Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



10″

Сообщений 61 страница 73 из 73

1

Участники и порядок отписи:
Эн Фейрис и Киан О'Коннор под чутким присмотром Мастера.
Место действия:
Нью-Йорк. Самый конец весы. Ночь, разбитый фонарь, тёмные улицы с поскрипывающими над головой пожарными лестницами и шуршащими по углам пластиковыми пакетами. Далёкие звуки джазбэнда из одного из клубов. Мелкий моросящий дождь, незнакомый район.
Сюжет эпизода:
Всегда приятно, когда о тебе помнят старые знакомые. Потому, когда Эн позвонил Джек Рид, тот самый с которым они когда-то сидели за соседними столами в избирательном штабе Чарльза Харриса, она даже обрадовалась. Оказывается, кот прочёл в газетах продолжение истории Винсента и обеспокоился душевным состоянием девушки после всего произошедшего. По телефону о подобных вещах говорить не очень-то хотелось и они договорились встретиться, чтобы вместе съездить за город и немного развеяться.

0

61

Киану было нечего скрывать, он был простой парень с окраины в чьём тёмном шкафу, если и хранились скелеты, то их регулярно выбрасывали, не давая покрыться паутиной сплетен и домыслов. В бумажнике не оказалось ни фотографий обнаженных красоток, ни пакетиков с героином или марихуаной, только деньги, документы, права, лицензия на оружие и небольшой листок с телефонными номерами. Возможно, будь на месте Эн кто-то другой, то ей в руки никогда бы и не попало потрёпанное кожаное портмоне. Но у лисички был особый статус и доверие со стороны шакала, что выделяло её среди других людей окружавших мужчину в повседневной жизни. Да и сам шакал не считал нужным скрывать что-то от человека с которым решил связать свою судьбу, поскольку прекрасно понимал, что постоянно обманывать не получиться и если тебя не приняли таким, какой ты есть, то глупо из себя корчить респектабельного пингвина. Всё просто. Либо ты доверяешь, либо нет. Если есть что скрывать, то это твоя слабость, которую обязательно найдут и которой воспользуются. По хорошему, Эн Ферис можно было расценить, как слабость, но она же была и силой для мужчины, решившего быть с ней до неприличия открытым, как в тот вечер, когда на них не было одежды и можно было разглядеть всё до малейших деталей.

Наблюдая за действиями женщины, Киан сделал для себя вывод, что ей вполне можно доверить ведение их общих финансовых дел. Обычно люди складывают сдачу в свой карман, а это вернула её в портмоне, а потом и само портмоне перекочевало в задний карман кожаных штанов.
- Открой ротик пошире и попытайся дотянуться подбородком до груди… - посоветовал Киан, перехватывая из рук увесистый пакет.
- Давление немного выровняется и неприятные ощущения пройдут…
Свободной рукой шакал провёл про волосам возлюбленной и погладил пальчиками мягкие ушки, после чего ладонь скользнула по шее, плечам и спинке, остановившись на талии. Киан прижал к себе свою половинку и не оглядываясь на медведя, направился к выходу.
У самых дверей, мужчина вновь пристально изучил бензоколонку.
- Эн, они простые воришки, которые не будут рисковать своей шкурой ради пары сотен баксов. Им проще попытать удачу в другом месте, чем лезть под пули с риском стать клиентами похоронного бюро. Они могли обобрать Балу и смыться, если бы я не вмешался, но у старика нервы в последние годы сильно сдают, мог и выстрелить… - Киан толкнул дверь ногой и вывел девушку на улицу.
- У меня пули со стальным сердечником, цельнометаллические, девятый калибр. Максимум у парней будет дырка в плече и рваное ухо. Стрелял я в мягкие ткани, так что достаточно будет промыть, перевязать и через пару недель всё затянется. А вот если бы выстрелил Балу… Дробь, картечь или жиган двенадцатого калибра… Одно попадание и всё…
Шакал усмехнулся, направляясь к мотоциклу.
- Так что, считай, что всё обошлось малой кровью и без жертв. Если парни умные, то поймут это и больше в чужие районы лезть не будут. Если совсем дурные, то залижут раны и попытаются отомстить, в чём я сильно сомневаюсь. Они не местные, даже не из Бронкса. Ты видела, как эти пижоны разодеты? Строят из себя мафиози, да только Доны не лезут в наши дела, максимум вербуют себе вышибал.
О’Коннор положил пакет с продуктами в одну из мотоциклетных сумок, уселся сам и подождал, когда лисичка займёт место за спиной. Завёл мотор и неспешно двинулся в сторону дома.
Ему хотелось обьяснить, что ничего страшного не произошло и всё в рамках принятых на улице правил, но для того чтобы рассказать требовалось время, а чтобы понять, для этого нужно было жить в Бронксе какое-то время. Не зря же говорят, что не так страшен чёрт, как его малюют. Или это сам Киан уже настолько привык к происходящему вокруг, что не обращал внимания на то, что так взволновало его возлюбленную.
- Так что не переживай, милая. Бронкс есть Бронкс, а я часть его. Я вырос на этих улицах и с многими из тех, с кем сейчас дружу или враждую, я учился в одной школе…
Разумеется, говорить о том, что и с падонками, что напали на Эн в тот вечер, он тоже учился в одной школе, но в разных классах, говорить Киан не стал.

- Вот мы и дома… - Нежно прорычал шакал и, заглушив мотор, поднялся на ноги и поднял Эн на руки, а потом и пакет умудрился достать, не уронив не только бесценный груз, но и не опрокинув мотоцикл. Несколько минут Киан просто стоял, удерживая девушку на руках и целовался, жадно лаская и прихватывая её губки своими. Над головой было ясное серое небо в котором висела круглая луна. Наверно, в других районах города, где уличное освещение получше, неба не разглядеть, но здесь и сейчас, в на тёмной улице, они стояли под звёздным небом и растворялись в нежных прикосновениях.
Чуть скосив глаза, мужчина посмотрел в сторону, оценил куда нужно идти и неспешно понёс свою женщину к двери. Как они поднимались по лестнице Киан не запомнил, казалось, что на каждой ступеньке они проводили целую вечность.

+1

62

΅  - Мне доводилось видеть, что бывает с человеком после выстрела из дробовика. Сосед однажды надумал попугать свою супругу, - кивнула Эн, усаживаясь позади шакала на мотоцикл. – Правда, патрон был не с дробью, а с прессованной бумагой, но с близкого расстояния тоже вышло… впечатляюще. Лица у него практически не осталось.
   Это было давно и корсак говорила совершенно спокойно, просто констатируя факт, но уже не испытывая по этому поводу никаких эмоций. Она тоже выросла не в оранжерее и вокруг всякое случалось, опасное, смешное, ужасное, глупое, нелепое. Эн попадала в самые разные ситуации, но всё благополучно пережила и со всем справилась, потому что привыкла, что у неё есть дом, где тихо, спокойно и всегда можно найти убежище.
   Так было в доме её родителей и точно так же в её нынешнем доме, пусть до недавнего времени в нём не жил никто, кроме самой Эн. Она уселась на заднее сиденье, обхватила Киана руками и прижалась щекой к прохладной чёрной коже куртки. Объяснение шакала женщину вполне удовлетворило. Если эти ребята постоянно грабят, едва ли они станут связываться с полицией. Откровенно говоря, Эн не очень жаловала носителей формы, что военных, что полицейских. Хотя недавно она познакомилась с человеком, который почти изменил её мнение относительно последних.
   До дома на колёсах оказалось гораздо быстрее, чем пешком. Лисца тихо ойкнула, когда Киан взял её на руки, и торопливо обняла его за шею.
- Это очень приятно, - шепнула она, - но может, лучше нести продукты, а я пойду ножками?
   Не долго думая, шакал подхватил и покупки тоже и прямо так направился к подъезду. Эн оставалось только притворно возмущаться и хихикать над его упрямством. Впрочем, и возмущения хватило ненадолго. Стоило оказаться в четырёх стенах парадной, создававших пусть мнимое, но всё-таки вполне осязаемое укрытие, как лисица сама прильнула к нему и, наконец-то, по-настоящему поцеловала.
   Она так сильно соскучилась, но до сих пор не могла этого сделать, потому что вокруг постоянно кто-нибудь был и приходилось думать о чём-то ещё. А теперь лисичка расслабилась и, кажется, совсем позабыла о времени. Ей нравилось целоваться. Может быть, даже больше, чем заниматься любовью. Второе, конечно, очень приятно, в буквальном смысле до умопомрачения, но в финале удовольствие всё-таки у каждого получается своё. А поцелуи… это совсем другое. Это квинтэссенция близости.
   Пусть наслаждение от них не такое острое и оглушительное, зато его можно разделить с любимым человеком. Ведь когда целуешь кого-то по-настоящему, мир отодвигается куда-то за границы восприятия и вы остаётесь только вдвоём. Всё внимание сосредоточенно на том, кто сейчас рядом, и в этот момент ты в полной мере обладаешь тем, что желанно более всего. Вот поэтому секс возможен и без чувств, просто как эгоистичное удовлетворение физиологического желания, но поцелуи – никогда. Целовать чужого мужчину так самозабвенно просто невозможно, а может и откровенно неприятно.
   Дверь квартиры, наконец, закрылась за ними и дальше по плану шёл ужин, который сначала пришлось бы ещё приготовить. Но оторваться друг от друга было так непросто. Эн всё-таки встала на ноги, но и покупки были поставлены на пол. У Киана освободились руки и вместо тог, чтобы думать о готовке, корсак почему-то вспомнила совсем другую сцену на кухонном столе.
   Если подумать, ведь они не так уж и голодны. Ужином можно будет заняться и через час-полтора. Сколько там жарится курочка?.. Минут сорок? Ещё ведь не слишком поздно, а даже если и так, они всё равно смогут отоспаться завтра. И вообще, она слишком много думает о всякой ерунде. Ладони лисички забрались шакалу под куртку, прошлись по жилистым бокам, ненадолго остановились на старых шрамах и, плавно двигаясь против шерсти, поднялись по спине. Куртку потянуло назад, она начала мешать и Эн помогла Киану спустить её с плеч, но в итоге так и не дала снять полностью.
   В последний момент, когда шакал был вынужден опустить руки, чтобы снять её, лисица потянула за полы куртки, почти связав его таким нехитрым способом, и шутливо толкнула, прижимая к стене. В узком коридорчике это оказалось несложно и Киан упёрся спиной, кажется, не вполне понимая, что происходит. Эн потянулась к нему, но, остановившись за мгновение до очередного страстного поцелуя, лишь нетерпеливо потёрлась щекой о щёку. Соблазн начать с десерта оказался слишком велик, но прежде чем его съесть, тоже нужно было кое-что сделать.
   - Иди в душ, - выдохнула она, наощупь разыскивая выключатель, и в прихожей, наконец, загорелся свет. – Только дверь не запирай…

+1

63

Странное чувство, когда идёшь, идёшь, а ступеньки и поцелуи не заканчиваются.  Пару раз даже показалось, что они прошли три десятка этажей и должны оказаться на крыше небоскрёба, но то была лишь иллюзия и желание не прекращать чарующее волшебство, которым наполнялась голова каждый раз, когда губы соприкасались. Хотелось, чтобы прикосновения никогда не заканчивались, именно по этой причине хлопнувшая за спиной дверь вызвала некое чувство досады. Чем-то Киану это напомнило боксёрский гонг, возвещавший о том, что спортсменам нужно прерваться. В прочем, если проводить аналогии с боксерским поединком, то после небольшого перерыва их ждёт второй, третий, четвертый и… пятнадцатый раунд.
Предвкушая долгие, нежные ласки шакал и не заметил, как оказался в умело расставленной Эн ловушке. Ткнувшись спиной в стену, он с нескрываемым любопытством наблюдал за своей возлюбленной. Девочка явно что-то задумала и дразнила его, играя с огнём, как ребенок играет со спичками. А ведь ирландец уже дымился и был готов вспыхнуть, взорваться, как динамит, набросится на женщину и объять её всепоглощающим пламенем страсти и нежности. Может быть так сказывался алкоголь, длительная разлука или просто радость от встречи, но во рту Киана пересохло и он сухо сглотнул, когда Эн вместо поцелуя потёрлась щекой о его щеку,

- Мда… Ты права… - прорычал мужчина скидывая чопперы и косуху на пол.
За минувшую неделю он как-то совсем подзабыл про прачечную и уже более трёх дней не менял майки. Разумеется, что в таких условиях не только одежда, но и он сам, пропах адреналином, сигаретами, дешевым виски, бензином и выхлопными газами. Следовало привести себя в порядок и в этом отношении мысли женщины ему были понятны
- К чему мне запираться? Чего ты там не видела? – хохотнул Киан, потёрся щекой в ответ и, подхватив пакет, отнёс его на кухонный стол. На обратном пути он стащил с себя майку и кинул в корзину для белья. Немного задержался у стула, чтобы снять с себя штаны и убрать пистолет в ящик. Потом, сверкая голыми ягодицами, направился в ванную комнату и скрылся за дверью. Через несколько минут послышался шум воды.

Сделав воду похолоднее, шакал включил душ и встал под упругие струи, ощущая, как приятный холодок пробирается к телу, заставляя шерсть вставать дыбом. Голова немного прояснилась от алкоголя, хотя и продолжала кружиться от радости. Киан даже позволил себе улыбнулся от переполнявшего чувства радости, которое сейчас испытывал, осознавая, что Эн вернулась к нему. Или за ним?
Киан вновь задумался о своём прошлом и будущем, но достаточно быстро понял, что разучился строить далёкие перспективы и мечтать. У него есть жизнь, каждый день и каждый час она преподносит что-то новое и необычное с чем приходится разбираться по обстоятельствам. А вот какими будут обстоятельства завтра, шакал не знал. Неодобрительно фыркнув, он взял кусок мыла и принялся намыливаться с ног до головы, старательно смывая с себя грязь, тревоги и запах уставшего тела. Следом за мылом был взят шампунь, после которого влажные и слегка отжатые волосы, черно-серым водопадом легли на плечи.

+1

64

΅  Проводив Киана взглядом, Эн многозначительно улыбнулась и заглянула в пакет с продуктами. Разобрать его можно было и позже, но курицу уже сейчас не помешало бы закинуть в раковину, чтобы оттаяла к тому времени, как дойдут руки её приготовить, а мороженное наоборот следовало положить в холодильник. Закончив с этим, лисица прошлась по комнате, с удовольствием отметив, что за время её отсутствия практически ничего не изменилось. Немного похозяйничала, расстелив постель и приоткрыв кухонную форточку. В квартире не было жарко, наоборот, на улице сейчас казалось теплее, чем в комнате, но она решила, что свежий воздух им точно не помешает.
   С волнительной смесью робости и нетерпения Эн то и дело поглядывала на дверь, за которой скрылся шакал. Временами он казался ей таким искушённым, что становилось немного тревожно, а вдруг она что-то сделает не так. От этого ощущения постоянного экзамена бывало не по себе, хотя лисица прекрасно понимала, что всё это глупости. Никто её ни с кем не сравнивает, точно так же, как не сравнивала и она, пусть у Киана для этого наверняка имелось гораздо больше возможностей, чем у Эн.
   С тихим жужжанием разошлась молния на платье и в длинном треугольном просвете мелькнули светлая кожа и вишнёвое кружево. Раздевание женщин, как и их одевание, не терпит спешки. Лисица неторопливо спустила чулки, выбралась из платья, а затем и из всего остального, сложив одежду аккуратной стопочкой, и на цыпочках подошла к двери, за которой шумела вода. Сейчас, если петли не скрипнут, то получится момент как в кино. Очень осторожно приоткрыв дверь, она заглянула в ванную комнату, а потом, легко изогнувшись, просочилась туда целиком и обняла шакала со спины.
   Вода, в которой он плескался, оказалась довольно-таки прохладной и Эн повернула горячий кран, собираясь добавить тёпленькой и совершенно позабыв, что делать это следует осторожно. Душ фыркнул, чихнул и закашлялся, обдав обоих залпами брызг разного калибра и температуры. Женщина взвизгнула и спряталась за Киана и, хотя напор через минуту пришёл в норму, момент "как в кино" оказался безнадёжно испорчен. "Да и ладно", – подумала Эн, выглянув из-за спины шакала и каким-то непостижимым образом тут же оказавшись в его объятьях.
   - Какой ты у меня храбрый, - ласково прижимаясь, проворковала она, - и от продавца в магазине защитишь, и от взбесившейся сантехники...
   В голове эта фраза звучала гораздо лучше, но произнеся её вслух, лисица сразу поняла, что получилось не совсем то, что она собиралась сказать. Эн растеряно умолкла, а потом, осознав всю комичность ситуации, весело фыркнула и уткнулась Киану в плечо. В его храбрости, конечно же, не было никаких сомнений, просто сказала она об этом так, что сдержать смех оказалось очень трудно. Да и зачем сдерживаться? Раз уж можно даже такие маленькие и не очень неприятности превратить во что-то положительное, то почему бы этого и не сделать?
   Приступ веселья затих так же, как начался, и лиса, одарив своего героя поцелуем, больше уже не захотела останавливаться. Они вновь целовались и соприкосновение двух обнажённых тел вызвало у обоих вполне естественную реакцию. У Эн она, конечно, была не столь очевидна, но от этого не менее ощутима. Близость Киана пьянила не хуже самого забористого виски, только тепло было не таким обжигающим и исходило не из желудка, а откуда-то из низа живота.
   И точно так же, как спиртное, это пьянящее чувство подталкивало к тому, чтобы потакать желаниям. Своим и Киана. Впрочем, едва ли Эн сейчас их разделяла. Лисица потёрлась об него бёдрами и соскользнула вниз, становясь на колени. Она ещё не вполне представляла, что будет делать, но зато теперь действительно получила возможность разглядеть шакала. Всё-таки, когда Киан спрашивал, чего она не видела, то, скорее всего, предполагал, что ей нечего будет ответить, а вот сама Эн считала, что не видела ещё очень многого.
   В прошлый раз, когда им довелось ночевать вместе, лисица разглядывала его больше украдкой. Было в этом что-то ребяческое, как когда делаешь что-то наперекор запретам старших и трудно понять, увлекает ли тебя это запрещённое занятие или оно настолько увлекательно, именно потому что запретно. Теперь это ребячество продолжилось. Эн обхватила член ладошками, сдвинула кожу к основанию, глянула на Киана, не запретит ли он ей, и осторожно провела языком по обнажившейся красной плоти.

+1

65

Киан стоял под душем и продолжал размышлять о том, что с ним приключилось за минувшую неделю. Холодная вода по прежнему ласкала его тело и шакалу казалось, что он стоит где-то в горах ирландии посреди векового леса, а капли это лишь дождь. Почему-то он очень любил дождь, любил грозу, гром и сверкающие молнии, любил запах озона и шелест опалой листвы под ногами, любил ветер пронизывающий до костей и серое, высокое осеннее небо. Немного замечтавшись, он прикрыл глаза и незаметил, как в небольшую ванную комнату проникла Эн.

   Её объятия оказались неожиданностью, заставив тело чуть вздрогнуть, а глаза широко распахнутся. Буквально через секунду напряжение спало и мужчина тихонечко зарычал, наслаждаясь тем, как руки лисички скользят по его телу. Вот только ручки не остановились, а дотянувшись до смесителя, повернули вентиль и сверху брызнули капли кипятка, перемешиваясь с ледяными. Плечо и шею неприятно обожгло, но это было лишь из-за разницы температур. Как-то по привычке, Киан подставил плечо под основные брызги, закрывая свою женщину, а когда «фыркающий кран» закончил извергать из себя потоки льда и пламени, повернулся к ней лицом, притягивая к своей груди.
- Если потребуется, я тебя спасу даже от взбесившегося пылесоса… - стараясь подражать тону Эн, прорычал шакал, нежно улыбаясь и глядя в глаза возлюбленной. Возможно неумело и несколько топорно, но мужчина постарался поддержать шутку, поскольку сам не видел ничего героического в заботе о своей женщине, считая это чем-то само-собой разумеющимся.
"- Надо будет завтра починить, чтобы Эн не ошпарилась… И к ней заехать, тоже починить…"
   Киан вспомнил, что лисичка говорила, что у неё точно такая же проблема со смесителем, а значит у Луи нужно будет взять два смесителя на замену. В прочем, какие могут быть мысли о сантехнике, когда рядом находилась столь очаровательная женщина, которая одним своим поцелуем перемешала все мысли, ворвалась ураганом в сознание и раздула в груди из маленькой искорки самый настоящий пожар. Тело отреагировало моментально и губы принялись жадно целовать Эн, пока она не скользнула вниз, выбираясь из ласковых объятий.

   Чуть опустив голову, шакал проследил за действиями лисички, понял её намерения и прикрыл глаза, отдаваясь во власть её прикосновений и ласк. Расслабившись,  мужчина приготовился принять всё то, что она для него приготовила. И каким бы ни был его прежний опыт, сейчас это не имело никакого значения, поскольку они учились чувствовать друг друга, искать точки удовольствия, исследовать тела и души, принимать  и понимать то, что каждый хотел отдать и ценить ту близость, что возникла между ними. Сравнение и прошлый опыт были направлены на других, но новые люди, новые отношения, новое будущее, всё было новым и требовало пройти путь ошибок и притирки. Вот и сейчас, не концентрируясь на каких-то конкретных ощущениях и ожиданиях, Киан был расслаблен, чтобы в полной мере насладиться подарком, который хотела преподнести Эн. Пусть она сама сделает всё то, что хочет и так, как сочтёт нужным. Позже, он сможет подсказать ей, если потребуется, а пока…

   Горячий и влажный язык скользнул по нежной коже, вызывая приступ сладкой истомы и заставляя член откликнуться пульсацией крови. В голове зашумело и пришлось даже облокотиться руками на стену.
- Продолжай. Не останавливайся. Сделай всё так, как хочешь… - тихо прошептал Киан, запрокидывая голову и чуть расставляя ноги, чтобы не упасть.

+1

66

΅  Едва заметно улыбнувшись, Эн опустила глаза и не стала говорить Киану, что чтобы чего-то хотеть и что-нибудь планировать, нужно иметь хоть какой-то опыт. Которого у лисицы, конечно же, не было и теперь она с некоторым удивлением открывала для себя, что даже самый сильный и стойкий из мужчин местами может быть очень даже нежным и чувствительным. А ещё удивительным для неё оказалось то, что шакал и правда, выглядел очень аппетитно. Эн вроде бы не была голодна, но от одного его вида рот почему-то наполнялся слюной, а на языке появился устойчивый сладковатый привкус.
   Это напомнило об оставшемся в холодильнике мороженном и, хотя Киан вовсе не был холодным, а очень даже наоборот, она стала делать с ним точно так же, как если бы ела эскимо, осторожно прихватывая губами и слизывая подтаявшее лакомство. От шакала немного пахло мылом и влажной шерстью. Шумящие потоки воды, разбиваясь о его спину и плечи, скатывались вниз и на лисицу попадала лишь лёгкая водяная взвесь, которая совершенно ей не мешала, только собиралась мелкими блестящими капельками на волосах и ресницах. Эн изредка моргала, чтобы стряхнуть их, но восновном всё её внимание занимал Киан.
   Налившийся возбуждением член не везде оказался одинаково чувствительным. Особенно чутко отзывалась на прикосновения маленькая перетяжка на нижней стороне, чем-то похожая на ту, что находится у корня языка, и самая вершина с плотно покрытым отверстием. Это лисица выяснила, осторожно попытавшись забраться внутрь кончиком языка и, посмотрев на реакцию, пока решила больше так не делать. Повышенное внимание именно к этому месту объяснялось довольно просто. Не трудно было догадаться, что именно оттуда выплёскивается семя, а эта интригующая подробность близости почти всегда остаётся для женщины тайной за семью печатями. В самый кульминационный момент любовник обычно находиться глубоко в ней и если почувствовать, как это происходит, ещё удаётся, то увидеть – практически никогда. Что, на самом деле, очень досадно.
   Из своих ощущений Эн запомнила лишь несколько толчков, немного отличающихся от других, а учитывая, что тогда она была занята собственными переживаниями, то можно сказать, что практически ничего не запомнила. И хотя переживания эти были восхитительными, но всё же это как-то немного странно, что ласкающие друг друга любовники наслаждаются процессом хоть одновременно, но всё равно по-отдельности. Лисице казалось, что она могла бы более полно разделить с Кианом этот момент. Возможно, это были лишь фантазии молодой и не слишком опытной женщины, но так или иначе, попробовать было бы очень интересно.
   Между тем, отыскав самые чувствительные места, Эн сосредоточилась на них, а чтобы не оставлять необласканным всё остальное, облизала ладони и принялась оглаживать член ими. То, что всё должно быть влажно, она поняла сразу и без каких-либо экспериментов над Кианом, просто догадавшись об этом из собственных ощущений, которые ей доводилось испытывать раньше. Даже тот невеликий опыт, что был у лисы, в итоге пригодился, но всё же очень много Эн ещё не знала и любопытству её не было придела.
   Обхватив губами головку и обводя вокруг кончиком языка, лисица попыталась ввести её поглубже, что при торчащем кверху члене и довольно-таки острых зубках оказалось не так-то просто. Но, в конце концов, Киан был не каменным, хотя сейчас на это и было похоже, и Эн потянула пульсирующую мужскую плоть немного вниз, постепенно сдвигаясь губами к её основанию. Удобное для обоих положение отыскалось неожиданно легко и лисица смогла двигаться спокойно, не опасаясь каждую секунду оцарапать нежную кожу, которая с приливом возбуждения становилась ещё чувствительнее.
   Теперь член упирался в нёбо и практически сам скользил по нему, так что между зубами оставалось достаточно пространства, а Эн больше не напрягала челюсти и шею, сжимая его только губами, и безбоязненно покачивалась всем телом, постепенно увеличивая амплитуду. Губы и нёбо горели от трения, слюна сделалась вязкой, а сладковатый привкус становился всё настойчивее. Лисица убрала ладони, положив их мужчине на бёдра, и прижалась к нему, в первый раз вбирая член до конца. Размеры её рта и мужского достоинства Киана явно друг другу не соответствовали, головка упёрлась в мягкое нёбо, а затем с некоторым усилием проскользнула дальше в узкое горлышко.
   Не будучи готова к такому повороту, Эн поперхнулась и отпрянула. На глазах выступили слёзы, но она ни не подумала останавливаться. Через пару минут, отдышавшись и немного придя в себя, она попробовала ещё раз, но уже более осмысленно. Прикосновения к находящемуся в глубине маленькому язычку обычно вызывают тошноту, но в этот раз ничего подобного не было. Вместо этого упругие мышцы горла начали ритмично сжиматься, то ли норовя вытолкнуть посторонний твёрдый предмет, то ли собираясь протолкнуть его ещё дальше.
   Поглощённая этим ощущением, Эн обняла Киана за бёдра и замерла, но быстро поняла, что в таком положении она не может дышать. Пришлось отстраниться, чтобы сделать несколько вдохов, а потом всё повторилось снова. С каждым разом спазмы становились всё сильнее, пока горячая пульсация не скатилась в низ живота и оттуда не растеклась по всему телу. Эн накрыло оглушающей волной наслаждения и она пришла в себя только когда от нехватки кислорода закружилась голова. Продлевая мучительное удовольствие, она медленно отодвинулась назад и взглянула на шакала полными обожания глазами. Это было не совсем то, на что рассчитывала лисица. Собственно, она вообще не поняла, что это было, хотя точно не отказалась бы повторить.
Но желания, как это частенько случается, не совпадали с возможностями. Если повторить такое прямо сейчас, то Киан точно получит на руки бесчувственную тушку лисы, что ни ему, ни ей было совершенно ни к чему. Поэтому, глубоко и часто дыша, Эн поймала раскрасневшийся член губами и положила ладонь шакала себе на затылок, чтобы он сам смог направлять её движения. Пока, взявшись изучать мужчину, лисица узнавала больше о себе, чем о нём, что, впрочем, вовсе не означало, что она так просто откажется от этой затеи.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-08-09 21:18:42)

+1

67

Мужчина расслабился, обратился в чувства и позволил своему разуму плавно покачиваться на волнах удовольствия в такт движениям головы Эн. В самом начале эти движения были осторожными, робкими, проверявшими пределы возможностей и грани дозволенного, но по мере изучения, ласки становились более интенсивными и откровенными. Исчез страх, исчезло чувство опасения, что можно сделать что-то не так. Даже на прикосновения зубов к мягкой и нежной плоти, отзывались томным стоном, а по телу шакала пробегала судорога удовольствия.
   Мягкие женские губки ласкали ствол налитого кровью стержня, скользя по нему от самого кончика до основания. Оказываясь в ротике лисички член начинал пульсировать и выделять смазку, которую Эн смогла распробовать на вкус, попытавшись проникнуть язычком в небольшое отверстие на самом кончике. Вкус оказался мягким, чуть сладковатым и солоноватым одновременно. Определенно, Киану нравилась её затея и он даже стонал громче обычного, скользя коготками по голове лисички и погружая пальцы во влажные волосы. Вместе с тем, Эн всё активнее ласкала тело мужчины, добавив к процессу руки и пытаясь заглотить его как можно глубже. И у неё получилось, стоило лишь немного настойчивее потянуть член вниз и изменить его положение, как головка с лёгкостью проскользнула дальше, легонечко задевая нёба и горлышко.
   Киан утробно зарычал, его когти скользнули по плечам мисс Фейрис, тело выгнулось бросая бёдра навстречу томительному плену. Облизывая пересохшие губы, шакал сожалел, что они сейчас не на постели и у них нет возможности взаимно ласкать друг друга. В ванной были опасения упасть, когда в глазах потемнеет, а ноги подогнуться в приступе оргазма. По этой причине приходилось постоянно возвращать себя в реальность, не позволяя голове отключаться полностью. Как оказалось не зря. Эн несколько увлеклась ласками, не рассчитала собственных возможностей и едва не поперхнулась, вынудив Киана резко дернуть бёдрами в обратную сторону. Желтые глаза широко распахнулись, в них читалась тревога и настороженность.
   Мужчина явно переживал за состояние лисички не желая сломать ту с кем намеревался провести больше времени, чем со всеми остальными женщинами вместе взятыми. Лишь убедившись, что с возлюбленной всё в порядке, он молча прикрыл глаза и облокотился спиной о стенку душевой, готовый к продолжению. И оно последовало. Ритмичные движения горлышка тугими пульсирующими кольцами обхватили член, сжимая его практически по всей длине и лаская губками у основания и мышцами гортани у самой головки. Невозможно описать словами, насколько это невероятные ощущения, их можно сравнить разве что с крепкими объятиями, когда руки и тела сплетаются воедино, но и это будешь лишь малая толика ощущений того, как ощущает себя мужчина, будучи обласканным по всей длине. Возможно, женщины ощущают нечто подобное, когда их лоно плотно занято партнером и в нём не остаётся свободного места, а каждое движение и удар сердца, разносится по телу волной невероятного наслаждения.
   Сейчас происходило нечто подобное. Волна за волной прокатывались по телу спазмы, заставляя дергать головой, тяжело дышать и рычать от переполняющего возбуждения. Гнетущее чувство тяжелого напряжения становилось всё сильнее и с каждой минутой всё сложнее было сдерживать приближение разрядки. Когда же Эн переместила ладонь Киана себе на голову, шакал благодарственно зарычал, восприняв этот жест, как просьбу: «Помоги мне, я хочу доставить тебе удовольствие, но не знаю твоего ритма и предпочтений...». Будучи уже на грани, шакал осторожно положил на голову и вторую ладошку, чуть потрепал лисичку за ушки, почесал коготками кожу головы и плавно качнул бёдрами вперёд и назад, подстраиваясь под дыхание Эн, чтобы ей было комфортно.
   Движения были плавными и размеренными, на одно глубокое проникновение приходилось несколько неглубоких, позволявших вздохнуть и немного прийти в себя. Невероятно, но Эн стала ощущать, как Киан расслаблял свой член при глубоком проникновении, что делало его мягким и эластичным, легко проникающим и доставляющим меньше неприятных ощущений. Несколько минут заданный ритм не менялся, пока бурлящая волна жара не прокатилась по всему телу шакала, заставляя шерсть встать дыбом. Но перед тем, как взорваться, буквально на несколько секунд, Киан замер и постучал пальчиками по голове женщины, давая ей возможность выбора, как поступить дальше, успеть отстраниться или принять в себя горячую магму мужского семени.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-08-11 15:43:30)

+1

68

΅  После первой скоротечной и немного странной, но всё же не менее приятной разрядки проблемы и мысли о них, сковывающие разум и тело, канули в небытие, и Эн сделалась мягкой и гибкой, легко следуя за движением рук Киана. Пальцы ласково сжимали уши лисицы и она находила какое-то особенное удовольствие в том, чтобы просто подчиняться им, ни о чём не задумываясь. Чутко прислушиваясь к малейшим движениям шакала, Эн позволила себе утратить связь с реальностью, оставив ему заботиться обо всём и полностью растворившись в действе.
   Казалось бы, она не должна была испытывать при этом что-то особенное, ведь люди едят, пьют и ничего такого с ними не бывает. А вот поцелуи уже совсем другое дело. То же, что происходило сейчас, было гораздо более возбуждающе, чем поцелуи. Вероятно, в этом и крылся секрет её эмоций, а может в том, что она старалась проникнуться ощущениями Киана. И ей удавалось. Эн почувствовала, когда шакал перестал сдерживаться, позволяя себе приблизиться к пику удовольствия, как он не просто стал принимать то, что делала она, и сам начал стремиться к нему, как оставил ей выбор, что сделать в последний момент.
   С таким осторожным и предупредительным мужчиной это было легко. И, хотя он не то что не настаивал ни на одном из вариантов, а даже не намекнул ей ни о чём, ещё лисица почувствовала, что Киану всё-таки больше понравится, если всё останется как обычно. Никаких объективных причин думать так не было, но интуиция подсказывала именно это. Ведь первый раз всегда немножко экзамен, проверка того, как далеко можно зайти и на что решиться, время обозначить какие-то границы. А Эн не хотела, чтобы их что-то разделяло.
   У неё ещё будет возможность удовлетворить своё любопытство, может быть, даже сегодня, а может, когда-нибудь после. Это не так важно. Но сейчас лисица никак не отреагировала на его предупреждение, просто продолжая двигаться в том же ритме. Несколько коротких движений, одно глубокое, несколько коротких… В последний момент она уткнулась носом в живот Киана, и так замерла, осторожно шевеля языком и стараясь ничем его не отвлекать.
   Горло снова ритмично сжалось несколько раз, но на этот раз мужская плоть отозвалась тем же самым и внутри сделалось горячо. Больше Эн не делала ничего, оставив Киану возможность в полной мере насладиться моментом, и отодвинулась только тогда, когда он сам попытался отстраниться и потянул её за ушки. Она опять ничего не распробовала и не увидела, но, тем не менее, лисица была довольна собой. Пожалуй, даже больше, чем обычно.
   Когда собственное тело отзывается на ласки и выгибается от наслаждения, а разум проваливается в звенящую пустоту, это нечто. Но когда делаешь то же самое со своим мужчиной, получаешь совсем иное, моральное удовлетворение. И хотя всё происходит предельно просто и понятно, но всё же есть в этом нечто таинственное и необъяснимое, ведь совершенно одинаковые на первый взгляд действия могут стать как лучшим доказательством любви и заботы, так и доказательством их отсутствия.
   В этот раз тоже свершилось определённое таинство и счастливая лисица, так и не встав с колен, обняла Киана и, облизываясь, прижалась к его животу. Дыханье её постепенно выровнялось и теперь можно было спокойно подняться, не опасаясь поскользнуться или оступится. Ну, и уже пора бы было, в конце концов, заняться ужином. Эн оперлась о локоть шакала и встала на ноги, оказавшись с ним лицом к лицу.
   - Ты вкусный, - чуть-чуть соврала она, решив, что в следующий раз обязательно убедится в правильности этого утверждения, - но надо подумать о чём-нибудь более существенном. Заканчивай, а я пойду, поколдую на кухне, - и, поцеловав его, потянусь за полотенцем.

+1

69

Несколько секунд Киан всё же смог удерживать в себе бушующие страсти, что рвались наружу, буквально раздирая изнутри на части, но когда возбуждённое сердце сделало свой пятый удар, тело содрогнулось раз, затем два, вытянулось в струну и выплеснуло раскалённую магму из недр бушующего вулкана. Запрокинув голову, мужчина застонал от удовольствия и невероятного чувства облегчения, что накрывало с головой, сбрасывая скопившееся напряжение с каждым новым импульсом. Первые два импульса оказались самыми сильными и никак не меньше восьми баллов по шкале Рихтера. Они обильно выплеснули семя из напряженных чресл и постепенно стали угасать, как стало угасать и напряжение в каждой клеточке тела.

   Невероятно, но одни и те же события с разными людьми ощущались иначе и, чем больше была привязанность и желание, тем острее оказывались впечатления. Судя по тому, что сейчас происходило с мужчиной, Эн стала для него тем самым катализатором, который был способен запустить атомный реактор или погасить солнце. Нечто подобное, как раз и происходило, поскольку свет перед глазами дейсвтительно померк, оставив шакала в блаженной звенящей темноте, тишине и пустоте, в которой улавливались только тактильные ощущения да биение собственного сердца.

   Сильные руки мягко и бережно прижали голову лисички к животу и принялись неторопливо её поглаживать, скользя по волосам, ушкам, затылку и щекам. Женщина так же могла ощутить, как напрягаются мышцы пресса, чей рельеф хорошо был различим под слоем влажной шерсти. В мерном дыхании шакала чувствовалась некая невероятная первобытная сила, причудливым образом переплетавшаяся с безграничной нежностью и заботой.
   Вода продолжала шуметь каплями дождя, стекать водопадом по спине, тёплыми потоками струиться по размякшим телам и ласкать тех, кто замер в ощущении волшебного чувства единения двух сердец. Хотелось, чтобы это длилось вечно.
   Придя наконец то в себя, шакал склонил голову, лукаво улыбнулся и отрицательно мотнул головой, помогая лисичке подняться на ноги. Обнял за плечи и прижал к груди.
- Не самый лучший вкус у мужчины, когда он выпил алкоголь...
Взяв личико Эн в свои ладони, притянул и поцеловал, скользя язычком по губам. Не желая расстраивать любимую, шакал решил, что обязательно порадует женщину, наевшись фруктов, особенно ананасов, а сегодня, если бы он только знал, что Эн приедет, то не стал бы в себя вливать и капли спитрного.
- Я уже "Закончил" и теперь моя очередь тебя попробовать! - улыбнувшись, Киан хитро подмигнул и выключил душ, выпуская лисичку из своих объятий. Провел руками вдоль своего тела, отжимая шерсть и выбираясь следом за возлюбленной.
- Я же не утка, чтобы часами плескаться... - последовал лёгкий шлепок по аппетитной и упругой попке, а в следующее мгновение, шакал схватил своё полотенце и вытер голову, совершенно не заботясь о том, что тело и плечи всё ещё влажные.
- Может быть тебе чем-то помочь, моя колдунья? Приказывай, я в твоей власти. Слушаю и повинуюсь каждому твоему слову.
Ки поставил полотенце на голове на манер турецкого тюрбана, скрестил руки на груди и поклонился, подражая джину из волшебной лампы.

+1

70

΅  Оказывается, чтобы мужчина был вкусным, его тоже надо правильно приготовить. Ну, или скорее правильно кормить. Эн невольно задумалась над тем, а что она сама сегодня ела. Кофе и бутерброд с сыром, на обед был салат с кусочком мяса, горсточка грецких орехов где-то между ними, потом ещё груша. А поужинать она не успела. Вернее сказать, просто позабыла об этом, когда собиралась к Киану. Вроде бы всё как обычно, потому что на ужин у лисицы тоже часто бывало кофе с какими-нибудь бутербродами или шоколадкой. Для себя не очень-то хотелось готовить, к тому же и пользы от этого было не слишком много, на сытый желудок голова совсем не хотела работать и сочинялось очень плохо. А сейчас она и вовсе не думала об этом.
   Киан перевоплотился в сказочного джина и лисица весело рассмеялась, показав небольшие, но острые клыки. Наверное, шакал в первый раз видел, как она по-настоящему смеётся.
   - Значит, весь секрет в том, чтобы правильно "потереть лампу", и тогда любые желания исполняются, да? – неторопливо вытираясь, отшутилась Эн. – Я хотела приготовить курицу с гарниром. Жареную или тушёную, смотря по тому, найдётся у тебя сковорода или кастрюля подходящего размера. В принципе, там всех дел минут на двадцать, но птичка ещё, наверное, не совсем оттаяла, так что помощь в её разделке мне не помешает.
   Откровенно говоря, у Эн имелись некоторые сомнения, а знает ли Киан, как это делается. Но, с другой стороны, это ведь курица, а не рыба, её трудно испортить. Если порезать неправильно, просто костей станет больше, что в птице не особенно важно, а так ни на вкус, ни на скорость приготовления это не повлияет.
   Оставался ещё один маленький, но в то же время важный нюанс. У Эн здесь не было домашней одежды, а готовить прямо так, в полотенце казалось как-то неправильно, да и неудобно. Пришлось ещё раз устроить ревизию содержимого платяного шкафа и отыскать более-менее удобную майку. Которая смотрелась довольно странно в сочетании с кружевными трусиками, благо, их из-под неё практически не было видно.
   После героической победы над мороженой курицей, куски её были благополучно обжарены и вынуты из кастрюли. Потом настал черёд овощей. Когда и они оказались почти готовы, сверху был насыпан рис, специй, уложено птичье мясо и добавлено немного воды. Так рис пропитается бульоном и, если оставить овощи внизу и не перемешивать до готовности, то не присохнет к дну, - маленькие хитрости кулинарии, которые Эн переняла от мамы, но почти никогда не пользовалась.
   Ещё несколько минут ожидания и по комнате начал распространяться аппетитный запах готового блюда. Вот поэтому, когда лисица выбирала себе съёмную квартиру, она предпочла ту, где кухня была отдельно. Всё-таки в спальне не должно пахнуть котлетами, даже если они очень вкусные. За время, пока доходила крупа, как раз можно было успеть разложить оставшиеся покупки и вскипятить чайник. Можно было успеть и что-нибудь ещё, конечно это если не отвлекаться друг на друга, но это почему-то никак не получалось. Более того, приходилось постоянно напоминать себе, что скоро нужно выключить плиту, чтобы не увлечься поцелуями и не погубить все старания на благо вкусного ужина.
   Но вот уже и на стол, наконец-то, было накрыто. Эн заняла место напротив Киана и внезапно поняла, что если не принимать в расчёт неприятные моменты, предшествовавшие их знакомству, то "первое свидание" по сути, ни чем не отличалось от предыдущей встречи. И, пожалуй, лисица не хотела бы, чтобы оно отличалось. В круговерти бесконечных забот, когда жизнь уходит на то, чтобы на неё зарабатывать, Эн была счастлива просто остановиться и побыть наедине с Кианом. И для этого не требовалось ни какого-то необычного места, ни особых условий. Всё, что им сейчас было нужно, у них уже было, а если чего-то не хватит, то они смогут завтра докупить это в любом из ближайших магазинчиков.
   - Где ты научился так метко стрелять? – полюбопытствовала лисица, а её ступня тем временем поднялась вверх по ноге Киана и удобно устроилась между его коленей. – Зачем, не спрашиваю, это я уже видела. Хотя, ты им, наверное, не только бандитов гоняешь…
   Эн на мгновение отвела взгляд. Она догадывалась, да что уж там, точно знала, что многое из того, чем занимается шакал, ей не понравится. У неё было пять дней, чтобы подумать об этом, и лисица пришла к выводу, что её беспокоить не сам факт нарушения закона, а возможное наказание за это и ещё больше вероятность того, что с Кианом может что-то случиться. Наверное, это была неправильная гражданская позиция, но таковы уж женщины. Им дела нет до мировой политики и экономики, а зачастую и до законов и моральных устоев общества, лишь бы с близкими всё было хорошо.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-08-15 03:33:47)

+1

71

Киан улыбнулся. Искренний женский смех не звучал в этих стенах очень давно, а от того вызывал приятные чувства радости и лёгкости на душе. Да и улыбка лисички была какой-то особенной, честной и открытой.
- Верно.- мужчина утвердительно кивнул, наблюдая за тем, как Эн ухаживала за своим телом, избавляя шерсть от лишней влаги. - Вот только мне кажется, что важно не только "правильно потереть", но и кто это будет делать. Не для каждого джин готов исполнить желания.
   От одного упоминания о горячей, домашней еде у шакала потекли слюнки. Пожалуй, только мать и мисс Ольга, соседка со второго этажа, баловали его такой роскошью. Матери уже дано не было в живых, а мисс Ольга, являясь эмигранткой из далёкой и холодной страны, подкармливала Киана странными, но вкусными блюдами по праздникам, которые отмечались на её далёкой родине, что случалось не так часто. Вот и приходилось питаться как и где попало во всевозможных забегаловках, придорожных кафе, бургерных и закусочных. И хотя дома была кухня, но до готовки руки доходили не часто, а если готовить в прок, то всё приготовленное имело обыкновение портиться, пока мужчина по долгу отсутствовал дома. Приходилось брать полуфабрикаты и продукты длительного хранения, перебиваясь короткой готовкой, когда это всё же было возможно.

- Звучит крайне аппетитно.- Киан облизнулся, приблизился к Эн и потёрся щекой о плечико.
- Кастрюли, сковородки... найдём всё, что нужно. В крайнем случае одолжу у соседей. А что до курицы... разделаем в лучшем виде.

Покинув ванную комнату вместе с лисичкой, шакал направился к лежащим на стуле вещам, ловким движением достал откуда-то хищного вида нож, по своей форме сильно похожий на армейский. И пока Эн копалась среди вещей в платяном шкафу, мужчина занялся курицей.
*Бух, хрусть, шмяк, чавк*
Звуки доносились из кухонной зоны с завидной регулярностью, монотонностью и постоянством. Удар, в тушку, скольжение лезвия по замерзшему мясу вдоль кости, скалывание наледи, разрывание в области суставов. Хоп. Одна ножка отделилась. Хоп. Вторая. Через несколько ударов голени и бёдра лежали уже отдельно. Ещё пара ударов и крылья ложаться поверх небольшой корки курятины.
*Вжжжммк. Хрусть.*
Нож вспарывает грудину, сильные руки разламывают лёд на части, а потом происходит процесс отделение грудки от рёбер и позвоночника. Всё просто, лаконично и без лишних эмоций. Зашумела вода. Мужчина вымыл нож, промыл куски разделанной курицы, достал кастрюлю и положил их в неё, наполнив тёплой водой, для ускоренного процесса разморозки.
- Эн, с курицей порядок. Терпеливо дожидается тебя...
Вытерев руки полотенцем, Ки подошел к возлюбленной, критически осмотрел её, потом обнаженного себя. Хмыкнул и сам полез в шкаф за одеждой. Правда вместо майки он выбрал выцветшие и застиранные джинсовые шорты.

Как оказалось, ждать приготовления блюда на голодных желудок не просто. И если плотский голод ещё удалось хоть как-то остудить стараниями Эн, то вот желудок стал громко урчать, едва появились первые вкусные запахи, от которых Ки не знал куда себя деть, а по тому вертелся вокруг лисички, постоянно заглядывая через плечо и получая от неё всё больше ласк и поцелуев. Пожалуй, только это и позволило дотерпеть.

Поставив на стол тарелки и выложив приборы, мужчина присел на стул, с благодарностью посмотрел на свою маленькую волшебницу и, попробовав блюдо, блаженно заурчал. Было очень вкусно.
Продолжая неспешно поглощать снедь, мужчина выслушал вопрос и поднял на лисицу изумлённый взгляд.
- Эн, я рос на улице. Тут или ты, или тебя. Это не тир, здесь не дают второго шанса, здесь нет вторых попыток. Или ты попал, или в тебя. Вот и приходилось оттачивать меткость, стреляя по банкам, бутылкам и сигаретам в пригороде...- отложив приборы, мужчина подался вперёд и заговорщически прошептал:
- Не только, Эн. Но не скажу, что мне это нравиться. Ствол - крайний аргумент. Обычно достаточно слов.
  Разумеется, что словами можно было добиться многого, угрожая или шантажируя, но даже слова не всегда имеют должный эффект, а собеседник не понимает, что от него требуется и сам хватается за оружие. Вот в такие моменты скорость реакции и точность играли важнейшую роль.
- Скажи, ты видишь меня простым работягой на заводе? Садовником? Кассиром? Может быть кем то ещё?- Шакал усмехнулся и вернулся к трапезе, понимая, что не все профессии созданы для него. Было интересно и любопытно, а кем могла его видеть его женщина?

+1

72

΅  - Да, обычно слов достаточно, - лисица ненадолго задумалась. – Но многое зависит от того, что именно от тебя хотят. – У неё на этот счёт накопилось достаточно опыта, и положительного, и отрицательного. И не всегда желающим что-то от неё получить мог бы помочь даже пистолет.
   Впрочем, тема была скользкая и Эн предпочла её не развивать. Сколько об этом ни думай, сколько ни представляй, но когда это случится, всё равно получится как-то иначе. А оказаться по другую сторону револьверного ствола ей совершенно не хотелось.
   Лисица растеребила кусочек грудки и налила на край тарелки капельку кетчупа. Белое мясо многие недолюбливают. Говорят, что оно сухое и безвкусное, а Эн наоборот казалось, что оно нежное и к нему прекрасно подходит любой соус. Но именно сочетание красного и белого ей особенно нравилось. Зато куриные ножки почему-то обожают все.
   Вопрос о профессии для Киана был хоть и логичным, но несколько неожиданным. Воображение у Эн богатое и она могла представить его практически кем угодно, И садовником, и кассиром, и сантехником, но почему-то любая фантазия с его участьем чем-то неуловимо напоминала сцену из фильма для взрослых.
   У лисицы вертелось на языке "слесарь-гинеколог". Она кашлянула, дожевала кусочек и, чтобы отвлечься, налила им с Кианом кофе. Настроение было до безобразия весёлым, а тема разговора достаточно серьёзной и надо было как-то привести одно в соответствие другому.
   - Честно говоря, я об этом не думала, - усаживаясь на своё место, призналась она. – Чтобы в таких делах что-то советовать, нужно очень хорошо знать человека. При всём желании я ещё этого не успела. Хотя, мне кажется, что ты справишься с любым делом, с которым захочешь справиться. Сейчас все кругом что-то продают, но едва ли тебе подойдёт работа с людьми, - она покачала головой. – Ты от них быстро устанешь, как и от рутины. Так что сборка швейных машин тоже едва ли твоё призвание. Бумажная волокита есть везде, но нужно с чем-то её чередовать. Пожалуй, я бы назвала карьеру военного, но тебе уже поздновато привыкать к уставу, да и все эти разговоры о неизбежной ядерной войне… - лисица вздохнула, собирая остатки риса с тарелки, и вместо того, чтобы пытаться вылавливать его по зёрнышку, придавила вилкой сверху, слепив все вместе, и отправила в рот.
   Она не любила сплетни о новой войне и старалась к ним не прислушиваться, но слишком уж много их было. Иногда, в самый неподходящий момент, ей становилось от этого не по себе, но Эн старательно гнала прочь эти страхи. Что толку переживать, если изменить всё равно ничего не сможешь? Она пододвинула к себе кофе и открыто, беззаботно улыбнулась.
   - Ты мог бы быть моряком-подводником, рейнджером или фермером, выращивающим апельсины, и везде бы отлично справлялся и прекрасно смотрелся, но профессию выбирают не совсем по этим критериям и даже не по размеру зарплаты, хотя он, без сомнения, важен. Её выбирают исходя из того, какой ты видишь свою дальнейшую жизнь. Героем страны, которого я по полгода жду на берегу, обросшим обитателем лесной сторожки в заповеднике или ты в мечтах стоишь в саду с соломенной шляпой на затылке и собираешь поспевшие фрукты. А может, в действительности ты ничего не хочешь менять. Тогда сам попробуй представить, как будет выглядеть такое будущее. – Она помолчала, сделав пару глотков горячего терпкого напитка, и продолжила совершенно невпопад: - Знаешь… я не верю в судьбу, в то, что люди бывают предназначены друг другу. Просто есть какое-то время, когда нам хорошо вместе. Иногда это один день, иногда пара месяцев, иногда вся жизнь. И хотя мне очень приятно, что ты вообще спросил меня об этом, но я вижу тебя второй раз и сейчас не имею ни малейшего представления, что для тебя лучше, а чем ты готов пожертвовать. Если хочешь, мы можем подумать об этом вместе, но решать всё равно придётся каждому по-отдельности.

+1

73

Киан чуть сжал колени и вновь расслабил, желая хоть так немного приласкать свою женщину, внимательно слушая, что она ему говорит и как. Сейчас ему было важно услышать мнение той, что сидела напротив и рассуждала о том, кем бы он мог быть. И хотя вопрос заданный О'Коннором мог показаться пустяковым, но для мужчины он был важен с точки зрения того, каким она его видит сейчас и каким бы хотела видеть в дальнейшем, пусть всё это и было облачено в форму веселых рассуждений, домыслов и предположений.
- Это не столько совет, сколько желание понять то, как ты меня видишь...
Шакал попытался успокоить лисичку, чтобы она не думала слишком серьезно и рассуждала так. как ведёт её фантазия и воображение. И она рассказала.
   Любопытно, но почему то Эн полагала, что он справится с любым делом. Наверно всему виной была его упёртость, целеустремлённость и настойчивость, иначе как можно объяснить, что такие разные профессии, как фермер и военный были поставлены в один ряд? Но как не крути и не смейся, в одном женщина была всё де права. Киан не очень любил дисциплину, рутину и скучное, монотонное однообразие. Куда не посмотри, но через пол года или через год, шакал бы завыл с тоски лишенный драйва, непредсказуемости и адреналина.

Приняв из рук женщины чашку с кофе, мужчина нахмурился.
- Как будет выглядеть моё будущее? – задумчиво прорычал Ки и сделал несколько больших глотков.
- Лет через пять мне на пятки начнут наступать молодые. Реакция и ум у меня будут уже не такие острые, а значит я сам ошибусь, или мне помогут ошибиться. Скорее всего, желая остаться на плаву я ввяжусь в крупную авантюру и окажусь за решеткой лет на семь. Выйдя, и не умея ничего другого, я примусь за старое и вскоре буду пойман и повторно отправлен за решетку, но на сей раз лет на пятнадцать. Нужно ли говорить, что когда я выйду, вся жизнь пройдёт мимо и у старика не будет ничего. Ни дома, ни места куда можно вернуться. Улица, ночлежка. Если хватит ума не возвращаться к старому, то одним бродягой станет больше. Возможно, одной холодной зимой я просто усну и не проснусь… Но это при хорошем развитии событий. Скорее всего подхвачу воспаление лёгких или иную болячку. Не имея медицинской страховки буду долго и мучительно умирать.
Только сейчас, Киан заметил, что сидит уткнувшись взглядом в столешницу и разглядывает сколы и разводы грязи на ней. Подняв голову, он посмотрел на лисичку и улыбнулся.
- Но это не то будущее, которого я бы хотел для нас.
   Немного поколебавшись, он всё же поднялся со стула и направился к тумбочке, что стояла недалеко от входной двери. Выдвинув ящик и немного в нём покопавшись, достал несколько сложенных пополам листков бумаги, после чего вернулся к Эн и положил перед ней.
   Развернув листочки Эн смогла бы обнаружить стандартные бланки сдачи зачётов по различным дисциплинам, вот только в верхнем правом углу каждого красовалась эмблема полицейского департамента. Пролистав бумаги, можно было так же обратить внимание на то, что они относятся к разным годам и следуют один за другим. Выходило, что каждый год шакал сдавал теств и проходил экзамены, но так и не решился или не захотел, смвязать свою жизнь с PD. А ведь баллы у него были достаточно высокие.
- Ты только никому из парней не говори, ладно? А то не поймут и засмеют.
Склонившись к ушку лисички, Киан обнял возлюбленную за плечи.
- А как бы ты отнеслась к тому, если бы я был копом?

+1