалы.
— Ну да, ну да. Раз уж ты здесь, то тебе уже известно, что произошло.
— В общих чертах. Я даже не знаю, с чего мне начать свои поиски.
— Тогда пойдём на кухню, меня там как раз дожидается мистер Джим Бим. – проговорил Ричард, двинувшись вглубь квартиры.
— Разве Маргарита разрешает тебе пить в такую рань? – я не преминул поддеть стареющего комиссара.
— Конечно разрешает. Когда её нет дома. – лукаво улыбнувшись ответил муравьед – Маргарита с детьми уехала за город, к родителям. Эта жара её вконец доконала.
— Понимаю. – отрезал я в нетерпении. Время всё утекало.
— Весь Нью-Йорк понимает. – парировал Ричард, явно не собираясь выкладывать мне всё и сразу. Этот стервец любил, когда у него чуть ли не вымаливали информацию. Это позволяло ему почувствовать себя очень важным.
— Кстати, тебе плеснуть бурбона? Настоящего, а не то дерьмо, что льют в барах? – продолжил он, как ни в чём не бывало.
— Нет. Мне нужная ясная голова. – ответил я, усаживаясь на стул.
— Тебе следует сменить отговорку, эта уже приелась. – проворчал Блэйм, откручивая пробку и доливая себе в стакан терпкий алкоголь – Тогда молчи и слушай. И достань пока из морозилки лёд.
— Когда и где похитили мисс Циммерман?
— Я сказал молчи. Эн похитили после работы, прямо возле дверей офиса. Один из моих парней видел, как её заталкивает в машину какой-то бугай. Точно кто-то из уличных.
— А вмешаться твой парень не мог. – сухо проговорил я.
— Эй, ты попросил меня только следить за девчонкой. Услуги няньки у меня по другому тарифу. И вообще, какое тебе дело до этой лисицы? Вроде того маньяка посадили, и выйдет он очень не скоро.
— Не всё так просто, Ричард. – начал я.
Мне потребовалось не так много времени на то, чтобы рассказать Блэйму о моей встрече с Нэйтаном. И о его нездоровом интересе к личности мисс Циммерман. Слушая меня, комиссар мрачнел всё сильнее.
— И ты думаешь, что за похищением стоит этот песец? – спросил меня Ричард, дослушав историю до конца.
— Думаю да. И очень надеюсь, что я ошибаюсь.
— Ты ведь понимаешь, что тягаться с «чёрными пиджаками» нам не под силу? И вообще, может он тут не причём. Ты же знаешь, что эта мисс Циммерман водит амуры с кем-то из банды. Не помню, как его зовут. Может это он организовал похищение. Узнал, что лиса спит с кем-то ещё. Или просто ревность.
— Возможно. Вот значит ты его и найдёшь. А я пока съезжу к офису, где работала мисс Циммерман. Может кто-то из сотрудников видел, как её похитили.
— Конечно, я его найду. – буркнул муравьед – А потом стрясу с тебя долг. Всё до последнего цента.
— Я знал, что ты не откажешься выручить старого друга. – улыбнувшись в ответ проговорил я – А теперь мне пора. Времени остаётся всё меньше.
— Да-да, заходи ещё, если не сдохнешь. Здесь тебе всегда рады. – зайдясь хриплым смехом, бросил мне Ричард в спину.

+2

7

΅  Из офиса Эн и Джейкоб вышли вместе. Да, сегодня они договорились, что теперь она будет звать его только так. Или вообще мистером Моррисом. Пусть привыкает. А Тиджей, это мальчишка из соседнего подъезда, но никак не работник солидной фирмы. Тут же на ступеньках лисица открыла упаковку засахаренных орешков и, отсыпав парню добрую треть, с аппетитом принялась хрустеть оставшимися. Енот-то сразу отправится домой или куда он там уезжает после работы, а у неё сегодня ещё куча дел, поэтому без поужинка никак.
   Сначала нужно было купить газету, что она и сделала у ближайшего киоска. Осторожно, чтоб не испачкать пальцы типографской краской, свернула сероватые листы и убрала их в сумочку. Потом, в парикмахерской можно будет спокойно почитать. Там хоть записывайся, хоть не записывайся, а всё равно приходится дожидаться своей очереди, вот и будет, чем время занять. Обычно Эн газет не читала. Ей дела не было до новых поправок к конституции, результатов бейсбольных матчей, сплетен о знаменитостях и некрологов. Но сейчас лисица, как и обещала Киану, искала новое место работы и приходилось проявлять чуть большую социальную активность. Впрочем, толку от этого всё равно было немного.
   Сначала Эн перебирала объявления, где требовались служащие с теми навыками, что у неё уже имелись. Вакансий было полно и даже неплохих, но, как назло, ни одной в нужном районе. Ну, не требовался никому в Бронксе и окрестностях секретарь, что ж поделать. За пару недель не найдя ничего подходящего, лисица попробовала взглянуть на проблему шире и задумалась о смене профессии. В конце концов, ей нравилось не только возиться с бумагами, можно будет научиться и чему-нибудь другому. Она даже обзвонила несколько мест, но опять безрезультатно.
   Надо признать, что эта бессмысленная трата сил уже порядком надоела лисице, и она решила, что сегодня сделает последнюю попытку и, если ничего не подвернётся, просто возьмёт телефонный справочник, выберет предприятия и фирмы, которые ей подходят, а потом устроиться в одну из них на работу и точка. На это, конечно, тоже понадобится какое-то время, но всё лучше, чем просто сидеть и ждать у моря погоды. Впрочем, всё это завтра. Благо, можно будет воспользоваться телефоном в агентстве. А пока Эн опаздывала к парикмахеру и, подйдя к краю проезжей части, помахала рукой.
   Обычно таксисты подбирали пассажиров сразу возле входа. На углу машины не останавливались, это было запрещено, но на самом деле, здесь поймать такси было проще. Соседняя улочка была своего рода условным местом встречи, о котором знали только "свои" водители и постоянные клиенты. Лисица далеко не каждый день добиралась домой на такси, слишком уж дорогое удовольствие, но сегодня машина была действительно нужна, иначе ей просто не успеть сделать всё запланированное.
   И машина тут же подъехала. Правда, на такси она не очень-то походила. Эн окинула взглядом запылённое нечто, изначально бывшее коричневого или, быть может, тёмно-зелёного цвета, а теперь сделавшееся естественно-маскировочной окраски, и с сомнением заглянула в окошко водителя. Кого и куда он собирается на этом везти?.. В этот момент открылась соседняя дверь и с заднего сиденья, на котором минуту назад, казалось, никого не было, выскочил жутковатого вида баран и, ухватив её за руку, дёрнул внутрь.
   Лисица уткнулась носом в заднее сиденье и тут же попыталась вскочить. Это ей даже удалось, но попытку улететь остановила крыша автомобиля, об которую Эн основательно приложилась затылком. От удара она прикусила язык и слегка потерялась в пространстве. И кто только придумал делать эти колымаги такими маленькими?! Хлопнула дверца, ещё добавив ей "приятных" ощущений ударом по щиколотке, после чего лисица натурально взвыла в голос, никак не отреагировав на приказ лежать тихо.
   Только через пару минут, когда перед глазами перестали плясать цветные круги, Эн смогла получше рассмотреть своих похитителей и заметила в руках барана нож. Ещё месяц назад она, наверное, испугалась бы до икоты, но не сейчас. Конечно, и страшно тоже было, но всё-таки куда больше Эн испытывала злость. После вечера, когда она встретила Киана, больше всего лисица боялась снова увидеть напавших на неё тогда парней. Что, естественно, было неизбежно, ведь она снова и снова появлялась в их районе. Она встретила эту компанию совершенно неожиданно недалеко от продуктового магазина и прошла мимо, не подав виду, что узнала кого-то. В тот день Эн Циммерман поняла, что способна на ненависть.
   Появись у неё такая возможность, она бы, пожалуй, с удовольствием покалечила этих уродов. К счастью, это было выше её сил, но, право слово, если Эн доведётся узнать, что кто-нибудь из них подох под забором с выпущенными кишками, она скажет, что так ему и надо. Лисица сильно изменилась за эти дни, потому и похищение восприняла скорее как неудачную шутку. Тем более, что при ближайшем рассмотрении баран оказался не таким уж страшным. Просто мужчины часто так выглядят, когда на чём-то сосредоточенны. Бреются, например. Впрочем, и женщины не лучше. Особенно, когда красят ресницы.
   - И какого хрена вам от меня нужно, господа? – недовольно осведомилась она и попыталась приподняться на локте.
   Этого ей сделать не дали и объяснить ничего не удосужились, а потом и вовсе привезли в какой-то полузаброшенный переулок и заперли в подвале.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-08-27 16:01:44)

+2

8

Ровно в шесть вечера застеклённые двери здания открылись, и на улицу повалил народ. На площади перед офисом вмиг стало не протолкнуться. Мужчины и женщины. Все, как один, в официальной одежде. Глядя на эти однотонные галстуки, отглаженные рубашки и юбки, Рауль ругнулся себе под нос. Просто так. Его родители до конца своей жизни верили, что однажды их сын одумается, и займётся настоящим делом. Баран же просто не представлял себя одним из этих офисных служащих. Ему совсем не хотелось затрахиваться на работе до потери пульса, чтобы возвращаясь домой, выслушивать тупые нравоучения от своей толстеющей жены, вместо заслуженного отдыха. Поэтому он и продолжал жить так, как жил. Отбросом для общества, смертельным разочарованием для близких – зато свободным.

   — Вон там! – возбуждённо проговорил Хью, тыча пальцем в грязное стекло – Вон та девка, которая нам нужна.
Посмотрев туда, куда указывал его друг, Рауль вскоре и сам разглядел лисицу, идущую в толпе. В жизни она оказалась куда более привлекательной, чем на фото. Тем хуже для неё. В Нью-Йорке всегда найдутся «ценители» такой красоты, и далеко не каждый из них будет спрашивать разрешения, чтобы познакомиться с девушкой поближе.
— А кто это с ней? Какой-то енот. Её парень? – горилла продолжал бубнить себе под нос.
— Хью, тебе ли не всё равно? Нам велено схватить только девчонку. А если этот сунется, то двинем ему пару раз по морде, и всё. Хотя, такому сопляку и одного раза будет достаточно.
— А я чё, я ничё. Просто мне свидетели не нужны. – закончил свою мысль громила, доставая очередную сигарету.
— Ладно, подождём, пока остальной народ не разойдётся, а там и схватим её. Смотри, не упусти девку из виду. – проговорил Рауль, сам не отводя глаз от лисицы.

   Со своего места барану было видно всё, что делала девушка. Вот она попрощалась с енотом, который спешным шагом пошёл в другую сторону. Рауль даже испытал некое разочарование. Если бы этот парень попробовал бы заступиться за девушку, то баран с большим удовольствием бы познакомил его со своими кулаками. Но видно не судьба. Площадь же перед офисом постепенно пустела. Совсем скоро на ней осталась лишь та самая лисица, и ещё несколько других людей, дожидающихся своего автобуса. Боле удобного момента было и не придумать. Меж тем девушка, закончив со своими делами, подошла к самому краю дороги, желая поймать такси до дома.
— Жми. – коротко приказал баран.
Впрочем, он мог этого и не делать. Горилла сам вдавил педаль газа в пол, и уже спустя пару мгновений затормозил рядом с девушкой, не глуша мотор. Та, возможно, даже и не подумала, что это никакое не такси. А когда до неё стало доходить, было уже поздно. Не мешкая ни секунды, Рауль высунулся из салона автомобиля, а затем грубо затолкал лисицу внутрь, не давая ей опомниться и позвать на помощь. Та попыталась было оказать сопротивление, однако сама, по собственной неуклюжести, ударилась головой о крышу машины и затихла. Для пущей уверенности, баран одной рукой придавил её к кожаному сидению. Он вовсе не заботился, что может как-то навредить девушке. Кровь мужчины бурлила от переизбытка адреналина. И страха. Хоть Рауль и был тем ещё отморозком, но похищать кого-то ему не приходилось. До этого момента. Будучи на взводе, как если бы он ударил себя по мозгам хорошей дозой героина, барану хотелось кричать. Или ввязаться в драку. Один против десяти. Нет – двадцати!
— Давай двигай! Или ты хочешь, чтобы нас застукали?! – прикрикнул Рауль на своего друга, совсем не обращая внимания на невнятное бормотание девушки.
Завизжав шинами, машина рванула с места, чтобы навсегда затеряться в грязных переулках Нью-Йорка.

   Ехать им предстояло не так долго. Совсем скоро Бронкс остался у них за спиной, а сверкающие стеклом и неоном небоскрёбы сменились на серые и низкие домишки, в которых едва теплилась жизнь. Убедившись, что за ними нет хвоста, Хью свернул в очередную тёмную подворотню и остановил автомобиль. Там, в одном из подвалов, их уже дожидался Тони, по прозвищу Хромой. Этот скунс был третьим в их банде, в которой он занимал роль шестёрки. Его задачей в этом деле было – подготовить им укрытие, где они будут дожидаться приезда нужных людей. Вытащив лисицу из машины, и не давая ей смотреть по сторонам, Рауль грубыми тычками повёл её в сторону подвала. По разносящимся крикам чаек не сложно было догадаться, что сейчас они находились где-то рядом с портом. Полиция забредала в этот район не слишком часто, так что можно было не волноваться, что их обнаружат раньше времени.
- Хромой, иди и стой на стрёме! – зычным голосом баран принялся раздавать указания, когда со всем приготовлениями было покончено. Облизывающийся при виде смазливой лисицы скунс, с плохо скрываемой злостью посмотрел на Рауля, но всё же не стал возражать, направившись к выходу из подвала.
— Хью, набери тот номер, что оставил этот тип, а я пока побеседую с нашей гостьей.
— Да, босс. Только дай и мне потом сказать ей пару слов. – через смех выдавил горилла, уходя в соседнюю комнату.
Оставшись наедине с девушкой, которую бросили в грязный угол, баран достал сигареты и закурил.
— Ну что, дорогая, вот мы и остались одни. Времени у нас ещё много, бежать тебе некуда, - говорил он, с каждым шагом приближаясь к лисице – Так что только от тебя зависит, будем мы тебя бить, или нет. И от твоей сговорчивости. – на этих словах Рауль улыбнулся, обнажая свои пожелтевшие зубы, часть из которых отсутствовала.
— И я очень не люблю, если кто-то отказывается меня слушаться.

+2

9

Спустившись на первый этаж, Киан и Бутч взяли по стаканчику содовой со льдом и, сев под вентилятором, решили поиграть в покер. Градус жары постепенно повышался, как и ставки в игре. С переменным успехом мужчины выигрывали друг у друга, но сорвать большой куш никак не получалось ни у одного, ни у другого. По силе игроки были примерно равными, отчего интерес и азарт только увеличивался. Через несколько часов, когда стрелки часов перевалили за полдень, мокрые от пота и азарта мужчины решили прекратить игру, оставшись при своих наличных. Бутч отправился решать какие-то дела клуба, а Киан… Шакалу только и оставалось, что отправиться домой, принять душ и как-то попытаться скоротать время. Не прощаясь с Королями, О’Коннор покинул Квинс и до своего дома «долетел» за считанные мгновения, рассекая раскалённый воздух собственным телом. Взбежав на четвертый этаж, мужчина на ходу разделся, покидав вещи посреди обширной комнаты студии, и с превеликим удовольствием залез в душ, включив самую холодную воду, которую только было возможно включить. С десяток минут он просто стоял под упругими струями и наслаждался долгожданной прохладой.

   Как он и планировал, плохо работающий смеситель был починен едва они с Эн отправились за покупками. В тот день они много чего купили, полезного и не очень. Даже занавесочки на окна Эн решила обновить, а на обеденный стол постелить скатерть. Не обошлось без небольшой перестановки мебели в комнате, генеральной уборки и покупки недостающих полочек, тумбочек и вешалок. У лисички появился свой платяной шкаф с вещами, откуда были выкинуты различные шмотки, которые не подходили ни ей, ни ему. Устроив небольшую гаражную распродажу ненужных вещей удалось выручить пару долларов, которые тут же были пущены в дело. Купив банку краски и валик, Киан побелил пожелтевший от курева потолок за один день, а вот стены и полы было решено оставить на потом. Впрочем, это не помешало прикупить несколько ковриков, чтобы создать некое подобие уюта и тепла в холостяцкой берлоге.
   Нельзя сказать, что мужчина сильно сопротивлялся изменениям, скорее он принимал их как часть мисс Фейрис. Если ей было хорошо и комфортно, то пусть так и будет, поскольку для самого Киана такие мелочи не несли никакой функциональности и служили лишь декорациями и украшениями. 
Одними домашними хлопотами их новые отношения не ограничились, шакал часто подвозил лисицу на работу утром и забирал вечером. Иногда он придумывал для неё необычные места для свиданий после работы, предлагая посетить автокинотеатр, концерт очередной рок группы или прокатиться за город, где можно было любоваться звездами, лежа в высокой траве в обнимку.
   Жизнь постепенно менялась, а вместе с ней и Киан, всё больше привыкая и привязываясь к девушке и необычному для себя образу жизни. Сегодня был сделан очередной шаг и шакал горел нетерпением поделиться новостями с возлюбленной, поскольку до этого держал свои планы в тайне, опасаясь говорить о них раньше времени.

   Выбравшись из душа, мужчина достал из шкафа стопку книг и тетрадей, которые были завалены множеством вещей, разложил на столе и принялся их изучать. Психология, право, история. Множество книг и пособий были нужны для того, чтобы в очередной раз сдать экзамены и поступить в полицейскую академию. Если всё пройдёт удачно, то через год обучения он получит звание офицера и постоянную, престижную работу, которая сможет обеспечить их с Эн совместное и счастливое будущее.
   За долгие часы занятий, Киан всего пару раз отлучался в душ и к холодильнику, но не смотря на изматывающую жару, раз за разом возвращался за стол, чтобы продолжать начатое. Его упорству и целеустремленности можно было позавидовать. Лишь к вечеру, когда жара спала, мужчина отложил учебники и посмотрел на часы. Нужно было убрать вещи, привести себя в порядок и ехать за Эн. Сюрприз должен оставаться сюрпризом до последнего момента, а книги могли все испортить. Как оказалось, лисичка была далеко неглупой и умела делать правильные выводы и суждения, что выгодно отличало её от тупоголовых уличных куриц, чьи разговоры чаще сводились к шмоткам, развлечению и у кого из парней «кардан» больше.
Киан закурил и взлохматил волосы, утрясая в голове объем прочитанной информации. Она не была для него новой, но почему-то, каждый раз читая одну и туже книгу в ней находилось что-то новое, на что ранее не обращалось внимание.
  Выйдя из дома, О’Коннор оседлал железного коня, затушил сигарету, бросив окурок на асфальт, и завёл мотор. Примерно через полчаса у Эн должен был закончиться рабочий день, но даже если ей нужно будет задержаться, то всегда можно подождать её в закусочной напротив, оставив мотоцикл у входа. Лисичка его хорошо знает и не пропустит такой знак.
   Дорога не заняла много времени, хотя пару раз пришлось постоять на перекрестке. К вечеру люди повыходили на улицы и спешили по делам, что не могли сделать днём. По той же причине и машин прибавилось, образовав несколько заторов на перекрестках. К счастью мотоцикл не машина и объехать их удалось достаточно быстро.
“Надеюсь я не опоздал?” - Подумал шакал прикуривая сигарету и глядя на окна высотки в которой работала его женщина.

- Ой, а как вы здесь? - окликнула Киана спускающаяся по ступенькам газель. Заметно было, что английский для девушки не родной язык и она отчаянно старалась сладить с акцентом, который от волнения только усиливался. - Разве вы и Эн уже не уехали? - под конец она совсем замялась и умолкла, глядя на шакала своими огромными влажными глазищами с длинными, густо покрытыми тушью ресницами. Впрочем, молчание продолжалось недолго. - Я Бетси… Эн рассказывала мне о вас, - безобидно солгала она. - Мы вместе работаем. А Тиджей сказал, что вы её уже забирали… наверное.
Всё это звучало слегка бессвязно, если не откровенно бредово, но что поделать, рядом с симпатичным парнем многие девушки ведут себя странно, особенно, если эти девушки плохо говорят по-английски и волнуются.
   Шакал опустил глаза с небес на землю, а точнее с окон на уровень входной двери и колючим, оценивающим взглядом смерил говорившую.
- Мэм. - мужчина попытался вежливо кивнуть головой, но вышло у него это несколько неестественно и комично. Было видно, что подобные церемонии не про его честь.
- Нет, ещё не уехали, мисс. Задержался из-за трафика. Жара спала и многие вышли на улицы…  - Киан затянулся табачным дымом и вновь посмотрел на окна верхнего этажа. К несчастью он не знал, за каким из них работала лисица.
- Как скоро она освободится? - поинтересовался мужчина, вновь обращаясь взором к собеседнице, пропуская мимо своих длинных ушей упоминание о сплетнях. Если кто-то видел, как он подвозил Эн, то ничего постыдного в том нет, как и нет плохого в том, что она могла поделиться с кем-то о его существовании. Вот только странно звучало, что рассказать то рассказала, а как зовут не упомянула. Да и эта неуверенность в словах некоего Тиджея.
- Меня зовут Киан, мэм.
Сигарета почти истлела и шакал бросил её себе под ноги, раздавив мыском ботинка.

- Очень приятно, - девушка улыбнулась и поправила волосы, но потом непонимающе моргнула и замотала головой: - Нет-нет, сегодня забирали, я имела в виду. Эн уже уехала. - От осознания, что её не понимают, газель обиженно нахмурилась и стала говорить медленнее, тщательнее подбирая слова: - Я видела вас вместе раньше. Да. Но сегодня Эн уже ушла… - она взглянула на часы, - как обычно. И Тиджей тоже. Потом он вернулся и сказал, что какой-то… не совсем… Я не знаю, как это, - окончательно расстроилась Бетси. - Как будет “парень, который не совсем соблюдает закон”, чтоб вас не обидеть? Вот, такой парень забрал Эн. Мы объяснили ему, что это вы и что так уже было, и чтоб он спокойно шёл домой… а вы теперь вдруг тут, - выдохнула она.

   Киан хотел улыбнуться в ответ, да только известия ошарашили и вместо улыбки на лице появилась жутковатая гримаса злости. Губы вытянулись в узкую линию, желваки заходили ходуном, а пальцы с силой вцепились в рукоять акселератора. Мысли с бешеной скоростью пронеслись в голове, сопоставляя услышанное в некую единую картину. Если бы Эн хотела уйти, она могла просто сказать об этом. Другой “Outlaw”? Тигры решили отомстить? Короли хотят прижать к ногтю? Кто?
Мужчина шумно фыркнул и потёр ладонью подбородок. Нужно было узнать хоть что-то о том, с кем уехала Эн и тогда принимать решение. Заявиться к Тиграм или Королям, устроить бойню, а добравшись до Эн, поинтересоваться что это было? Или сначала поинтересоваться, а потом устроить бойню? Всё было слишком сложно, но одно было ясно, что откладывать решение в долгий ящик самый плохой вариант. По своей воле или нет, но такие вещи без ответа не оставляют.
- Где… я… могу… найти… Тиджея? - цедя каждое слово сквозь зубы, поинтересовался шакал, чьи уши и шерсть на загривке встали дыбом.
- Наверное, дома, - растерянно и уже пожалуй даже испуганно, предположила девушка. - Западный Олимпик Бульвар 786, квартира 37В.

+2

10

Температура на сегодня составит пятьдесят пять градусов. Это абсолютный рекорд за последние сорок лет… По данным прогнозов, ближайшие несколько дней станут пиком, жара будет только усиливаться… Холодный циклон придёт… Ещё раз напоминаем о риске длительного пребывания на солнце… Пожар, охвативший леса… Огонь всё распространяется… Жители данных регионов спешно эвакуируются… Из-за дыма ничего не видно… Высокий риск задохнуться…

   Трясясь в салоне такси, я краем уха слышал обрывки свежих новостей, то и дело проваливаясь в сон. Обстановка не радовала. Весь запад страны горел, и пожарные ничего не могли с этим поделать. Тратя свои ресурсы, а главное – драгоценную нынче воду – они были беспомощны перед лицом бушующей стихии. Такое на моей памяти лишь однажды. Когда я был совсем маленьким. То лето так же выдалось чрезвычайно жарким, и властям города, в котором я рос, даже были вынуждены поставить ограничение на использование воды. Не более двух литров в день на взрослого человека. Я помнил, как изнывающие от жажды люди бросались на полицейские кордоны. Вооружённые камнями и палками, чем попало, они готовы были убивать, лишь бы получить ещё один глоток. Настоящий кошмар. Хотелось верить, что в этот раз до такого не дойдёт. Нью-Йорк только-только оправился после ужасов Второй Мировой, и вот теперь он вновь застыл на краю бездны, готовый упасть в пучину анархии. Мне уже приходилось слышать о массовых драках, вспыхивающих в разных районах города. Причина всегда была одной и той же – вода. И в этой, стремительно накаляющейся обстановке, я должен был найти одну-единственную девушку. Найти живой. Та ещё задачка.

   — Сэр, мы приехали. – повернувшись ко мне, проговорил водитель такси – С Вас тринадцать долларов.
— Сдачи не надо. – коротко буркнул я, сунув в протянутую руку последние мятые купюры, что оставались у меня с собой.
Пропустив мимо ушей слова благодарности, я вышел из автомобиля, и оказался на площади, прямо перед высоким зданием, сверкающим на солнце множеством окон. Там, на всех двадцати этажах, трудились люди, будучи запакованными в тесные комнатушки. И где-то там должен был быть кабинет Эн Циммерман. На мгновение во мне шевельнулся червь любопытства. Было бы интересно взглянуть на то, какая обстановка царит у девушки на рабочем месте. Скорее всего, там был такой же порядок, как и у неё в квартире. Не чета мне, вечно забывающему убрать давно ненужные, пылящиеся на столе дела и газетные вырезки поглубже в шкаф. Эту дурацкую мысль я прогнал как можно скорее. У меня тут было дело, и мне не следовало забивать голову всякой ерундой. Щурясь от слепящего солнца, я взбежал по гранитным ступеням и потянул входную дверь на себя.
— Добрый день, сэр. Могу я Вам чем-то помочь? – обратилась ко мне молоденькая гусыня, сидевшая за небольшим столиком. Выглядела она как самая настоящая секретарша. И даже пахла так же – крепким кофе и желанием найти обеспеченного мужа, с которым ей больше не придётся работать.
— День добрый. Меня зовут Артур Пинкертон. Частный детектив. – медный значок всего на несколько секунд появился перед глазами девушки – Могу я узнать, где работает Эн Циммерман?
— Мисс Циммерман? Хм, спешу Вас расстроить, детектив, но Эн сегодня не появлялась на работе.
— Именно поэтому я здесь. Так где находится её офис?
— Двенадцатый этаж. Кабинет номер четыреста двадцать шесть. – выискав нужную мне информацию проговорила гусыня.
— Благодарю. – больше мне от неё ничего не было нужно.
— Только лифт не работает. Вам придётся подниматься пешком. – проговорила девушка мне в след.
— Проклятье. – едва слышно ругнувшись себе под нос, я направился к лестнице. Подъём предстоял не из лёгких.

   Я уже почти задыхался, когда оказался на нужном мне этаже. Неизвестно, что прикончит меня раньше – чья-то пуля, или неработающие лифты. С моим туберкулёзом второй вариант был куда вероятнее. Остановившись чтобы отдышаться, я прислонился к стене, борясь с острым желанием сползти на пол.
— Сэр, с Вами всё в порядке? – спросил меня чей-то женский голос.
Подняв голову, я увидел молодую газель, что с беспокойством в глазах смотрела на меня.
— Да-да, в полном. Просто не привык ходить по лестницам. – отшутился я. Вышло довольно скверно.
— Впрочем, Вы бы могли мне помочь. Не подскажете, где здесь четыреста двадцать шестой кабинет?
— Четыреста двадцать шестой? – на мгновение газель задумалась – Боюсь, сэр, что Вас сегодня не примут.
— Почему?
— Дело в том, что он закрыт. – проговорила девушка, и уже собралась пойти дальше по своим делам.
— Почему? – повторил я свой вопрос, добавив чуть больше жёсткости в голосе. Газель явно что-то знала, и упускать её я не собирался. Сейчас мне были нужны любые крупицы информации. Особенно с таким дефицитом времени.
— Ни одного из сотрудников нет на месте. Тиджей… Простите, мистер Моррис, не смог сегодня выйти на работу. А его помощница – Эн Циммерман, уже несколько дней отсутствует. По неясным причинам.
Несколько дней. Я отставал на несколько дней. Мои часы, оказывается, замерли на последних секундах.
— Простите, а где я могу найти этого мистера Морриса? Вам известно, где он живёт? – спросил я, стараясь не показывать своего волнения.
— Да, конечно, я могу написать Вам его адрес. – в небольшом смятении проговорила девушка – Вообще забавно, Вы уже второй человек, кто спрашивает у меня его адрес.
— А кто же был первым?
— Шакал. Приятель мисс Циммерман. Я даже не вспомню, как его зовут.
— Вот как. Спасибо, Вы мне очень помогли. – проговорил я, принимая из рук девушки листок бумаги, с написанным на нём адресом.
— Не за что! – крикнула газель, когда я уже нёсся обратно к лестнице.
Сейчас у меня имелась лишь одна зацепка – Тиджей. Мистер Моррис. И, насколько я понял, он уже повстречался с парнем Эн. Я вновь был позади всех.

+2

11

΅  За время поездки Эн чего только ни приходило в голову. Она гадала, кому и зачем могла понадобиться, что туда приглашают таким вот способом. Действительно ли понадобилась именно она или эти двое просто выбрали случайную девушку на улице. Хотя, если верно последнее, то лисица, пожалуй, хотела бы сказать пару "ласковых" своему ангелу-хранителю или хотя бы взглянуть на него, потому что после событий этого года ей стало казаться, что крылья у него растут не из того места.
   Впрочем, могло статься, что она действительно очень скоро с ним встретится. Странно, но эта мысль как-то сразу успокоила Эн. Смерть страшна, когда умирают близкие, а ты остаёшься, осознавая, что больше никогда их не увидишь, и ощущая чувство вины за то, что ничего не можешь сделать. А самому умирать не страшно, отмучился сколько положено и всё.
   Такой уж у лисицы был темперамент, что она не могла долго испытывать сильные эмоции, будь то злость, радость или страх. После яркой, обескураживающей вспышки они либо выгорали, либо обдумывались, осознавались и переходили в размеренную, стабильную форму. Получаса в машине для этого, конечно, было недостаточно и если бы подобное случилось с Эн впервые, то скорее всего, она до самого попадания в подвал не смогла бы поверить, что это вообще происходит на самом деле.
   Но к добру или к худу лисица уже сталкивалась с подобным и сейчас ненависть Эн ко всем, кто желает распоряжаться ею без её ведома, только окончательно дошла до кондиции. Ей стало уже неважно, почему это происходит, на первое место вышел сам факт насилия.
   Даже против двоих мужчин у неё было мало шансов, а уж против троих и подавно. Потому, оказавшись в подвале, бежать лисица никуда не собиралась. Собственно, с разбитой щиколоткой, по которой ей досталось дверцей автомобиля, шибко и не побегаешь, тем более по незнакомому, полузаброшенному району. Эн ходить-то было больно, не то что гонки по пересечённой местности устраивать.
   Защититься от них, как ни досадно было это признавать, тоже едва ли получится. От неё зависело только одно. То самое, о чём как раз и говорил баран. И это её вполне устраивало. Эн неловко поднялась с пола и постаралась встать ровно.
   - Значит, будете бить, - согласилась она. – Хорошо бы, если до бессознательного состояния. Или даже насмерть. Лет по пятнадцать за похищение вы уже заработали, но будет неплохо, если хотя бы один насобирает на пожизненное, а если повезёт, то и на электрический стул. – Эн посмотрела на барана так, будто он только что разбил редкую и дорогую вазу династии Мин, которую было безумно жаль, но и склеить уже не представлялось возможным. Именно чувства сожаления и скорби, в её представлении, должен вызывать тот, кто без веской причины испортил жизнь и ей, и себе.
   Из разговоров этой троицы лиса поняла, что их кто-то нанял и что времени у них довольно много, но всё же оно ограничено. Стало быть, нужно его тянуть. Убить её не убьют, если бы им заплатили за это, то вызванивать никого уже не было бы смысла, а всё остальное заживёт.
   Конечно, хорошего в побоях, как и во всей этой ситуации, было мало, но всё же такой исход нравился лисице куда больше, чем то, что ещё могло с нею случиться. Пытаясь унять колотящееся у горла сердце, она переступила с ноги на ногу, потеряла равновесие и едва не упала. К счастью рядом оказалась стена. Эн ухватилась за неё и всё же устояла на ногах, снова нашла надёжную опору и упрямо выпрямилась.
   - За что ты так со мною не спрашиваю. Ты сам едва ли это знаешь. Но хоть сигаретой угостишь напоследок?

+2

12

Ответ лисицы оказался… предсказуем. Выпалив свою гневную тираду, девушка осталась стоять, глядя Раулю прямо в глаза. Со страхом, и с решимостью. Почему-то, глядя на неё, барану вдруг сделалось смешно. Вся эта ситуация напоминала один из этих дурацких фильмов, что постоянно крутили по телевизору. Должно быть, лисица представляла себя сейчас одной из этих однообразных и невзрачных героинь. Очень смелой. Способной выговорить в лицо своему обидчику всё то, что она о нём думала. Однако жизнь всегда следует собственному сценарию. И он разительно отличается от того, что люди привыкли видеть на киноэкранах, или читать в книгах.

   Пожав плечами, Рауль коротко, без замаха, будучи умелым бойцом, ударил девушку в грудь, вышибая из её лёгких воздух. Если человек нарывается, то его следует осадить. Бил он, разумеется, в пол силы. Баран прекрасно знал, на что способен. Ведь в чём-то лисица оказалась права – таинственному заказчику она была нужна живой. И не просто живой, а способной разговаривать. Однако на счёт лёгких увечий речи не шло. Вместе с этим, Рауль почувствовал некое удовлетворение. Только сейчас к нему стало приходить понимание, что всё самое сложное уже осталось позади. Здесь, в их убежище, девушку вряд ли когда-нибудь найдут. Для этого копам потребуется обшарить весь район. И то не факт, что они смогут взять какой-то след. Неприятное чувство, поселившееся в груди Рауля с самого утра, постепенно отступало. И баран упорно отказывался себе признаваться, что это был страх, списывая всё на нервное напряжение. Поэтому, чтобы подкрепить свою уверенность, мужчина ещё раз ударил лисицу. И ещё, и ещё, и ещё. Бил куда попало – по лицу, голове, груди, животу. Рауль вовсе не слышал, издавала ли его жертва хоть какие-нибудь звуки. Стонала от боли, плакала или молила остановиться. В ушах барана стучали тамтамы ярости и негодования, распаляя того ещё сильнее. Сейчас мужчина был зол на всё вокруг. Эту невыносимую жару, нежелающую отступать. Этот город, в котором он вынужден выживать. Того незнакомца, поручившего ему эту работу. Девушку, просто потому что мог на неё злиться. И на самого себя, из-за того что боялся. И лишь чувство того, как его кулаки впивались в податливую плоть, могло успокоить эту злость. И Рауль продолжал бить.

   Занеся свою руку для очередного удара, баран почувствовал на себе чью-то грубую хватку. Кто-то невероятно сильный крепко схватил его, и потащил подальше от девушки. Попытавшись вырваться, Рауль вскоре убедился, что у него ничего не выйдет. Держали его на совесть, не давая сделать ни единого движения. Однако изловчившись, мужчина всё же умудрился ударить того кто на него напал локтем под дых. Следом за этим послышался сдавленный сип, принадлежавший Хью. Вырвавшись из хватки гориллы, Рауль хотел уже было броситься на своего друга, однако пелена ярости уже постепенно отпускала его рассудок.
— Хью, какого хрена?! – буркнул баран, сжимая свои кулаки и сильнее обычного морща лоб.
— Это ты «какого хрена», мужик! – через паузу выдавил горилла, потирая свою грудь – Какого хрена ты делаешь?! Нам же сказали не трогать её, забыл?!
Только сейчас баран осознал, что только что натворил. Стараясь не смотреть на девушку, он молча пошёл в дальнюю комнату. Туда, где стоял диван и холодильник, до отказа забитый пивом.
— Вот-вот, иди остынь! – крикнул ему в след Хью. В ответ он получил лишь средний палец.
Проводив барана тяжёлым взглядом, горилла подошёл к девушке. Сейчас лисица лежала на полу. Её глаза были закрыты, она тяжело дышала но, как оказалось, была в сознании. Неизвестно, чем бы это могло закончиться, если бы Хью не остановил своего друга. Он и раньше подмечал за Раулем неконтролируемые вспышки агрессии, но в этот раз он перешёл все границы. Мужчина просто не мог не вмешаться. Дотронувшись до плеча лисицы, он осторожно потряс её, стараясь тревожить как можно меньше.
- Эй, тебе что-нибудь нужно? Воды? Полотенце, чтобы вытереть кровь? Выпить? – после небольшой паузы проговорил Хью.
Сейчас горилла испытывал неловкость. С одной стороны – это они её похитили. А с другой – этого не должно было произойти. Поэтому он и чувствовал себя виноватым. Однако, мужчина вовсе не знал, чем мог бы помочь сейчас лисице

+2


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды будущего » В ожидании грозы.