Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



10″

Сообщений 31 страница 60 из 87

1

Участники и порядок отписи:
Эн Фейрис и Киан О'Коннор под чутким присмотром Мастера.
Место действия:
Нью-Йорк. Самый конец весы. Ночь, разбитый фонарь, тёмные улицы с поскрипывающими над головой пожарными лестницами и шуршащими по углам пластиковыми пакетами. Далёкие звуки джазбэнда из одного из клубов. Мелкий моросящий дождь, незнакомый район.
Сюжет эпизода:
Всегда приятно, когда о тебе помнят старые знакомые. Потому, когда Эн позвонил Джек Рид, тот самый с которым они когда-то сидели за соседними столами в избирательном штабе Чарльза Харриса, она даже обрадовалась. Оказывается, кот прочёл в газетах продолжение истории Винсента и обеспокоился душевным состоянием девушки после всего произошедшего. По телефону о подобных вещах говорить не очень-то хотелось и они договорились встретиться, чтобы вместе съездить за город и немного развеяться.

0

31

Расслабившись, шакал принял комфортную позу для тела. Одна нога вытянута, другая чуть поджата в колене и отодвинута в сторону, руки свободно лежат на постели, голова чуть повёрнута на бок. Грудная клетка мерно поднималась и опускалась в такт дыханию, а желтые глаза слабо поблёскивали сквозь прикрытые веки. Рука скользнула по бедру Эн, когда она пересела на край кровати, оставив на коже едва ощутимое прикосновение когтей. Киан не пытался её остановить или удержать, однако жест получился таким, словно ему не хотелось расставаться.
Глаза раскрылись чуть шире, наблюдая за тем, как лисичка скользит пальчиком вдоль тела и как следом за этим жестом приподнимается тёмно-серая шерсть.
- И что во мне, по твоему, замечательного? – с явной усмешкой в голосе прорычал Киан и перекатился на бок. – Я вот нахожу тебя не просто замечательной, но и желанной... - пальцы скользнули по бедру лисички и мужчина утвердительно кивнул, любуясь тем, как женщина поднялась и направилась готовить кофе. Да, возможно лисичка не была тем идеалом красоты, который рисовали глянцевые обложки модных журналов, что продавались в супермаркете у перекрёстка, но именно её естественность и крошечные недостатки становились теми достоинствами, которых были лишены гипертрофированные фотомодели. Девочки с обложки напоминали рождественские конфеты в яркой упаковке, которые ждёшь целый год, потом с радостью срываешь красивую обёртку, наслаждаешься видом глянцевой карамели, но стоит засунуть в рот, как понимаешь, что чрезмерной, приторной сладости через пару минут начинает сводить скулы. Несколько раз лизнув и разочаровавшись во вкусе яркая конфета отправляется в мусорную корзину. Эн же была другой, по-своему вкусной и неоднородной. В ней чувствовалась приятная сладость, не сводившая скулы, перечная мята, немного ванили, мускат, аромат хорошего коньяка и горчинка тёмного шоколада с щепоткой острого чилийского перца. Пытаясь понять, на что же похожа Эн Ферис, Киан пришел к выводу, что она действительно напоминает ему плитку горького тёмного шоколада с перцем и мятой, которую невозможно съесть целиком за один присест и которой следует наслаждаться небольшими кусочками на протяжении долгого времени.
Даже внешность лисички, чем-то отдалённо напоминала шоколад с её подпалинами, вкраплениями и переходами тонов от светлого к тёмным. Необычное сочетание, а по тому ещё более притягательное. Сам же Киан тоже не был идеальным принцем. Шерсть переливалась то черным, то серым, где-то на груди она даже была светлее, на загривке темнее, местами взъерошена и покрыта застарелыми шрамами. Узка длинная морда, непропорционально большие шакальи уши... В общем, что не говори, но с такой внешностью только на постер «Их разыскивает полиция», но никак не на обложку глянцевого журнала.
На секунду, Киан поймал себя на мысли, что ему совершенно не хочется расставаться с этой женщиной и в голове вновь заворочалась давняя мыслишка о том, чтобы пойти учиться в полицейскую академию и стать копом. По-хорошему, для своего района он и был копом, но не имел ни социальных гарантий, ни зарплаты, ни пособий и даже медицинская страховка была для него роскошью. Зато он был волен вершить своё правосудие не обращая внимания на то, что написано в книжках. Око за око, губ за зуб. Суровый закон улицы, который местный «шериф» исполнял свято на своей территории. Возможно, будь рядом кто-то важный, нужный и любимый, Киан бы и рискнул столь круто поменять свою жизнь и даже обзавестись детьми, но сейчас это было лишь пустой тратой жизни и времени. Что толку рвать задницу, если в том, лучшем мире ты никому не нужен, а в этом мире тебя не поймут даже друзья. Оставаться одному с жетоном на груди? Нет уж. Сейчас есть стая, есть враги и друзья, есть хоть какой-то смысл жизни.
Шакал мотнул головой, пытаясь выгнать лишние мысли из своей головы. Зарычал, злясь на себя за то, что поддался чувствам и настроениям, которые давно считал похороненными в своей душе.
Вернулась лисичка, эротично устроившись рядом и мужчина пододвинулся ближе к ней, чтобы поцеловать в носик и заглянуть в глаза.
- В чём-то мои вкусы совпадают с твоими... Венский яблочный штрудель с грецкими орехами, сахарной пудрой и корицей... - Вспомнив про любимое лакомство, шакал ощутил, как рот наполняется слюной. Облизнувшись он тихо сглотнул. – Те, что продают в магазине, совсем не те по вкусу, что готовила мать. А самому готовить у меня нет ни времени, ни средств, ни возможностей. Хотя вру, на день рождения мне однажды подарили большой штрудель. Кажется из ресторана «Венская кофейня». Но таких, как я, там не обслуживают, говорят рожей не вышел, да и прикид не соответствует... Если ты проголодалась или хочешь сладенького, я знаю неплохое местечко и круглосуточный супермаркет. Правда он не в Бронсе, но это не проблема.
Руки мужчины легли на плечи Эн и он притянул её к себе, чтобы устроить у себя на груди. По установленным и озвученным правилам, в этом доме не спрашивали разрешения, просто делали то, что хотелось.
- Воу-воу, полегче, девочка. Ты же не коп, чтобы задавать столько вопросов сразу. Дай время подумать...
Шакал задумался, стоит ли ему рассказывать о себе или нет. Нужна ли эта информация женщине или это праздное любопытство. Без одежды она его действительно видела и это не смущало, но одно дело оголить тело и совсем другое оголить душу. В прочем, прямой вопрос - прямой ответ. Если спрашивают, значит ей это нужно. Если он рассчитывает остаться с этой женщиной дольше, чем на одну ночь, то она должна знать с кем имеет дело. Пусть её выбор будет основан на добровольном понимании, чем потом слушать упрёки и истерики «почему ты мне этого не сказал раньше», как это было с бывшей.
- Кино... Скажи, а Автокинотеатр считается? Если да, то примерно пол года назад был фильм «большое похмелье», прикольная комедия, есть над чем поржать. Как видишь, вестерна мне хватает на уличных перестрелках, мелодрамы я не люблю, фантастику тоже, а ужастики... Врядли с ними может сравниться жизнь в Бронксе. Так что остаются только комедии. Их и люблю.
Руки мужчины скользнули по телу лисички, добрались до талии, сомкнулись в замочек, а потом поднялись и устроились у неё на затылке.
- 29 марта 1926 года, мэм... Намекаешь, что я для тебя уже старый сухарь? – Киан весело ухмыльнулся. – Я родился к Килки, графство Клэр, это в Ирландии.  В поисках работы и лучшей жизни отец перебрался в Америку. Я рос, школы-заботы, все дела. Капитан футбольной команды. Когда умерла мать, я посрался с отцом и стал жить так, как живу сейчас. Мотоклуб, улица, Бронкс. В общем, ничего выдающегося и интересного.

+1

32

΅  - Я не голодна, - покачала головой Эн, улыбнувшись. – И, конечно же, я не из полиции. После неудачи с колледжем я решила окончить хоть что-нибудь и остановилась на курсах секретаря. Потом была работа в пожарном департаменте, потом у биржевого брокера, - девушка хотела было добавить подробностей, но так совпало, что фамилия её бывшего работодателя совпадала с фамилией кота, от которого она сегодня сбежала.
   Заминка вышла неловкой, но Киан обнял её, провёл пальцами против шерсти и прижал к себе. Прикрыв глаза, Эн блаженно вздохнула и история об исчезновении брокера, которую она собиралась рассказать, мгновенно вылетела из головы. Да и какая разница? Мало ли, почему человеку могло понадобиться срочно уехать. А то, что она осталась из-за этого без работы вообще дело третье.
   О том, как и почему пришлось оставить работу в пожарном департаменте, она и вовсе упоминать не собиралась. Там тоже был замешан мужчина и дело отнюдь не ограничивалось совпадением фамилий. Вообще, если непредвзято взглянуть на преследовавшие её неприятности, все они так или иначе были связаны с делами сердечными и стоило только начать налаживаться жизни, как опять случалось что-нибудь подобное и всё разваливалось прямо на глазах.
- После этого я несколько месяцев искала работу. Деньги стали заканчиваться и, чтобы не возвращаться к родителям, пришлось взяться за первую попавшуюся. Так я попала в избирательный штаб Харриса, а когда он провалился на выборах, перешла в рекламное агентство. Так что никакой полиции, только женское любопытство, - она обняла шакала и закинула на него ножку. – Ну, за исключением того случая, о котором я тебе говорила…
   Вспоминать сейчас про Винсента ей тоже не очень-то хотелось. Бедный больной руконожка. Он убил двоих и, бог знает, сколько народу лишил сна и покоя, но Эн не могла винить его в этом. Конечно, причина такого отношения крылась не столько в добросердечности девушки, сколько в том, что ни ей, ни её родным он, в общем-то, ничего дурного так и не сделал, а чужое горе, оно, как ни крути, всё равно чужое.
   К тому же, Эн видела, сколько всего свалилось на Винсента из-за его душевного недуга. Это не оправдывало парня, но в глазах лисицы в какой-то мере искупало его вину. Ведь, по сути, сам руконожка тут ничего не мог сделать, а окружающие, и она в том числе, не обращали на него внимания, пока не стало слишком поздно.
   Может быть, когда-нибудь ей станет легче говорить об этом. Когда пережитые тяжёлые эмоции окончательно остынут и рассосутся. Но пока те события всё ещё были свежи в памяти, а Эн сейчас было слишком хорошо, чтобы вновь окунаться во всё это.
- Если ты сухарик, то мы сушились недалеко друг от друга, - насмешливо заметила она, уткнувшись лбом куда-то под подбородок Киану. – Мы с тобой с одного года, только я родилась одиннадцатого февраля. Родители живут здесь. Переехали за несколько лет до войны. На их истерической родине нашу фамилию тоже не жаловали, как впрочем, и все еврейские фамилии. Мама учительница, папа простой рабочий. Был, пока не приболел. Ещё есть старший брат, - Эн снова замялась. – Ты бы ему не понравился. Он тебе тоже.
   Лисица оперлась Киану на грудь и, приподняв голову, посмотрела на него. Не обидела ли. Конечно, и так было очевидно, что семейство Эн пришло бы в ужас, узнав о её сегодняшних похождениях, и точно не было бы в восторге от её нового знакомого, но говорить об этом она старалась осторожно. Ну, да, Киан совершенно не похож на респектабельного бизнесмена или будущего отца семейства. И что с того? Люди меняются. Десять лет назад едва ли кто-то мог подумать, что шакал станет таким, каков есть сейчас. И никто не может знать, что произойдёт ещё через десять лет. К тому же, ему ведь всё равно не придётся знакомиться с её семьёй, а Эн он нравился таким, каким был. Наверное, поэтому над первым его вопросом она думала дольше всего.
- Ты замечательный, - повторила лисица. – Потому что в городе, больном безразличием, тебе оказалось не всё равно. Потому что во времена, когда любую подлость можно оправдать фразой "это просто бизнес", ты даришь, а не продаёшь свою помощь, - ей было что ещё добавить к этому списку, но тогда Эн точно сгорела бы со стыда, потому она оставила Киану догадаться об этом самому. – Я мало встречала таких людей. По пальцам можно пересчитать и хватило бы одной руки, - и прежде чем Киан начал втолковывать ей, что он совсем не такой, а она романтичная дурочка, девушка его поцеловала.
   На плите зашумел чайник, окончательно избавив её от возможной лекции о наивности. За свою не такую уж долгую жизнь Эн слышала прорву нравоучений, но из всего этого понять успела только одно, не все умные слова действительно умные. Чужой опыт может быть полезен его обладателю, но совершенно не пригодится лисице. Да и, в конце концов, если ей приятно заблуждаться, то почему бы иногда немножко и не заблудиться.

+1

33

Прижав голову к волосам лисицы, Киан нежными движениями поглаживал её спинку и плечи, с задумчивым видом разглядывая потолок с потрескавшейся штукатуркой и слушая рассказ девушки. Не перебивал, не спрашивал, не уточнял, оставлял ей возможность самой сказать то, что она сочтёт нужным. Слушать о чужой жизни оказалось интересно, особенно если проецировать её на свою и пытаться понять, а как бы ты сам поступил в подобной ситуации. Сделал бы нечто иначе или нет? Но всё упиралось в то, что Кина был мужчиной, а Эн женщиной. Нацепить на себя образ женщины не получалось в принципе и шакал внутренне согласился с тем, что всё сложилось так, как и должно было быть, поскольку изменись хоть одно событие в череде случайных событий жизни, они бы никогда не встретились. Эн не сменила бы работу, не поссорилась с бывшим, не вышла из авто или вышла раньше или позже, Киан бы оказался в другом месте и всё завершилось бы иначе. Прошлое оно и есть прошлое, так пусть там и остаётся со всем хорошим и плохим, что было. Его не вернуть и не переделать, зато можно жить дальше и радоваться тому, что ждёт впереди.

- Знаешь, а ведь именно эта последовательность событий позволила нам встретиться, оказавшись в нужное время и в нужном месте… - Просто и лаконично подвёл итог рассказу лисички, мужчина продолжая скользить ладонями по телу Эн. Поцеловал куда-то в область макушки и рассмеялся.
- Шикарный сухарик с румяной корочкой… Рррр… так бы и сьел…  - губы шакала поймали мягкое ушко и шутливо пожевали.
- Получается, у нас много совпадений. Даже больше, чем можно было предположить на первый взгляд… - Киан поймал себя на мысли, что стал излишне болтливым, таким, каким был в школьные годы в старших классах. Что это, эйфория от которой рухнули барьеры собственной замкнутости? Почему он с этой женщиной так откровенничает, хотя видит впервые в жизни. Даже со своей бывшей у не получалось так легко общаться. Может виной всему алкоголь, стресс и замечательная разрядка, которую ему устроила Эн, отпустив тормоза и ограничения? Она вполне могла этого не делать, но…

- Бинго! А меня не жалуют по тому, что я Ирландец и характер у меня дерьмовый и опасный, как динамит. Никогда не знаешь, когда рванёт!  - вновь рассмеявшись, Киан чуть приподнял голову девушки, перебрался ниже, чтобы заглянуть в глаза и поцеловать.
- Я ведь не сотня баксов, чтобы нравится всем, включая твоего брата. Да и он, я думаю, не грудастая красотка, чтобы понравится мне.  – Киан хотел добавить, что и вряд ли им суждено когда-либо встретиться, точно так же как и с Эн, которая с наступлением утра раствориться в проснувшемся городе, оставив после себя лишь приятные воспоминания. Не желая думать о грустном, шакал вновь поцеловал женщину и, положив руку на бедро, прошелся пальчиками по телу до самых рёбер.
- Это мой город, мой район, моя улица, мои соседи и моя жизнь. Если федералам и правительству насрать, что здесь происходит, то мне нет. Я здесь вырос. Это мой дом, а в своём доме я не потерплю беспорядка. – Киан грозно зарычал и шерсть на загривке встала дыбом.
- К Королям улиц можно относиться как угодно, но мы соблюдаем правила игры. Люди помогают нам, а мы помогаем им спать спокойно и не переживать, что с ними или их близкими что-то может случится. – Губы вновь потянулись к лисице за поцелуем и лишь получив его, шакал смог успокоится.
- Это закон улицы, детка. А за свои законы и правила ты должен сражаться, иначе тебя не будут уважать, а без уважения – ты никто. Может для тебя это прозвучит обидно, но зато честно. Я не рассчитывал, что между нами что-то будет. Признаюсь, для меня там ты была маленьким, напуганным и промокшим комочком шерсти, а здесь и сейчас, я вижу перед собой нечто большее, с хорошим внутренним потенциалом и характером.

Покосившись на чайник, шакал неодобрительно фыркнул и разжал объятия.
Если Эн и ожидала лекций, то явно не таких. Чётко и понятно Киан обозначил свою жизненную позицию «Я и мир», даже не попытавшись лезть с советами и нравоучениями, хотя девушка и могла понять, что обратись она к нему за советом или помощью, Киан не откажет. Расскажет, научит, покажет, поможет, но не так, как это делали другие и даже ничего не потребует взамен, поскольку он был самодостаточен и не зависим от обстоятельств, был свободным, прямым и честным, делая то, что считал правильным.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-06-30 23:00:12)

+1

34

΅   Лисица не обиделась, хотя и не совсем поняла, похвалили её или поругали. Но обижаться тут было не на что, на улице она не только выглядела, но и чувствовала себя приблизительно так, как описал Киан. К тому же, как и большинство женщин, слушая шакала, она делала какие-то свои выводы и тут не столь важно было, что он говорит, сколько имели значение интонация, выражение лица и множество мелких деталей разговора, на которые обычно не обращают внимания. Девушки подмечают такие вещи, иногда целенаправленно, а чаще всего и вовсе неосознанно. Когда из увиденного удаётся сделать верные выводы, они становятся опорой для женской интуиции, а когда выводы неверны, начинают твориться те самые знаменитые женские странности.
   Прежде всего, Эн заметила импульсивность и принципиальность Киана – гремучая смесь, способная сделать любого человека невыносимым или стать причиной успеха. Или и то, и другое сразу. Такие люди не признают ошибок, не просят прощения, не идут на попятную. Похожие качества были и у Эн, но извечное "ты же девочка" не давало им проявиться в полной мере.
   - Характер, говорят, как член. Чем твёрже, тем лучше, хотя не стоит всем и каждому его показывать, - очень тихо произнесла лисица и смущённо опустила глаза. – Но я тебя поняла.
   Чайник задребезжал крышкой, усиленно требуя к себе внимания, и девушка неохотно выскользнула из объятий Киана. Она выключила газ и сделала себе и шакалу крепкий чёрный кофе. Собственно, отчасти из-за этого она и спрашивала о сладостях, но время уже перевалило за полночь и, пожалуй, без них было даже лучше. Эн поставила кофе на прикроватную тумбочку и вновь забралась на постель, подобрав под себя ноги и облокотившись о Киана.
   От этого простого действия повеяло чем-то собственническим и внутри сделалось уютно и тепло. Непривычное ощущение понравилось привыкшей к внутреннему спокойствию лисице. Покой это неплохо, но всё же и вполовину не так приятно.
   - Совпадений, действительно, очень много... - задумчиво протянула она, попивая кофе.
   Кто бы мог подумать, что у настолько непохожих людей может оказаться столько общего. Может, не такие уж они и разные. Что и говорить, у них даже краны в ванной барахлили одинаково. И, наверное, если бы не пригоршня неожиданных, странных, а местами и откровенно глупых совпадений, то они бы никогда не встретились и не узнали об этом. Тогда Эн была бы избавлена от массы не самых приятных впечатлений, но и многих приятных тоже бы пришлось отказаться. Пожалуй, в конце концов, она была рада, что всё сложилось так, как сложилось. И удивлена, что Киан тоже заметил это. Даже не так, удивлена, что он вообще придавал этому значение.
   Терпкая горечь кофе и близость шакала грели изнутри. Девушка совсем расслабилась и сон, кажется сбежал окончательно. Эн отставила чашку и наклонилась к Киану, нежно коснувшись его носом.
   - А ты бы расстроился, если бы последнего из них не случилось? Если бы мы не встретились? Я-то понятно. Моё будущее тогда выглядело бы незавидно. Впрочем, дело не только в этом, - она постепенно добралась по щеке к уху и ткнулась в него, тихонько сопя. – Я бы хотела, чтобы ты продолжал так и дальше. Делал бы моё будущее лучше. Что скажешь? А я постараюсь сделать то же самое для тебя.
   Эн отстранилась и внимательно посмотрела на парня. В какой-то мере ожидая ответа, но больше пытаясь понять, что же такое она ему сейчас предложила. Меньше всего девушка подразумевала под этим создание очередной ячейки общества. И дело тут было не в Киане. Когда-то давно она уже думала о чём-то похожем. Ни к чему хорошему это не привело и она перестала. Пожалуй, можно было назвать это опытом, а можно условным рефлексом, но суть оставалась одна – не лезть снова туда, где плохо. Но сейчас им было хорошо. Выходит, всё же бывает так, что двое приносят друг другу не кучу проблем и сложностей. Ну, или хотя бы не только их. Наверное, Эн и хотелось продлить это приятное состояние.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-07-01 22:01:40)

+1

35

Шакал усмехнулся. Сравнение характера с членом ему определенно понравилось, но больше всего понравилось то, что они прозвучали из уст маленького и испуганного зверька – Эн, в очередной раз подтвердившего, что шакал не ошибся делая выводы. Лисичка быстро впитывала в себя бунтарский дух свободы и если в начале вечера их общение начиналось с извинений и стеснений, то теперь она раскрывалась и говорила и делала то, что хотела, не стесняясь хозяйничать в квартире, расхаживая в первозданном виде. Но даже это, как оказалось, было не самым важным. Важнее оказалась её забота, столь не свойственная тем, кто получив свободу начинал проявлять эгоизм, думая только о себе. Эн думала и о том, кто рядом. Не спрашивая, она просто взяла и, чёрт подери, сделала этот кофе. Искренность и желание позаботиться, а не выслужиться, уточняя «чего бы ему хотелось ему лично». Ну и в постели она тоже не спрашивала, просто взяла и сделала, лишь озвучив небольшую просьбу научить.

- Хм. Интересная присказка. Надо будет запомнить. Если решу устроиться на работу, то в первую очередь с моим «характером», попробую устроиться на стройку. Буду стены ломать…
Киан рассмеялся, но когда Фейрис подошла к кровати и поставила кофе на тумбочку, посерьезнел, попытался устроится так, чтобы и женщине было удобно и взгляды их глаз были направленны друг на друга. Протянув руку, взял кружку и сделал несколько глотков.
- Иногда совпадения ведут нас к чему-то большему, чем набор событий и сказанных фраз…
Шакал задумался. Он не любил пустых фраз и брошенных на ветер слов, предпочитая говорить меньше, но по существу, обдумывать то, что собирается сказать, а если что-то было сказано, то это должно быть правдой, какой бы она не была грубой или жестокой.

- Нет Эн, я бы не расстроился, просто по тому, что не знал бы о твоём существовании и о том, что мог потерять. Если бы знал, то бросил все дела к чертовой матери и примчался к тебе… - ладонь погладила коленочки женщины, потом скользнула ниже по икрам и накрыла пальчики на ногах.

Следующий вопрос и казался сложным и неожиданным, чем немало озадачил мужчину.  Отвечать на такие вопросы быстро значило отвечать необдуманно, а необдуманные ответы ведут к неправильным действиям, а неправильные действия к неприятным последствиям.
Воспользовавшись тем, что Эн отстранилась, Киан соскользнул с постели и направился к кухонному столу. Достал из пачки сигарету и закурил. Чередуя затяжки и глотки кофе, он переводил взгляд то на Эн, то на окно, размышляя о последних событиях, собственных чувствах, заданном вопросе и о том, что ответить.
Он не был подростком, чтобы по уши влюбиться в первую же девчонку с которой переспал, но и не брать в расчёт случившиеся события и совпадения Киан не мог, как не мог не рассматривать будущее и не просчитывать варианты возможного будущего. Возраст и горькая наука жизни научили думать и анализировать ситуацию, просчитывать ходы наперед.

Сигарета истлела, а Киан всё молчал, пока уголёк не обжог пальцы и не вернул его в мир действительности. Залпом допив кофе, затушив окурок в раковине и выбросив его в мусорный пакет, мужчина направился ко второму платяному шкафу, достал джинсовую жилетку с цветами мотоклуба, желто-черным кантом и головой Египетского бога Анубиса на спине. Несколько секунд рассматривал её, встряхнул и подошел к Эн. Присев на кровать рядом с ней, он накинул её на женские плечи, заглянул в глаза.
- Сегодня произошло слишком многое и мне бы не хотелось, чтобы твой выбор был основан на благодарности или эмоциях. Эта кожа… - рука скользнула по плечу, прошлась по цветам.- Твой пропуск в Бронкс. Тебя никто не посмеет тронуть. Ты сможешь уйти если хочешь, вернуться если пожелаешь. Не захочешь- можешь выкинуть. Если утром твоё решение не изменится, то мой ответ да.
Шакал забрал кружку из рук Эн, отставил в сторону на тумбочку и, выпрямившись, на коленях подобрался ближе к лисичке. Опрокинув девушку на спину, Киан склонился над ней и тихонечко зарычал, приближаясь к лисичке и скользнул язычком по кромке её губ.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-07-01 22:01:46)

+1

36

΅  "Сомневается…" – подумала Эн, неторопливо допивая свой кофе. Сначала этот факт вызвал досаду. Ведь в сказках всё не так. Там решения принимают сразу, безоговорочно и однозначно. Вот только они не в сказке. Да и она сама тоже сомневалась. С самого начала и даже сейчас. Но ведь если не попробуешь, то и не узнаешь.
   Дорого бы лисица дала, чтобы подслушать, какие мысли крутились в тот момент в его голове. Собственные сомнения казались близкими и понятными, а вот из-за чего мог переживать Киан, девушка не могла сказать даже приблизительно. Одно она знала наверняка, отказаться он мог и без размышлений. Сейчас был самый подходящий момент рассказать что-нибудь о том, что такой хулиган её не достоин, и на том бы всё закончилось.
   И Эн решила не загадывать. Как бы то ни было, до утра она точно останется, а сидеть на смятом одеяле было неудобно. Лисица поправила постель и снова забралась на неё, укрыв ноги хвостом и уже встревоженно поглядывая на окончательно ушедшего в размышления шакала. Да что уж такого она ему сказала? Предложила встретиться ещё раз, или может даже не раз и посмотреть, что из этого получится, только и всего. Не то же самое ли он говорил ей полчаса назад – делай, что нравится. Ну, он ей нравился и Эн не отказалась бы от продолжения, только без фигурного выпиливания лобзиком на теменной кости, без упрёков, без неоправданных ожиданий. Вот как сейчас. Чтобы с одной стороны, было всё как у всех, но в то же время, чтоб не так как они.
   И после ритуала с одеждой она окончательно убедилась, что обычным это знакомство точно не будет. Не зная, как реагировать, Эн только хлопала ресницами и растеряно молчала. Что же, сама хотела чего-то непохожего на обычные отношения, вот и получила что заказывала. И только когда Киан уронил её на кровать, лисица тихо хихикнула. Интересно, на чём должен быть основан её выбор, если не на эмоциях и благодарности. На расчёте, что ли?
   Один весьма состоятельный пингвин как-то пытался убедить её, что только так и можно стать счастливой. Конечно при условии, что расчёт правильный. Но с Эн это получилось совсем мимо. Пусть уж лучше будут эмоции, главное, чтобы они были положительные. А ещё теперь вроде как выходило, что у неё появился парень. Лисица прислушалась к себе и решила, что да, похоже, что так оно и есть. И это ей тоже нравилось.
   Эн улыбнулась и взъерошила Киану шерсть на загривке, но сделала это не так, как раньше, а совсем по-другому, будто он действительно стал её. На первый взгляд разницы, наверное, и вовсе не заметно, но она была и огромная. С чужим мужчиной не позволишь себе много. Будь он трижды замечательный и понимающий, но рядом с ним делаешь не то, говоришь не так и даже думаешь не о том. А свой, это свой.
   От едва ощутимого прикосновения к губам сделалось щекотно в животе. Уж не прилетели ли туда те самые знаменитые бабочки? И, похоже, Киан правда собрался её съесть. Да он и сам сейчас выглядел очень аппетитно. Эн обняла шакала и притянула к себе, чтобы ему больше не приходилось удерживать себя на руках.
   Когда Киан всем весом придавил её к постели, бабочек в животе сделалось вдвое больше. Эн глубоко вздохнула, впиваясь коготками в его плечи и прижимаясь ещё плотнее, буквально купаясь в этом непередаваемо приятном ощущении близости. Было в нём что-то первобытное, первозданное и вечно новое. Сочетание несочетаемого и переплетение невозможного, мужского и женского, тревожащего и успокаивающего, боли и радости, победы и поражения.
   Они целовались. Долго, упоительно и бесстыдно. И Киан вновь обнимал её так, как умел только он, всем телом, будто готов был спрятать чуть ли не к себе под рёбра. Сделалось жарко и влажно, и порой не хватало дыхания. Эн снова пьянела, но уже не от подмешанного в кофе дешёвого виски, а от ненасытных рук и губ Киана. Ей хотелось вернуть ему то же самое и лисица согнула одну ногу, так, чтобы она оказалась между ног парня, а другую закинула на него, и дразнила, дразнила, дразнила.

+1

37

Если бы Эн знала того, прежнего Киана, то ход его мыслей оказался бы для неё простым и понятным. Возможно, даже будь она с ним знакома хотя бы несколько лет, то и в этом случае смогла бы догадаться о его мыслях и понять, почему шакал вел себя столь странным образом. Но Эн не знала ничего о смерти его матери, ссоре с отцом, стычках на улице, как парню приходилось выгрызать зубами своё место в этом мире, не знала про предательства, когда привязанности использовали против него, а чувства очередной утраты близкого человека вызывали невыносимую боль, по сравнению с которой, боль физическая, не шла ни в какое сравнение.
Именно по этим причинам Киан колебался, опасаясь не столько за себя, сколько за ту, которую собирался пустить в ближний круг. Переспать и забыть, выкинув из жизни и памяти, как отработанный материал было проще всего, но всем нужен кто-то, близкий и родной. Сколько не пытайся убедить себя в обратном, всякий раз, оставаясь наедине с собой, будешь слышать вой одинокого шакала в степи. Возможно, с возрастом это бы и прошло, но к несчастью мужчина не был достаточно старым, чтобы мысли о собственной ненужности успели закостенеть и он не успел смирился с мыслью, что с утратой матери он разучился чувствовать, привязываться к людям и любить.
Редко, а в последние годы ещё реже, но он делал попытки наладить отношения, хотя надежды почти не было. И вот появляется она- женщина, с которой сводит не пьяный бар и слепая похоть, а сама судьба. Разумеется, что шакал сначала растерялся, но взяв себя в руки, стал здраво оценивать возможности и будущее, которого хотел для себя и своей женщины. И в том будущем, которое видел Киан, не было места уличным бандам, пьяным дракам и потасовкам, но для этого придётся слишком круто поменять свою жизни и вновь сразиться с миром за право быть счастливым и вырвать зубами безопасное место для своей женщины и, вероятно, будущих детей, которых мужчина хотел не менее трёх - двух сорванцов и милую девчушку.

Киан мягко поддался прикосновениям и уже привычно тихо зарычал, когда тонкие пальцы лисички погрузились в его серую, косматую шевелюру. Он признал её, дал шанс на отношения себе и ей, позволил управлять едва ощутимыми поворотами кисти или рук. Сильный и немного грубоватый, сейчас мужчина ощущал странную лёгкость и  мягкость в теле, заставлявшую нежно покусывать и целовать бархатные губки.
Когда же Эн притянула к себе, то не ощутила никакого сопротивления, поскольку и сам шакал желал этого, но опасался, что раздавит хрупкую девушку. Вот только коготки впившиеся в плечи, заставили напрячься, плотнее прижаться и немного выгнуться от удовольствия.
Обвив рукам нежные плечи, Киан кожей ощущал изгибы и движения тела Эн. Они дразнили и завораживали, дополняли и сплетали чувства в единый комок, который с каждый новым поцелуем и прикосновением становился лишь крепче. Их близость переходила на новый уровень на котором разум отключается, оставляя лишь обнаженные чувства и нервы. Тела двигались всё энергичнее, поцелуи и покусывания становились всё более жаркими, а когти всё чаще царапали кожу, но боли уже не чувствовалось. Только упоение и нарастающее возбуждение. Не удивительно, что когда лисичка согнула ножку, мужчина стал тереться о неё бёдрами и положил ладонь поверх её куночки. Чуть раздвинув лепестки горячего и влажного бутона в стороны, он погрузил в него сначала один пальчик, а спустя несколько мгновений и второй, чуть согнул их и стал поглаживать внутренние стеночки. При этом, большой палец лёг на бугорок клитора и принялся его массировать. Свободной же рукой, Киан тискал грудь, не забывая целовать губки и шею женщины.
Они дразнили друг друга, наслаждаясь близостью и приятными ощущениями. В какой-то момент, влажный от смазки пальчик, коснулся колечка сфинктера и принялся ласкать его круговыми движениями.

+1

38

΅  Его рычание отозвалось внутри мелкой вибрацией и от этого Эн просто-таки растекалась подтаявшим мороженым. Она восторженно млела от ласк Киана, от прижимающей к постели тяжести сильного мужского тела, от его запаха. Осторожно ходила по краю удовольствия, недостаточно близко, чтобы сорваться, но достаточно, чтобы оттуда не хотелось возвращаться. Чем дольше это длилось, тем мучительнее становились ощущения, а лисица всё никак не могла определиться, какого же именно продолжения она хочет.
   С одной стороны Эн привычно было всё решать самой. Может быть, она бы и сейчас с удовольствием взяла инициативу в свои руки, но в силу нехватки опыта не чувствовала в себе достаточно уверенности, чтобы это сделать. В конце концов, после долгой и непростой внутренней борьбы, пришлось признать очевидное. Она знала и умела слишком мало, чтобы понять хотя бы в собственные желания, что уж говорить о желаниях Киана. Зато шакал, похоже, обладал необходимым количеством знаний. Он научит её, а потом Эн уже сама сможет разбираться во всём и решать, как лучше поступить.
   Лисица вроде бы настроилась постигать что-то новое, но первая же попытка Киана сделать что-то другое, отличающее от того, что она уже знала, вызвала у Эн приступ тихой паники. Шакал предлагал не словами, предлагали его руки и губы, но, тем не менее, девушка сразу де догадалась, что он собирается сделать, и невольно съёжилась от такой перспективы. Ведь ей же будет больно. В первый раз всегда больно. А учитывая его габариты, Эн и вовсе одолели сомнения, что она переживёт подобный эксперимент. Глядя на Киана широко распахнутыми глазами, лисица собралась было попросить его этого не делать, но всё же так ничего и не сказала.
   Она боялась, но страх уравновешивался уверенностью в том, что Киан ничего плохого ей не сделает. К тому же, Эн чувствовала, что если даже не попытается, то будет потом сожалеть. Может не о том, что не попробовала удовольствия, которое, откровенно говоря, представлялось ей сомнительным, но о том, что лишилась нового опыта точно. Потому что одно дело, думать, что ей, возможно, не понравится, и совсем другое, знать это наверняка. Да и остановиться ведь можно в любой момент.
   Но всё же в такой позе девушка почувствовала себя, как в ловушке. Не увернёшься, не отодвинешься, никуда не денешься, даже если захочешь. Эн осторожно надавила на грудь Киана, увеличивая расстояние между ними, и прямо под ним перевернулась набок. С этого ракурса шакал её ещё не видел и, пожалуй, его можно было назвать одним из самых удачных, особенно когда девушка подтянула колено к груди и приподнялась на локте. К тому же, обречённая покорность сделала её черты особенно мягкими и милыми и, хотя мысленно Эн готовилась чуть ли не к мучительной смерти, она едва ли когда-нибудь выглядела такой желанной, как сейчас.

+1

39

Мягкой пружиной Киан отстранился, давая Эн ту степень свободы, которая была ей сейчас нужна чтобы перевернуться. Желтые глаза шакала чуть расширились, изучая её тело, но буквально через секунду он вновь прильнул к женщине, сплетаясь с ней в порыве страсти и новой волны невероятных ощущений. Склонившись над лисичкой, мужчина принялся покрывать поцелуями её шею, плечи, спинку, скользить губами между лопаток, по талии, потом переместился на бедро, добрался до коленочки, провёл язычком по изгибу с обратной стороны коленочки.  Приподняв ножку, шакал принялся легонечко покусывать её икры, а свободной рукой играть с пяточкой и пальчиками. Та же рука, что лежала ласкала её лоно, так же чуть сместилась. Продолжая поглаживать горячие губки, женщина более не ощущала прикосновения к той части своего тела, что секундой ранее вызывала страх и трепет неизвестности.

Киан не нуждался в подсказках, его ненужно было просить или озвучивать свои тревоги и опасения. Считывая  движения тела, он прекрасно понимал, а может быть и знал, что к любым новым ощущениям нужно быть готовым, прежде всего, психологически, а значит, спешка в подобных вопросах была лишь вредна. Только когда голова Киана вновь вернулась к губам лисички, а влажный язычок скользнул по кромке нежных губ, стало понятно, что он исследует её, каждый миллиметр её гибкого и мягкого тела, ищет зоны, которые доставляют ей больше всего удовольствия. А то, что он позволил себе немного ласкать её попку, было лишь желанием почувствовать её открытость, степень доверия и раскрепощенность.
Даже среди близких людей бывают внутренние барьеры и ограничения, не позволяющие насладиться друг другом из-за внутренней зажатости, что уж говорить про тех, кто познакомился всего несколько часов назад. Да, по праву силы шакал мог овладеть женщиной как угодно и в любой позе, но он действовал с ней не как с одноразовой девкой, а как с любимой и бережно оберегаемой женщиной, которую считал своей. Он не хотел её напугать или доставить неприятных болевых ощущений, вместо этого он давал Эн возможность привыкнуть к своим прикосновениям даже к самым деликатным частям тела. Он не торопил её и не пытаться пробить тараном, ему это было ненужно. Киан был достаточно терпелив, чтобы подвести лисичку к правильным ощущениям.
Вновь отстранившись, Киан потёрся промежностью о бёдра лисички, выпрямился, вставая на колени, взял Эн за талию и притянул за бёдра к себе. Устраивая член между женских ножек, но не погружаясь в лоно, он поднял женщину за плечи, прижал к своей груди и, положив руки на груди, плавно качнул бёдрами, чтобы горячий стержень плавно заскользил по лепесткам нежного бутона.
Продолжая плавные движения гибким телом, мужчина стал легонечко покусывать ушко девочки, а когда Эн повернула голову, вновь поцеловал её, продолжая тискать грудь и прижимать спиной е себе. Так продолжалось некоторое время, пока женский нектар обильно покрывал мужской стержень.
Руки вновь изменили своё положение. Одна продолжала удерживать и ласкать лисицу поперёк груди, а вторая скользнула к низу живота, немного помогая члену проникнуть внутрь куночки.

+1

40

΅  Ещё несколько минут тревожное напряжение не покидало девушку, но постепенно тело её вновь расслабилось а глаза подёрнулись поволокой. Каким-то невероятным образом Киан умудрялся ласкать её всю, не оставив ни единого изгиба и выпуклости без прикосновения горячих губ и ладоней. Немудрено было растаять от такого количества тепла, нежности и уверенного превосходства. И из-за этого возникало ощущение, будто она принадлежит ему полностью, будто он имеет право быть от неё так близко, дотрагиваться там, где никто не может, делать всё, что душе угодно.
   Томление нереализованных желаний разгорелось с новой силой и лисица с робкой требовательностью ответила на поцелуй, точно так же ловя его губы своими, скользя по ним кончиком языка, осторожно сжимая между зубами. Эн пугало неизведанное, но ещё больше её пугало, что Киан сейчас остановится и она больше не сможет испытать того, что уже успела испробовать с ним. Всё хорошо, правда. Просто немного, самую малость неожиданно. Но это ничего. Только не останавливайся.
   Шакал встал на колени и девушка вопросительно взглянула на него – неужели её робость всё-таки всё испортила. Но он тут же притянул Эн к себе и успокоенная лисица с томным вздохом прижалась спиной к его груди. Чужое дыхание пошевелило крохотные волоски возле уха, вызвав новый всплеск тягучего желания, и упругая плоть упёрлась между ног. Эн в предвкушении закусила губу. Торчащий кверху член мало того, что задевал там, внизу какие-то ну очень чувствительные местечки, так ещё и служил настолько явным и безоговорочным доказательством того, что её хотят, что не ответить на это тем же попросту было невозможно.
   Впрочем, дело было не только в сексуальном влечении к сильному мужчине, не только в ощущении безопасности, которое давала его близость. Просто не смотря на недавнее знакомство, отсутствие одежды и ещё бог знает какие нарушенные условности и предрассудки, Эн никогда и нигде ещё не чувствовала себя так свободно и уверенно. И пусть это ощущение пока было непостоянным. Того, что оно появлялось в какие-то моменты уже было достаточно, чтобы желать остаться с Кианом как можно дольше, стать ближе, понять друг друга.
   Эн положила голову ему на плечо и прогнулась назад, касаясь парня лишь затылком и ягодицами, но зато движение члена изменило направление и казалось, что он вот-вот найдёт нужную дорогу. Каждый раз, когда он проскальзывал мимо и лисица коротко вздыхала, обиженно сводя брови домиком и упиваясь собственным нетерпением. И тем восхитительнее показался момент, когда он всё-таки оказался внутри.
   Не сдержавшись, Эн резко подалась назад и обомлела. То ли от возбуждения член сделался ещё больше, то ли что-то изменилось у неё внутри, то ли дело было в новой позе, а может быть во всём этом сразу, но если раньше Киан только доставал до дна, то теперь ткнулся туда с ощутимым усилием. Наверное, в другой ситуации это было бы больно, но сейчас Эн почувствовала только, как эхо от его проникновения прокатилось до самой диафрагмы и ударилось о рёбра. Пальцы шакала задержались у неё между бёдер, массируя, лаская и поглаживая, но единственное, чего желала девушка, это повторения только что испытанного.
   Киан великолепно умел обласкать, но от долгого возбуждения ощущения изменились и, как и в первый раз, Эн поняла, что в продолжение хочет чего-то иного, чего-то более простого, порывистого, даже грубого. Она свела ноги, сильнее сжимая скользящий в ней член, и ухватилась за спинку кровати, бесстыдно изгибаясь назад и открывая взору шакала всё то, что происходило в месте слияния их тел. Пожалуй, в каждой женщине живёт желание того, чтоб её просто взяли, напористо и бесхитростно, самым примитивным из способов. Но запрятано оно порой так глубоко, что далеко не у каждого мужчины хватит терпения до него добраться. Что ж, похоже, у лисицы Киан таки сумел до него достать, причём во всех смыслах.

0

41

Это было невероятное и непередаваемое ощущение близости двух тел. Жар и пламя, которые бушевали под поверхностью кожи, сплетались воедино, дополняли и поддерживали друг друга.
Мужчина чувствовал желания своего тела, умело подстраивался под них и чутко прислушивался к откликам тела женщины, чтобы их близость была не банальным утолением плотского голода, а чем-то большим. Разжигая пламя в ней, он и сам горел чувствами, отдавая их на общий полыхающий алтарь удовольствий.  Не удивительно, что когда Эн выгнулась, он нежно зарычал от удовольствия, легонечко укусил за ушко и провёл ладонь по шее, пока голова лисички лежала на его плече.
Продолжая поглаживать гибкое тело, шакал плавно подмахивал бёдрами, дразня и завлекая женщину, но лишь до того момента, пока не был крепко обхвачен со всех сторон тугими кольцами. Ладони вновь крепко сдавили женскую грудь, бёдра чуть приподнялись, а в следующее мгновение, Эн ощутила, как мощная грудь мужчины легонечко толкнула её в спину, заставляя податься вперёд и крепче ухватиться за спинку кровати, чтобы не упасть.
Коготки мужчины чуть грубовато заскользили по плечам и спине, остановились на талии и принялись её жадно тискать. При этом, движения бёдер стали быстрее и более грубыми, от чего могло показаться, что шакал хочет проткнуть маленькую лисичку насквозь. Но природа мудра. Каким бы большим ни был мужчина, он никогда не будет больше ребенка, которого способна родить женщина. Именно эта особенность женского организма и позволяла женщинам «подстраиваться» под партнера и не терять «формы» после родов. Вот и сейчас, наращивая темп и напор, Киан ощущал приятное давление и видел, что Эн это тоже нравиться и не доставляет дискомфорта. Сознание вновь плыло, растворяясь в древних инстинктах, что были заложены самой природой. Мужчина был мужчиной, сильным и диким зверем, а женщина была женщиной, хрупкой, нежной, в тоже время дикой и необузданной, но более того, она была желанной, как может быть желанна только любимая избранница.
Кровать стала поскрипывать всё интенсивнее, а спинка стала всё чаще бить в стену, откликаясь незамысловатым, древним ритмом, в котором двигались Киан и Эн. Отринув на время мягкость, шакал рычал от удовольствия, наслаждаясь своей женщиной, слушая её сладостные стоны и вскрики. И чем эти стоны были громче, тем яростнее двигался мужчина, овладевая нежным телом и глубже погружаясь в нежное лоно. Он хотел Эн, хотел здесь и сейчас, хотел всю и без остатка. Потом не существовало, но где-то на краю мутнеющего сознания, он хотел повторять этот древний танец двух тел снова и снова.

Подавшись вперёд, Киан почти лёг на спину лисички, прихватил зубами за загривок, ощутимо прикусил и его движения стали совсем быстрыми, словно мужчина пытался поскорее избавиться подступающего тягостного напряжения.  Но, это лишь первый раз легко удаётся от него избавиться, второй и последующие разы более длительные, приятные и томительные, позволяющие продлить удовольствие достаточно долго, чтобы и женщина смогла достичь пика  удовольствия, а то и не раз.
Киан разжал зубки и провёл язычком по спинке, поднялся к затылку женщины, а потом скользнул к виску. Тяжело дыша, он легонечко пожевал ушко женщины и прошептал.
- Ты восхитительна и невероятна…

+1

42

΅  Ответом ему стал протяжный стон. Эн не знала, что сказать. Да и едва ли смогла бы. Это будто бы была не она. Нет, не так. Она не была такой раньше, до сегодняшнего вечера, до встречи с Кианом. Прежняя Эн тоже никуда не делась. Она осталась здесь, просто в ней проявилось нечто новое, женское. Ей открылся ещё один аспект собственной чувственности и теперь стало очевидным, что все прежние попытки выстроить отношения были заведомо обречены на неудачу. Потому что те отношения не были ей нужны.
   Эн искала в них что-то, сама не зная, что именно и, естественно, не находила. Ведь никто кроме неё самой не мог ответить лисице на вопрос, чего же она хочет. Искать нужно было не снаружи, а внутри, задуматься о собственных желаниях, а не стремиться соответствовать нормам общественной морали, ожиданиям родителей и, бог знает, чему ещё. Конечно, весь прежний опыт тоже не был напрасным, но только сейчас Эн начала делать из него выводы и прислушиваться к внутреннему голосу.
   Сначала она пыталась как-то влиять на процесс, но потом поняла, что шакал чудесным образом не нуждался в подсказках. Более того, он лучше знал, как будет хорошо. То ли дело было в том, что Киану, действительно, оказалось виднее с такого ракурса, то ли ей просто нравилось всё, что он делал. Эн и сама не могла бы сказать, почему это так замечательно. Она не разделяла происходящее на детали, не вдавалась в тонкости поз, размеров и ритма. Но всё вместе это доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие и оно неразрывно было связано с Кианом. Хотя в какой-то момент она совершенно перестала чувствовать его рядом. Впрочем, это было не так уж важно, потому что он был внутри.
   Наслаждение накатывало волнами, то практически опрокидывая в пучину беспамятства, то вновь позволяя дышать и видеть. Но чаще глаза лисицы всё же были закрыты. Сейчас прекрасно можно было обойтись без зрения. Кроме обшарпанной стены, смотреть особо было не на что, да и не нужно. Пожалуй, это даже обостряло все прочие ощущения. Совершенно не заботясь о тех, кто спал за стеной, Эн надломлено стенала, груди её колыхались в такт толчкам, а руки сжались так, что побелели костяшки.
   Всё это время у Эн Циммерман был определённый круг правильных или хотя бы допустимых поступков, того, что она себе позволяла, опираясь на чужие знания и опыт. Теперь у неё стало достаточно своих и внезапно лисица поняла, насколько были тесны прежние рамки. Как узкие туфли, в которых удобно только сидеть. Пробовать что-то новое всегда страшно, но суть крылась не в страхе, а в том, что каждый раз, сделав шажок за границы дозволенного, она становилась чуточку свободнее.
   Сейчас казалось нелепым, почему Эн не поняла этого раньше, но всему, видимо, своё место и время. Она просто не смогла бы сделать этого одна и, оглядываясь назад, можно смело утверждать, что раньше ей было не с кем. Как же хорошо, что теперь у Эн есть Киан. Нарушив бешеный ритм, она поймала шакала за руку и завела его пальцы между своих ягодиц.
   - Сделай так ещё раз, - с придыханием попросила лисица. – Когда чуть-чуть страшно, это так сладко.

+1

43

Ненадолго прервав тот бешенный  ритм танца, в котором стонали и извивались два тела, шакал без сопротивления и каких-то детских удивлённо-восторженных возгласов, переместил руку между ягодиц лисички. Легонечко погладил подушечками пальцев тугое колечко, осторожно скользнув вокруг него по самому краешку. Задевая нежные участки тела с массой нервных окончаний, Киан продолжал мягкие и нежные движения, то приближаясь к самому центру, то отдаляясь от него.

- Просто расслабься и ни о чём не думай. Я не сделаю тебе больно… - прошептал мужчина, не торопясь переходить к активным действиям. Буквально на несколько секунд его пальцы прервали ласки, а член едва не покинул разгоряченное лоно, оставляя в нём досадную пустоту. Но то был только краткий миг, который потребовался, чтобы обильно покрыть пальцы их общей смазкой, которая вытекала из женщины. Подхватив несколько капель нектара и быстро перенеся его между ягодичек, Киан возобновил плавные проглаживания.

Кожа была слишком мягкой и нежной, не привычной к прикосновениям и даже не следовало пытаться массировать её на сухую, а вот смазка делала этот процесс не только легче, но и приятнее.
Бёдра хулигана вновь пришли в движение, заполняя временно образовавшуюся пустоту и возвращая утраченный ритм. Правда, в этот раз ритм не поднимался настолько высоко, оставаясь на том приятном уровне, когда ещё удавалось удерживать равновесие без необходимости вцепиться во что-то покрепче.
Как и хотела Эн, пальцы продолжили касаться её тела, добавляя острые нотки ощущениям, которые и без этого были почти на пределе. Описывая окружности вокруг, пальцы то и дело приближались к центру, касались его, иногда замирали на несколько секунд, иногда чуть надавливали легко и нежно, но всякий раз отступали, едва почувствовав малейшее сопротивление. Это был долгий и мучительно приятный процесс, который подкреплялся резкими движениями бёдер мужчины, входившими в некий резонанс с движениями рук, меняя одни ощущения другими, а порой и доставляя их одновременно.

Через какое-то время, изменив положение ладони, Киан положил руки на задницу лисички, чуть раздвинул ягодицы и теперь уже два пальчика поочередно ласкали её попку. Улавливая ритм женского тела, шакал умело подставлялся под возвратно поступательные движения и подставлял член и пальцы так, чтобы Эн сама могла регулировать то, насколько сильно ощутить давление или проникновение. Минут пять, может и больше, они наслаждались этой незатейливой игрой, но потом мужчина решил подбросить поленцев в костерок страха и волнения своей женщины, раз она об этом просила и это доставляло ей удовольствие.

Совершив очередной финт бёдрами, парень выскользнул из горячего плена и прижался членом к попке лисички, раздвигая ладонями щечки ягодиц в стороны. Горячий и пульсирующий стержень одновременно прикоснулся и к куночке и колечку ануса. Немного подождав, шакал вновь двинул бёдрами, на сей раз сверху вниз, скользя по ложбинке и покрывая её свежим слоем смазки. Совершив ещё два или три таких движения, мужчина вновь выгнулся и вернул чуть остывший орган в тёплое женское лоно, чтобы продолжить прерванные движения.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-07-14 21:03:18)

+1

44

΅  Ни о чём не думать, наверное, хороший совет. Но проще сказать, чем сделать. Тем более что страх никуда не делся. Как только Эн отпустила руку шакала и пальцы отправились в самостоятельное путешествие, вернулся и он. Это было уже не так явно, как в первый раз. Хотя, находясь внутри, Киан наверняка ощутил, как там всё сжалось. Лисица тоже почувствовала это и с тихим вздохом закусила губу. Казалось, что сейчас она может различить даже мельчайший узор на подушечках его пальцев, что уж говорить о случайном прикосновении когтей.
   Скорее всего, Киан уже не раз проделывал подобное. Но вот об этом, пожалуй, действительно думать не стоило. Как бы то ни было, для Эн это стало чем-то особенным и дело оказалось вовсе не в специфичности ласк, а в том, чтобы доверить кому-то свой страх. В таком смысле это на самом деле было приятно. Лисица мелко подрагивала под руками шакала. Но постепенно дрожь прекратилась, Эн отпустила спинку кровати и улеглась грудью на постель, уткнувшись носом в подушку и подняв попу так, что хвост свесился вдоль спины и почти занавесил ей лицо.
   Женщина откровенно блаженствовала и даже не обратила на это внимания. Наверное, никогда ещё она не чувствовала себя такой расслабленной и это была не слабость усталости, а именно тягучая истома измученных за день мышц и нервов. Как же с ним было хорошо! И когда Киан вышел из неё, будто примеряясь в другое отверстие, лисица уже не испугалась, только слегка поморщилась, с каким-то удивившим даже её саму равнодушием признав, что без ложки дёгтя, видимо, всё равно не обойдётся.
   Её мнение относительно этой затеи совершенно не изменилось, зато изменилось отношение к ней. Ничего страшного. Ну, не убьёт же он её, в конце концов. Раз уж Киану так этого хочется, то можно и потерпеть. А в том, что ему хочется, Эн не сомневалась. Иначе бы он даже и не начинал. Хотя лисице и трудно было понять, что мужчины находят в этом такого уж… интересного.
   Она так настроилась на продолжение, что даже разочарованно вздохнула, когда шакал ничего не сделал. Если всё равно придётся это пережить, так лучше поскорее покончить с болезненной частью сего мероприятия и вернуться к чему-нибудь приятному. Например, устроить голову у Киана на груди, обнять его всеми конечностями и провалиться в сон, который после такого сладкого секса тоже обещает быть не менее сладким.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-07-18 18:50:07)

+1

45

Она была не готова. Ни морально, ни физически. Каин ощущал каждым миллиметром своей кожи испуганный и волнительный трепет в женском теле и буквально на кончиках пальцев читал страх, который пульсировал каждый раз, когда мягкеи подушечки пальцев приближались к тугому колечку сфинктера.
Не останавливая фрикций, шакал постепенно отдалялся от порочной черты, давая возможность лисичке расслабиться и получить удовольствие, которое было взаимным. Придёт время и Эн Фейрис будет готова к самым смелым экспериментам и сможет шагнуть за пределы норм человеческой морали этики, разрушать барьеры и устои. Возможно, этого никогда и не случится или случится не с ним, но сейчас она сомневалась, была зажата и скованна страхами. А там, где зажатость и страх, там нет места удовольствию и принятию нового. Можно было бы попытаться, но зачем, если ничего кроме боли и дурных воспоминаний ей это не принесёт? Будет ли она лучше относиться к шакалу причинившему боль? Будет ли больше доверять в дальнейшем, зная, что он не считается с её чувствами и желаниями? Останется ли она после этого? Скорее всего нет.

Киан понимал и знал многое. Видел грани и барьеры, что сковывали людей каждый день. Кто-то мог их перешагнуть после выпивки, кто-то после наркотиков. Иных толкало отчаяние на безрассудные поступки и эксперименты, но всё это были лишь мимолётные деяния, не приносившие ничего кроме раскаяния по утру. Сам О’Коннор жил по иным правилам, он наслаждался каждым моментом жизни и делал только то, что приносило ему удовольсвтие, если только его не вынуждали и не провоцировали действовать иначе.
Вот и сейчас, горячие ладони переместились на ягодицы женщины и принялись их крепко мять и тискать. Движения бёдер вновь наращивали темп, возвращая сладкую истому, чувство наполненности и удовольствия. Мужчина не останавливался до тех пор, пока его рык не смешался со сладкими стонами Эн. Сильное тело выгнулось дугой, дернулось судорогой, на несколько мгновений свет перед глазами померк от ощущения горячей волны оргазма, накрывшего, похоже обоих. Не покидая нежного лона лисички, Киан отпустил бёдра и плавно опустился на женщину, прижимая к кровати. Несколько бесконечно долгих и прекрасных минут, он ощущал, как её тугие кольца крепко обхватывают член и пульсируют в такт биению сердца, как учащенное дыхание медленно восстанавливается, а в глазах проявляется некая осознанность реальности происходящего. Немного пошевелившись, шакал сместился немного в бок и его лицо оказалось прямо напротив личика Эн.Мягко улыбнувшись, парень поцеловал свою женщину и провёл пальчиками вдоль позвоночника, приглаживая вздыбленную шерстку, играясь с пышным хвостиком и ожидая её возвращения из мира сладких грёз.

Когда же Эн ответила на его ласки и поцелуи, когда с тел спало томное оцепенение, они ещё несколько минут целовались, после чего Киан поднялся, подхватил Эн на руки и отнёс в душ.
Струи воды покрывали их тела и скатывались водопадом по шерсти, руки скользили по телам друг друга, оставляя приятные ощущения теплоты, любви и нежности. Шакал покинул душевую немного раньше лисички, предоставив ей возможность привести себя в порядок, а сам отправился в комнату, чтобы застелить постель. Откровенно говоря, это следовало сделать раньше, но кто же мог знать, чем закончиться ночная встреча под дождём и горячее чаепитие?
Разыскав в шкафу большое чистое полотенце, Киан вернулся в душ, чтобы самолично накинуть его на мокрые плечи женщины и ещё раз обнять её, заключив в крепкие объятия, поцеловать и отнести в кроватку. Мужчина делал то, что считал правильным и нужным, он заботился о той, кого хотел считать своей и уже считал таковой.

Опустившись на кровать рядом с Эн, Киан мягко улыбнулся.
- Спи, у тебя был сложный день… - с невероятной для себя нежностью прошептал мужчина и, взяв ногу лисички за коленочку, положил себе на живот, устраивая её поудобнее.

+1

46

΅  Наверное, это просто ещё один способ подразнить, подумала Эн и едва заметно улыбнулась. Она не могла знать, как тонко шакал чувствует её настроение, точно так же, как не могла желать того, чего никогда не пробовала. Собственно, когда она в первый раз была с мужчиной, лисица тоже не нашла в этом ничего хорошего. И во второй. И в третий. То ли мужчина такой попался, то ли дело было в ней самой. Сравнивать Эн было не с чем и она не могла сказать наверняка, но между тем самым первым разом и первым разом, когда ей понравилось, прошло три года. Правда, в эти три года у неё практически никого не было.
   После совершенно ужасной первой попытки Эн просто не понимала, зачем нужно повторять нечто подобное. Спустя столь продолжительный срок многое стёрлось из памяти, появился новый парень и лисица собралась с духом попробовать ещё раз. И всё вышло точно так же, если не хуже. Эн не чувствовала ничего. Вообще. И, естественно, на том едва зародившиеся отношения закончились. Девушка решила, что с ней что-то не так, и не нашлось никого, кто объяснил бы ей обратное.
   Именно поэтому лисица практически не интересовалась противоположным полом и не задумывалась о семье, относясь к изредка возникающим симпатиям, как к чему-то неизбежному и бессмысленному. Ей может и хотелось бы, чтоб кто-нибудь был рядом, но физическая сторона отношений Эн интересовала мало и она прекрасно понимала, что вряд ли такая женщина кому-нибудь нужна. Может быть, она действительно слишком много думала, а сегодня Киану удалось сделать так, чтобы лисица позабыла обо всём.
   Она оказалась нормальной, просто иногда одного желания и симпатий недостаточно. К ним надо добавить ещё немного знаний, умения и терпенья. Сколько же времени понадобилось, чтобы это понять. Лисица задохнулась от удовольствия и вцепилась в подушку, с блаженным стоном вытянувшись, когда Киан прижал её к постели. Она была в восторге и от избытка бьющихся внутри чувств перебирала коготками край истерзанной подушки.
   Единственное, чего Эн сейчас хотелось больше, чем остаться так навсегда, это обнять шакала, и постепенно они перебрались в объятия друг друга. А затем в душ. Причём Киан просто унёс туда лисицу, которой ходить и даже стоять удавалось с немалым трудом. У него на руках такая взрослая и самостоятельная Эн вновь чувствовала себя малышкой. Да и какая она сейчас самостоятельная, раз даже стоять сама не может? Зато ей очень понравилось держаться за Киана и водить ладонями по его мокрой шерсти.
   Когда шакал вышел из душа, ей пришлось опереться о стену. Эн не переставала поражаться, откуда он берёт силы, ведь она сама во второй раз помыться так толком и не смогла, только постояла под горячей водичкой, которая с одной стороны немного освежила, а с другой разморила ещё больше. Да и пусть. Откровенно говоря, Эн вовсе не чувствовала себя испачкавшейся.
   Они почти не разговаривали, и без того понимая друг друга с полужеста. Эн не пыталась изображать из себя скромницу или останавливать его. Киан вообще делал много такого, чего с ней никто прежде не делал и на трезвую голову она засыпала бы его вопросами, о том как, почему и зачем всё это, но сейчас лисицу волновал только один – где же он был так долго? Эн не влюбилась в него, вовсе нет. Сейчас она была слишком счастлива, чтобы терзаться этим возвышенным, но пустым чувством. Они просто подошли друг другу, как одна рука подходит другой, когда их сцепляют в замок.
   Лисица обняла Киана, инстинктивно отыскав удобное им обоим положение. Блуждающие по его боку, пальчики случайно наткнулись на одну из едва запёкшихся ранок, что она недавно смазывала целебной мазью. У шакала денёк тоже выдался не из лёгких, да и ночь немногим от него отличалась, с таким-то количеством постельных упражнений. Впрочем, как бы Киан ни был хорош в этом деле, Эн почему-то казалось, что самое главное случилось всё-таки после.

+1

47

Душ и все последующее было сделано не столько с целью избавиться от грязи, сколько сполоснуть выступивший пот, который к утру прокиснет и тела будут пахнуть не лучшим образом. Секс, как и спорт, требовал держать своё тело в чистоте. В прочем, восстановить водный баланс в организме тоже было нужно, что и сделал Киан, заботясь о себе и своей женщине.

Склонив голову чуть на бок, шакал потёрся щекой о щёку лисицы и мягкими, нежными прикосновениями губ оставил вереницу следов на её лице, скользя от височка к губам. Немного пошевелившись, удобнее устроился рядом с Эн, подставил своё плечо под её голову и накрыл обоих одеялом. Дом был старым, холодным и не отапливаемым, можно было надеяться на тепло собственного тела, но… как же приятно укутать тёплым коконом полюбившегося человека и не думать, что она жмётся к тебе не от холода, а от искреннего желания быть рядом. Если бы Киан был один, то вполне мог обойтись без одеяла и подушек, завалиться спать на диван в одежде. Так он планировал поступить изначально, ещё до того, как лисичка обвила его своими ножками и утащила в водоворот невероятных чувств и ощущений. Но сейчас он ощущал, что жизнь круто меняется и упускать такой шанс было глупо.

Левая ладонь переместилась на бедро женщины и принялось его осторожно ласкать плавными и лёгкими движениями. Пальчики зарывались в шерсть, коготки едва ощутимо поглаживали кожу то и дело поднимаясь выше к талии и скользя к поясничке. Вторая рука обняла плечи лисички, устроившись поверх одеяла и продолжая ласкать её шею и спину. И хотя шакал был жилистым, сейчас это не имело никакого значения, вместе с Эн он ощущал невероятную мягкость и лёгкость собственного тела и желание быть самым удобным и мягким для неё. Расслабленный и довольный, он ощущал, как голова Эн устроилась на его плече невесомым грузом и всё её наполняется невероятным теплом и спокойствием, от чего возникало желание заботиться о ней.

Минуты тянулись медленно, но в их течении было достаточно места, чтобы прочувствовать, как поглаживания постепенно замедляются, а дыхание любовников успокаивается. Через какое-то время, минут через десять, а может и меньше, Эн и Киан лежали неподвижно, слушая дыхание и биение сердец, пока полностью не растворились в ночной темноте и не уснули.

Ночь шла спокойно, если не обращать внимания на каких-то крикливых пьяниц за окном и рёва полицейских сирен на соседней улице. Под утро стало прохладно, но сплетенные воедино тела всё ещё были горячими и не позволяли холоду внешнего мира ворваться в их маленький и уютный кокон, что столь заботливо был создан минувшим вечером.
Проснувшись, Киан обнаружил, что лежит удобно устроившись между грудей Эн. Было тепло и хорошо, а запах женского тела сводил с ума. И всё было отлично, если не обращать внимания на ноющие раны и ушибы, которые напоминали о том, что за всё хорошее в этой жизни нужно платить.
Шакал улыбнулся и посмотрел на лисичку, в очередной раз убедившись, что она стоила всех полученных синяков, ссадин и царапин. Боль пройдёт, а Эн, или воспоминания о ней, останется. Сейчас она спала в его объятиях, сала столь сладко и выглядела столь нежно и ранимо, что мужчина просто не решился тревожить её сон.
Прикрыв глаза, он вновь тихонечко засопел, обвивая руками мягкое и податливое тело, прижимая к себе в это холодное утро.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-07-21 10:12:26)

+1

48

΅  Наступал новый день и, как бы ни было хорошо нежиться в объятиях друг друга, но жизнь не стояла на месте. Эн нужно было на работу, а перед этим неплохо было бы заглянуть домой, чтобы переодеться, ведь в таком виде в офисе появляться было нельзя. Провалявшись до последнего, пришлось торопиться и обойтись без завтрака, но, даже встав с постели, отпустить Кмана оказалось непросто, и они ещё долго целовались в коридоре, прежде чем Эн ушла.
   На работу она, конечно же, опоздала. Благо, кроме Александры этого никто не заметил. Из-за вчерашних переживаний, ночных нежностей и утренней гонки по пересечённой местности лисица совершенно не выспалась, но эмоции и крепкий кофе не давали ей клевать носом. День прошёл безумно и незаметно, в каких-то очень важных и в то же время ничего не значащих хлопотах. Они не давали Эн долго думать о Киане, а потом она вернулась домой, в свою пустую, тихую квартирку, остановилась на пороге и вдруг поняла, что не знает, чем себя занять.
   Нет, домашние дела и повседневные ритуалы никуда не делись, но лисица больше не находила себе места в своей прежней жизни. Она хотела быть не здесь, но умом понимала, что если сейчас сорвётся к шакалу, то не выдержит долго такого ритма. День, два, три, неделю, а потом кто-то из них просто упадёт без сил и скорее всего это будет, конечно же, она. Эн очень хотелось снова оказаться в его объятьях, но и продлить их отношения тоже, потому она переоделась, поужинала, выпила немного коньяку, чтоб успокоиться, и легла спать.
   Закрыть глаза, как и предполагалось, было недостаточно. Мысли теснились в голове, по новой перебирая и смакуя каждое слово, вздох и прикосновение, и под их аккомпанемент лисица сама не заметила, как уснула. К следующему утру лихорадочное возбуждение прошло, зато остались ноющие мышцы и синяки по всему телу. В первом был повинен Киан, во втором те, другие, но о них лисица вовсе не вспоминала.
   Ритм жизни постепенно стал входить в норму. Хотя часто бывало так, что Эн сидела за рабочим столом, переписывая начисто письма к клиентам или обсчитывая смету очередного рекламного заказа, а в памяти ни с того ни с сего вдруг сплывало имя шакала. Тогда её бросало в жар, в животе вновь делалось щекотно и рука замирала над бумагой. Взгляд лисицы становился отсутствующим и она приходила в себя далеко не сразу. А дома профиль Киана всё время смотрел на Эн со спины безрукавки, что шакал подарил ей. Каждый вечер она хотела поехать к нему, но переводила взгляд на темнеющее окно и оставалась дома. Сутки казались теперь слишком короткими, если отнять восемь часов в офисе, два-три на дорогу и накинуть ещё, чтобы поесть и собраться, для них с Кианом оставалось совсем немного. А ведь ещё неплохо было бы поспать хоть чуть-чуть.
   Но, не смотря на то, что мысли Эн были заняты шакалом, её практичная жилка никуда не делась. Перетряхнув свой гардероб, лисица внезапно поняла, что ей совершенно нечего надеть. И дело было не только в том, что она хотела понравиться Киану ещё больше. Просто у Эн, действительно, было не так уж много вещей. Одеваться она предпочитала женственно и в меру скромно и потому среди них не нашлось ничего подходящего. Ну, не усядешься же на мотоцикл в чулках и узкой юбке.
   Купить новое не было денег и лисица сначала собиралась перешить одно из платьев, но потом вспомнила, что дома у родителей стоит целый чемодан со старыми вещами. В основном там всё было мамино, но лежало и то, из чего Эн уже выросла и не надевала со школы. Внезапно наведавшись к родителям, она заглянула и туда, отыскав несколько футболок, спортивный костюм, старые джинсы и пару симпатичных юбок, которые в своё время были сочтены молодой женщиной слишком легкомысленными, чтоб появляться в них на приличной работе.
   Перестирав и подогнав по фигуре эти, с позволения сказать, обновы, корсак ещё раз вошла в кладовую, ради экономии места заменявшую ей платяной шкаф, и придирчиво обозрела её содержимое. Теперь выбор того, что можно было надеть с безрукавкой, её вполне устроил, но встал другой вопрос. Что надеть на второе свидание с Кианом, которое, по сути, должно было стать первым, потому что прошлая их встреча совершенно не подходила под это определение.
   Вообще, способность выносить себе мозг из-за тряпок, это особый женский талант, который давно уже впору приравнять к вторичным половым признакам. Им мало, чтобы было чистое и целое, надо чтоб и удобно, и по погоде, и красиво, и сексуально, и элегантно (да, всё это разные понятия), и по цвету сочеталось, и к случаю подходило, и ещё бог знает, каким критериям соответствовало. Ну как же, ведь мужчины любят глазами и, наверное, больше чем девушкам за одеждой, только парням нужно следить за языком. Потому что каждое их слово будет как-нибудь истолковано и, скорее всего, толкование получится не в их пользу, ведь делать из мухи слона, это второй женский талант, который тоже надо бы причислить к вторичным половым признакам.
   Эн сполна обладала обоими этими талантами, потому, после всех размышлений, выбрала не что-то из переделанных вещей, а новенькое, подаренное Александрой платье, выполненное в китайском стиле, с крупным цветочным рисунком и отделкой из чёрного шёлкового шнура. Дело было в том, что соваться в Бронкс в чём-то открытом она всё-таки побаивалась, не слишком-то доверяя магическим защитным свойствам жилетки с Анубисом, а у этого платья были длинные рукава и глухой воротник стойка. Спокойнее ей было бы только в джинсах, но лиса не любила штаны как таковые и просто не смогла изменить своим привычкам.
   За всем этим она немного успокоилась и собралась наведаться к Киану в субботу, чтобы было светло и не так страшно, но когда наступил вечер пятницы и лисица вновь вернулась домой, то просто не смогла усидеть на месте. Она взяла такси и всё-таки приехала в этот ужасный район, пришла к Киану домой, постучала в дверь и… её никто не открыл. Они ведь толком не договорились, когда встретятся, и Эн действовала на удачу, которая в этот раз оказалась не на её стороне. Лисица вышла из подъезда и заглянула в окна, но даже не знала, куда именно смотреть.
   Пока она топталась у крыльца, окно на первом этаже приоткрылось и оттуда выглянул престарелый вомбат. Он окинул женщину подозрительным взглядом и не слишком дружелюбно спросил, что ей нужно. Эн начала объяснять, что ищет Киана, и умолкла, не зная даже фамилии. Приехала в гости. Непонятно к кому и непонятно куда. К счастью, Киана знал вомбат. Он посоветовал пройти дальше по улице и долго объяснял, куда поворачивать после. Что там нужно искать, Эн так и не поняла, но ей было обещано, что она сразу догадается, когда увидит. Очередная вечерняя прогулка по Бронксу лисицу не вдохновляла, но просто так сдаться она готова не была и всё-таки решила сходить.

+1

49

Киан не стал провожать Эн до машины.  Долгие проводы - лишние чувства, которые никогда не приносили успокоения, а лишь ещё больше теребили душу. Проводив девушку взглядом до лестницы, шакал закрыл дверь и подошел к окну. Сквозь выцветшие занавески и грязные стёкла он смотрел на желтую крышу такси и старался не думать о том, что будет дальше. Нужно было спокойно принять то обстоятельство, что он никак не сможет повлиять на выбор другого человека и если таковым будет его решение, то они более никогда не увидятся.

Лисичка села в машину, дверь негромко хлопнула, двигатель зарычал и, через несколько секунд, машина двинулась с места и скрылась за перекрёстком. Ещё около минуты О’Коннор стоял молча и смотрел на дорогу, пытаясь разобраться в собственных чувствах. Не смог. Все было слишком сложно и неоднозначно. Мотнув головой он отвернулся от окна, провёл пальцами по губам, словно пытаясь нащупать след нежных женских губ, и направился к постели.

«Всё будет так, как должно быть!» - С твёрдой уверенностью подумал мужчина, начиная снимать постельное бельё, которое намеревался отнести в прачечную вместе с другими вещами, коих накопилась целая корзина.
Перед самым выходом, Киан залез в холодильник, выпил несколько сырых яиц, запил остатками виски и открыл тумбочку, где посреди гаечных ключей, отвёрток и свечей зажигания  лежал черненый Кольт 1911. Проверив состояние оружия и сунув его за пояс, мужчина извлёк из ящика небольшую агитационную брошюру полицейской академии. Бегло пробежавшись по уже знакомым строчкам, он постучал ей по ладони, задумчиво глядя на выделенный белыми цифрами номер телефона и адрес. Несколько секунд он колебался, но потом листок был брожен обратно в тёмные недра стола, а ящик захлопнут. Накинув на плечи косуху и подхватив корзинку белья, шакал покинул свой дом и вышел на улицу.

Китайская «Прачечная Бо и По» располагалась в конце улицы в полуподвальном помещении и принадлежала двум азиатам, которые за умеренные деньги брались не только постирать, но и погладить вещи.
- Ни хао, господина Конор… - поприветствовал вошедшего низкорослый примат с раскосыми глазами и золотистым оттенком шерсти в смешной шапочке с красной кисточкой.
- Привет, По… - Киан поставил на прилавок пластиковую корзину, прислонился спиной к стене и закурил. – Постирать и погладить, всё как обычно. Вечером заберу.
Азиат суетливо принялся что-то писать на листочке, неразборчиво карябая какие-то иероглифы, а потом прикрепил листочек к корзине.
- Хоросё, господина Конор. Бо! – Крикнул По, поворачиваясь к двери в подсобое помещение откуда раздавался плеск воды и шум работающих стиральных и гладильных агрегатов. – БОооо! – повторил он и из-за занавески высунулась почти точная копия По, с таким же окрасом шерсти и в точно такой-же дурацкой шапочке. – Бери корзину и к вечеру заказ долзен быть готов!
Бо и По были близнецами, но По был старше на несколько минут, а по тому на правах старшего барата руководил их совместным предприятием, а Бо выполнял всю грязную работу.
Младший брат уволок корзину, а По замялся, смущенно теребя пальцами полы своей азиатской курточки.
- Эээммм… Господина Коннор, вы могли бы поговорить с Барго? Он уже второй раз за месяц приходит и забирает выручку, хотя Короли обещали, что не будут трогать тех, кто исправно вносит деньги в «безопасный бизнес». Если так дела пойдут, мы будем вынуждены закрыть здесь бизнес…
По, заискивающе, попытался заглянуть в глаза шакала, но наткнулся на пристальный и колючий взгляд желтых глаз в котором явственно читалась угроза. Шакалу явно не нравилась идея хитрого азиата втянуть его в разборки, но и нарушения установленных правил Киан не собирался терпеть. Отлипнув от стены и зажав сигарету губами, мужчина утвердительно кивнул ине говоря ни слова вышел на улицу. Быстрыми шагами он направился к подъезду своего дома, где был припаркован желто-черный харлей, а уже через минуту мчался к байк клуб…

День затянулся и перешел в ночь, когда шакал смог закончить с делами текущего дня. Барго получил по заслугам, отдал деньги и пообещал больше не вредить бизнесу на подконтрольной клубу территории. Состоялась встреча с Тиграми и разборки по поводу ночного инцидента, но, как это обычно бывает уличная правда была за теми, на чьей территории всё произошло. Тигры сами перешли границу и нарушили соглашение, так что на совете было принято решение, что они сами виноваты. Потом были покатушки по городу и решение вопросов связанных с ведением дел и отчёт казначея по финансовым вопросам клуба и прибыли каждого его члена. Получив свою долю, изрядно выпивший и уставший Ки, смог вернуться в прачечную, чтобы забрать заказ.

Бросив на прилавок несколько баксов, он положил рядом сумму, которая была отобрана Барго. Азиаты просияли улыбками, горячо поблагодарили и даже в знак благодарности вручили шакалу коробку китайской лапши с курицей. Сущие мелочи, но только теперь Киан понял, что не ел весь день и коробка лапши была как нельзя к стати.

В этот день и вечер Эн не вернулась. Не вернулась она ни на следующий, ни через день. Киан стал раздражительным и нервным, начинал срываться на людей за малейшие огрехи и провинности, всё чаще прикладываясь к алкоголю в течении дня и стараясь спать в мотоклубе, не желая возвращаться в дом, где всё напоминало об очередной женщине, очередной неудаче и очередном обмане и крушении надежд.
- Да пошел ты к черту! – рявкнул Киан и швырнул недопитую бутылку в стену. – Помягче? Кому ты будешь это говорить, щенок? – выпятив грудь, шакал буром попёр на собеседника, но был остановлен двумя рослыми мемберами, вклинившимися между двух спорящих «Королей».
- Здесь или ты или тебя! Это мой, грёбанный город и у него есть правила, которые не нам менять! Будешь мягкотелым – о тебя вытрут ноги и ты станешь никем… отпусти меня… - шакал лязгнул зубами и вцепился взглядом в мембера, который только миролюбиво развёл руки в стороны, но пройти вперёд не давал.
- Киан, да что с тобой происходит? Ты как с цепи сорвался после того случая с Тиграми. Да, они были неправы и нарушили территорию, но ты хочешь развязать войну… Войну, брат!
- Сборище трусливых идиотов. В следующий раз они пойдут дальше, а вы будете молча это терпеть? Будете ждать, когда они насрут под дверь мотоклуба? Может у вас кишка тонка? – О’Коннор оттолкнул мембера и отошел к барной стойке, чтобы влить в себя ещё немного виски. Душа болела, тосковала и скучала, но признаться в этом окружающим шакал не мог. Прошло уже пять дней! Пять грёбанных дней, а он всё ждал и на что-то надеялся, но каждый день приносил лишь очередную порцию боли и разочарования.

***

- Мисс, вам нужно пройти до второго перекрёстка и свернуть налево. Продолжайте идти по левой стороне улицы и через три квартала вы увидите кинотеатр «Парадиз». Сразу за ним будет проулок. Пройдя по нему поверните направо и немного пройдите вперёд. Там будет бар «Квинс», это штаб-квартира Королей улиц. Если кто-то и знает где искать Ки, то только его, кхм, товарищи… - Вомбат шмыгнул носом, посмотрел на женщину и явно в его сознании случился переворот, поскольку сочетание «цветов мотоклуба» и платья шло в разрез с его представлением об окружающем мире. Несколько мгновений внутри мужчины шла борьба за то, кем же является женщина и стоит ли её предупреждать быть осторожнее? С одной стороны стоило, но с другой… Кто в здравом уме станет связываться с девушкой шакала? Это же как сесть на его мотоцикл или зайти в дом без приглашения, себе дороже выйдет, если этот криминал решит, что кто-то покусился на его собственность и свободу.

https://media-cdn.tripadvisor.com/media/photo-s/0e/a2/6b/65/the-pafos-cruisers-bikers.jpg

Ночные улицы Брокса вызывали страх и волнение. Тёмные окна домов, тусклый свет фонарей, мрачные фигуры людей, приглушенные разговоры небольших групп людей, спешащие по своим делам подозрительные личности и громкая музыка из проезжавших мимо автомобилей. Несколько раз кто-то пытался увязаться за Эн, но всякий раз, когда она выходила на освещенный фонарями участок улицы, от неё отставали и оставляли в покое. Она прошла по указанному вомбатом маршруту, свернула за «Парадизом» и оказалась перед освещенным неоновыми огнями клубом «Квинс». На парковке стояло множество мотоциклов всевозможных форм и расцветок, возле некоторых толпились люди и что-то живо обсуждали. Из приоткрытых дверей слышалась рок музыка, задававшая ритм и драйв этой ночи.
Приблизившись, Эн смогла заметить и черный мотоцикл с желтыми обводами, который стоял у самого входа в клуб. Этот кастом она бы смогла узнать и среди сотни других. Вероятно, его владелец тоже был где-то неподалёку.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-07-21 21:53:24)

+1

50

΅   "Делай, что хочешь", - сказал ей Киан. И Эн тут же взялась переделывать себя под него. Не потому что ей нравилась его жизнь, но ей нравился сам шакал и, раз лисица хотела быть с ним, то нужно было соответствовать. Причём она сама не считала это ни жертвой, ни одолжением. Люди всегда меняются и большая часть того, что они причисляют к своим личным особенностям, всего лишь позаимствовано у кого-то. Если бы Эн родилась в другое время в другом месте, она тоже стала бы другой, уж кому-кому, а начинающей писательнице это было отлично известно. Так почему бы не скорректировать что-то в себе, подогнав под меняющиеся условья жизни, другой социальный статус? Она проделывала это неоднократно, примеряя на себя образы послушной дочери, школьницы, студентки, идеального офисного работника, чьей-то возлюбленной, даже жертвы преступления. Не всё было по доброй воле, не всё ей нравилось, не всё получалось, но сам факт перемен ради дорогого человека лисицу не пугал.
   Другой вопрос, что Эн не всегда знала, как именно следует меняться, но с этим уже приходилось разбираться по ходу. Что было бы, если б она не нашла Киана? А ничего. Воткнула бы ему записку в дверь, вернулась бы завтра. И послезавтра, если бы опять ничего не вышло. После третьего раза, пожалуй, задумалась бы над тем, что он просто не хочет её видеть и больше бы не пришла. Конечно, Эн могла и ошибиться, у шакала просто могло не оказаться возможности, но в таких ситуациях, как правило, исходят из самого простого объяснения, а во всех остальных случаях неудачного стечения обстоятельств просто говорят "не судьба". Потому, что если хочешь чего-то, то делаешь, если хочешь встретиться, то найдёшь способ, а если раз за разом не получается, то может быть, на самом деле не шибко и хотелось. По крайней мере, одной из сторон.
   В этом вся прелесть и ужас отношений, они зависят от двоих. Ты можешь быть трижды любящим и идеальным, но что в том толку, если это никому не нужно. Лисица уже пыталась раньше и после всего обещала себе, что больше не станет, но вот теперь нашёлся мужчина, ради которого она готова была нарушить это обещание, изменить привычки и внести коррективы в такую удобную и безопасную одинокую жизнь. Хотя где-то в глубине души всё же точил червячок сомнения. А может напрасно всё это, может будет лучше, если они больше не увидятся. Но память о прошлой встрече ещё была слишком свежа и слишком сильно желание всё повторить.
   Эн прошла нужные три квартала, свернула за кинотеатром и нашла тот самый бар. Это оказалось несложно благодаря ярко освещённой вывеске. Ну что ж, теперь оставалось сделать ещё одну, возможно, последнюю глупость и войти туда. На стоянке оказался припаркован знакомый мотоцикл. Или просто очень похожий. Лисица не настолько хорошо разбиралась в них. Собственно, вообще не разбиралась, различая в основном по цвету. Да, цвет определённо совпадал. Ещё у крыльца стояла небольшая компания откровенно жутковатого вида. Ладно, не звери же, поди не съедят. Хотя, учитывая прошлые выходные и знакомство с такой же, ну, или очень похожей компанией, это был бы не самый плохой из возможных исходов. Они посмотрели на Эн, когда та походила мимо, и она смущённо улыбнулась, понимая, что действительно выглядит более чем странно.
- Хорошая девочка ищет приключений на свою шоколадную филейку? – бросил один из парней в коже.
- Почти, - чудом не вздрогнув, согласилась Эн и рискнула подойти ближе. – Хорошая девочка ищет плохого мальчика, - она глянула на чёрно-жёлтый мотоцикл. – Его зовут Киан. Мне сказали, что он часто здесь бывает.
- Кто сказал?
- Соседи... - лисица почувствовала, как у неё начали гореть уши.
   Ведь если сейчас спросят, что она делала у шакала дома, откуда вообще его знает, придётся рассказывать историю прошлых выходных, потому то подумать заблаговременно что-то правдоподобное она не удосужилась, а теперь в голову совершенно ничего не шло. Но её ни о чём больше не спросили, только другой верзила, грызущий зубочистку, махнул рукой в сторону входа в клуб. Лисица благодарно кивнула и осторожно вошла внутрь, мельком покосившись на вывеску и гадая, почему бар называется "Королевы", а не "Короли", что на её взгляд было бы логичней.
   В зале было шумно и людно. Эн, впервые оказавшаяся в таком месте, которое, пожалуй, точнее всего можно было описать словосочетанием "мужской клуб", не без интереса осматривалась. Женщины здесь тоже были, но глядя на них, лисица порадовалась, что выглядит неуместно. Неужели Киан привык к таким?.. Эн проводила взглядом девушку с татуировкой во всю спину. Нет, такой она точно никогда не станет. Впрочем, сначала неплохо было бы увидеть его самого, но вот как раз шакала почему-то нигде не было видно. Покрутившись у двери и рассудив, что лучше бармена в собственном баре никто не ориентируется, лисица попробовала пробраться к стойке.
   Её не съели, не затоптали и вообще народ в баре занимался своими делами, не особенно обращая внимание на необычную посетительницу. Те, мимо кого она проходила, иногда оглядывались, только и всего. Где-то на полдороги Эн, наконец, выдохнула, перестала воспринимать всех присутствующих, как единую агрессивно настроенную массу, и начала различать лица. Так искать стало гораздо легче и лисица заметила у стойки очень знакомый затылок. Она подошла и, заглянув шакалу через плечо, тихонько сказала: "Привет".

Отредактировано Эн Фейрис (2018-07-22 16:46:16)

+1

51

Атмосфера помещения была наполнена запахами табака, спиртного, бензина и жаренного мяса, но никого это не смущало. Это место почти всегда было таким. Сюда приходят отдохнуть и расслабиться, приятно провести вечер или обсудить важные дела касающиеся мотоклуба.
Никто не стал дальше спорить с шакалом, зная его взрывной характер. Если он решил успокоиться выпивкой, что же, пусть так и будет. Это лучше, чем пытаться унять взбесившегося ирландца силой.
Кто-то вновь включил музыкальный автомат и помещение наполнилось музыкой. Бармен поставил стакан на стойку и наполнил его янтарной жидкостью, подождал немного пока Киан опрокинет его содержимое себе в глотку и наполнил повторно. Стоящие рядом парни переглянулись, отошли в сторону и направились играть на биллиарде. Выставив треугольник, они принялись ловко бить шары в лузы, добавляя в общий гул голосов и музыки резкие звуки коротких щелчков и радостные возгласы.

Новое лицо, возникшее на пороге клуба привлекло настороженное внимание завсегдатаев, но едва странно одетая женщина сделала несколько шагов вглубь помещения и её удалось разглядеть получше, как общее напряжение спало. Как минимум её не сочли чужой, не причислили к Тигриным подстилкам или местным шлюхам, которые работали на соседних улицах и изредка захаживали выпить, перекусить или с просьбой разобраться с грубым или скупым клиентом. Лишь пара человек продолжали наблюдать за лисичкой. Боуи – местный вышибала и бармен Чакки. Оба знали всех местных девушек в лицо так же, как всех членов мотоклуба и девочка в жилетке явно была не из их числа. В прочем, ответ на вопрос сидел за барной стойкой, но беспокоить сейчас шакала глупыми вопросами не стоило, а по тому две пары глаз с интересом следили за развитием событий. В прочем, даже местные девочки мотоклуба и личницы нет-нет, да и бросали заинтересованные взгляды, пытаясь понять, что за птичка залетела к ним в дом.

- Привет.
Уши дернулись прислушиваясь к голосу, рука подняла стакан и опрокинула в глотку и шакал явно собирался обернуться и сказать что-то неприличное тому, кто посмел его побеспокоить в минуту глубокой печали и задумчивости. Резко крутанувшись на высоком стуле, Киан уже собирался проглотить виски и открыть рот, но встретился глазами с Эн. Виски застряли где-то посередине, так и ен дойдя до желудка и не желая выходить наружу. Несколько секунд мужчина непонимающе хлопал глазами, а потом закашлялся, когда спиртное обожгло пищевод.
- Какого хрена Эн?.. Точнее, что ты здесь?... Блин, как ты меня?... – Шакал закашлялся, постучал кулаком в грудь и наконец-то смог вздохнуть. Откуда-то из зала раздался смешок.
Разорвав зрительный контакт, О’Коннор наконец смог оценить прикид лисички. Удивленно вскинув бровь, но ничего не сказал. Сделав шаг вперёд, мужчина молча обнял девушку, прижался к шее и коротко поцеловал, не забыв погрозить кулаком за её спиной притихшим игрокам в биллиард, которые едва сдерживали смех.
Как бы не выглядела его женщина, Ки никому не позволит смеяться над ней, расценив это как личное оскорбление.
- Ты всё таки пришла… – с тихим вздохом облегчения прошептал шакал, чтобы только Эн могла услышать его слова. – я уже и не надеялся.
Впервые в жизни Киан чувствовал себя растерянным и не знал, как ему реагировать. Его переполняло чувство радости, которое он не мог проявить окружающим и от того казалось, что выглядит он по меньшей мере глупо.
Чуть отстранившись, он заглянул в глаза женщины и прильнул к её губам, под одобрительное гиканье и улюлюканье толпы, которая была удивлена не меньше тем обстоятельством, что у шакала кто-то есть и, судя по его реакции, не «очередная проходная», а вполне с серьезными отношениями. Во всяком случае, свои «цвета» кому попало не дают.
- Эй, Чакки! Двойной Баккарди с вишнёвым сиропом для девушки и всем братьям и сестрам пиво за мой счёт!
Киан лукаво улыбнулся, подмигнул лисичке и подхватил на руки. Приподняв её достаточно высоко, поставил на барную стойку и повернулся к залу.
- Это Эн, моя личница. Кто тронет её – тронет меня. А теперь небольшая попойка, в честь нового члена нашей семьи… Гиб-гиб!
- Урааа… - Раздалось из разных уголков зала и Киан повернулся к своей женщине.
Таким простым, возможно немного шокирующим, способом Киан представил свою женщину окружающим и предъявил на неё свои права, дал понять, что всё, что будет происходить с ней, он будет воспринимать как личное оскорбление со всеми вытекающими последствиями.
Протянув руку, шакал подхватил девушку на руки и прижал к груди. Вновь прильнув к ушку, он коснулся губами височка и прошептал.
- Почему ты решила выбрать такой необычный наряд?

+1

52

΅   При виде её Киан аж закашлялся от неожиданности. Лисица чуть склонила голову и просто ждала, что будет дальше, не спеша отвечать на вопросы, которыми её засыпали. Может быть, она и правда пришла напрасно. Но, через минуту выяснилось, что в её визите как раз-таки и крылась неожиданность.
- Я ведь говорила, что приду, - отозвалась она, положив голову шакалу на плечо и обнимая его в ответ. – А я всегда делаю то, что обещала.
   Целоваться под всеобщее улюлюканье было неловко. Не потому даже, что так не принято, просто мама лисицы часто любила повторять, что счастье должно быть тихим. Его и так немного, нечего ещё и любопытным раздавать. Но тут, судя по всему, многое делалось напоказ. И Эн просто ответила на поцелуй, надеясь, что это всего лишь своеобразный ритуал знакомства с друзьями Киана и больше не придётся его повторять.
   Но на этом ритуал не закончился. Шакал поднял пискнувшую от неожиданности Эн и поставил её на стойку, ещё усугубив неловкость. В семнадцать она бы пришла в восторг от такого жеста, но десять лет спустя всё воспринималось несколько иначе. К счастью, боязни сцены у лисицы не наблюдалось и она уже пообещала себе хотя бы попытаться принять местные правила, потому не стала сразу же слезать, а поднялась на ноги и оглядела зал.
   Все смотрели на Эн. Она тоже смотрела на всех. Киан называл их семьёй. У них был свой жаргон, не все слова которого лиса понимала. Но это было не так уж важно, потому что как бы они ни одевались, на чём бы ни ездили и где бы ни брали деньги, это были всего лишь люди, а в людях Эн разбиралась прекрасно. Она понимала, что хорошо, если в этой "семье" у шакала найдётся хотя бы один настоящий друг, с которым можно говорить как с собой. Зато в ней наверняка полно тех, кто таит недоброе, считая себя несправедливо обиженными, или просто завидует. Хотя завидовать-то, вроде бы, было нечему, но уж такое это мерзкое чувство, что всегда отыщет причину. Точно так же есть здесь и женщины, которые были не прочь прибрать Киана к рукам, но по какой-то причине ему не приглянувшиеся. Они ещё долго будут фыркать им вслед и шипеть за спиной: "Что он в ней наш-ш-шёл?"
   Они обычные люди и Эн была готова ко всему этому. Ей, конечно, придётся ко многому привыкать, но и им тоже придётся привыкнуть к ней и, не смотря на то, что их много и они такие большие и страшные, все здесь в точно таких же условиях, что и маленькая лисичка, нарушившая своим появлением привычный уклад жизни банды. Да и, откровенно говоря, рядом с Кианом ей было уже не страшно. Эн скромно улыбнулась и с его помощью спустилась вниз, лёгким удивлением отреагировав на последний вопрос шакала.
- Потому что ты сказал, что так надо, - тоже шёпотом ответила она. – Обычно я не ношу мужскую одежду. А всё остальное у меня как всегда.
   Конечно, она поняла, о чём говорит Киан. Ещё бы не понять, ведь она сама три дня об этом думала. Но, в конце концов, Эн пришла к выводу, что лучше остаться в том, в чём ей комфортно. Конечно, она могла постараться выглядеть так, как принято в этой компании, но переодевшись, лиса всё равно не стала бы её частью только поэтому и весь этот маскарад выглядел бы ещё более глупо. Может, потом она и здесь найдёт для себя что-нибудь подходящее, а пока будет так. Дома, только для него – что угодно, хоть костюм медсестры, хоть Евы, а для всех остальных Эн Циммерман останется собой.
- Когда я увидела тебя в первый раз, - тем временем тихо продолжала она, почти касаясь прохладным кончиком носа внутренней стороны шакальего уха, - мне тоже показалось, что ты выглядишь довольно-таки странно. Но чуть позже выяснилось, что это совершенно неважно. Хоть в кожаных штанах, хоть без них, ты всё равно остаёшься всё тем же Кианом.
   Коротко хихикнув, Эн встала на ноги, осторожно отстранилась от шакала, присела на соседний стул и пригубила коктейль. Спиртное помогло бы расслабиться, но сегодня лисица много пить не собиралась. Скорее всего, она так и просидит с этим коктейлем до самого конца. Эн очень соскучилась и с удовольствием бы сейчас просто украла шакала у всех этих непонятных личностей, но ритуалы, ритуалы. Киан обещал всем попойку. А в тех случаях, когда дело касается женщин, попойки бывают двух видов, либо парень долго ухаживает за девушкой, она отказывает и он напивается с горя, либо она таки соглашается, парень напивается от радости, а девушка потом смотрит на бесчувственное тело и думает, на кой же чёрт она всё-таки согласилась. Так что, вполне возможно, они сегодня вообще не попадут домой.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-07-23 16:30:30)

+1

53

Мужчина нехотя выпустил женщину из своих объятий, но вот садиться не стал, оставшись стоять рядом с ней и упершись локтем на барную стойку, он посмотрел на недопитый стакан с виски и, хотел было протянуть к нему руку, но на секунду замешкался. Посмотрел в глаза лисички и опустил ладонь ей на предплечье.

Здраво оценивая количество уже выпитого и ещё одну дозу сверх, шакал хорошо понимал в каком состоянии окажется перед девушкой. И это состояние никак не соответствовало той радости и облегчению, которое он сейчас испытывал. Прижавшись лицом к волосам своей девушки, мужчина неспешно вдохнул её аромат и чуть крепче сжал ладонь.
- На улице "цвета" значат очень много. Без них ты бы сюда не дошла. – мужчина мягко улыбнулся.– Это как форма военного, полицейского или ФБР, глядя на "цвета", сразу понятно кто перед тобой, стоит ли связываться или лучше обойти стороной?
Последовал тяжелый вздох, О’Коннор сокрушенно покачал головой и коснулся губами виска лисички.
- В остальном, да. Под одеждой мы те, кем и были при первой встрече. Ты ведь не из-за нашивок вернулась, а я тебя ждал не по тому, что провёл чудесную ночь.
Киан отстранился, заключил девушку в крепкие объятия, прижал к себе и припал к губам в горячем и жадном поцелуе, которым он старался компенсировать всю муку прожитых дней в томительном ожидании.
Через несколько долгих минут, шакал всё же остановился, чтобы перевести сбившееся дыхание.
- А знаешь что? – Ки посмотрел на часы. – Давай сбежим отсюда? Хочешь, можем поехать подобрать тебе прикид? Можем в магазин, купить еды и поехать ко мне. Можно в кино, кафе, забегаловку или просто покататься по ночному городу?
Шакал заглянул в глаза женщины, ожидая её реакции на предложение.
- Можем перетащить твои вещи ко мне… В прошлый раз нам не удалось толком поговорить и мне бы хотелось провести больше времени с тобой, чем здесь…
Киан тихонечко рыкнул и огляделся. Разношерстная братия своим шумом изрядно поднадоела, как надоедают младшие братья и сёстры, но которых продолжаешь любить не смотря ни на что. Но вот сейчас хотелось побыть наедине с той, что была подарком судьбы.

Отредактировано Киан О'Коннор (2018-07-25 21:14:30)

+1

54

΅  Даже не говоря комплиментов и не пытаясь ей польстить, Киан всё равно умудрялся говорить что-то приятное. От напоминания о прошлой их ночи внутри сделалось тепло и Эн, улыбнувшись, положила руку поверх ладони шакала. Идея покататься на мотоцикле выглядела очень заманчиво, хотя навряд ли лису привлекали красоты ночного Нью-Йорка, скорее уж возможность обнять Киана и крепко-крепко прижаться к нему. Но, во-первых, пускать его за руль в таком состоянии было немного тревожно, а во-вторых, ей ведь уже не нужен был какой-то особенный повод, чтобы обнять шакала. Эн могла просто это сделать.
   Так лисица и поступила, обняв и поцеловав своего мужчину, которого неожиданно сильно встревожило её появление. Потом Эн ещё раз осмотрела своё платье и виновато пожала плечами.
- Мне было бы очень интересно узнать, в каком "прикиде" ты меня представляешь, но давай займёмся этим как-нибудь потом. На этих выходных, например. Ведь впереди ещё два дня, которые мы можем провести вместе. Но сегодня я по тебе слишком соскучилась, чтобы тратить время на то, что можно было бы отложить до другого раза. Так что самым идеальным планом мне кажется прикупить что-нибудь на ужин и забраться с тобой под одеяло.
   Она взяла Киана за руку, заговорщически улыбнулась, будто предлагая не откладывать побег в долгий ящик, и облегчённо вздохнула, когда они, наконец, оказались на улице. Эн не слишком любила большие компании. В их шуме и угаре люди часто теряются, лишаются индивидуальности, кажутся не теми, кто они есть на самом деле. Слишком велик соблазн перестать думать своей головой и, подчиняясь стадному инстинкту, просто начать делать "как все", чтобы заслужить всеобщее одобрение. Эн в своих поступках всегда старалась руководствоваться другими мотивами, но и ей, как и любому другому человеку, эти стремления не были совсем уж чужды.
   Стоявшая у крыльца компания всё ещё была здесь. Но теперь, когда рука Киана лежала у неё на плечах, эти суровые парни не показались Эн страшными, наоборот, она взглянула на них как на хороших знакомых и, поддёрнув платье чуть выше, забралась на мотоцикл позади шакала. Эн всё думал над тем, что Киан сказал ей. На счёт того, чтобы просто взять и переехать к нему. Видеть его чаще, чем раз в неделю, просыпаться вместе каждое утро было бы очень заманчиво, но шакал был единственным, хоть и очень важным плюсом в этом предложении.
   Даже если она переедет, в будние дни они смогут видеться только ночью, потому что дорога до работы и обратно тогда станет занимать чуть ли не вдвое больше времени. Да и как ни крути, жить в месте, где не выйдешь на улицу без специальной раскраски, было довольно-таки неудобно. Ну, вот как она в таком виде явится в рекламное агентство, скажите, пожалуйста? К тому же, хоть рабочий день Эн официально составлял положенные восемь часов, но когда у них случались важные заказы, то приходилось задерживаться и до полуночи. А возвращаться потом во втором часу ночи домой, да ещё по такому кварталу, прямо скажем, удовольствие ниже среднего.
   Выбор между Кианом и работой, конечно, был заранее предрешён, но просто так сидеть дома и ничего не делать Эн тоже не могла. Она уже была не из того поколения, которое считало, что каждый должен заниматься своим делом, мужчина – работать и зарабатывать, женщина – вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. В голове лисицы уже прочно сидело равноправие полов, а нынче многие ошибочно принимали равенство за одинаковость. Эн была не из их числа, но всё же считала, что если жить вместе, то обязательно нужно вносить свою лепту в квартплату, наполнение холодильника и прочие траты.
   - Знаешь… - осторожно начала она. – Я бы с удовольствием перебралась к тебе, но боюсь, так сразу это не получится. Дело ведь не только в том, чтобы перевезти вещи. Мне придётся подыскать другое место работы, чтобы было поближе. Я обязательно прямо с понедельника этим займусь, но всё равно потребуется немного времени. А пока ты мог бы приезжать ко мне. Даже оставаться на несколько дней. Ты на колёсах, вечера я всегда провожу дома, да и место там гораздо спокойнее. Завтра днём можем туда прокатиться. Я покажу тебе, где это, а заодно заедем в мастерскую и закажем ещё один ключ.

Отредактировано Эн Фейрис (2018-07-27 15:27:22)

+1

55

Тепло отозвавшись на прикосновения лисички, шакал несколько мгновений горел в мягких и нежных объятьях наслаждаясь поцелуем. Даже после его завершения, он не попытался отстраниться, а продолжил обнимать Эн и преданно смотреть в глаза.
- Мне показалось, что одежда тебя только портит… - улыбнувшись, отозвался мужчина, начиная поглаживать ладонями стройную женскую талию. – и я не стиляга, чтобы разбираться в шмотках и последней моде, поэтому мне кажется… а в прочем не важно, подберем тебе одежду для улицы, а мне… - Киан нервно дернул ушами, склонился к ушку Эн и прошептал. – а мне для города.
Нервно хохотнув, шакал отстранился и хотел было подхватить лисичку на руки, но вовремя сообразил, что демонстрировать всем «нижнее бельё» своей женщины и дразнить стройными ножками и коленками вечно голодную «стаю» не стоит. Встряхнув головой, Киан постарался отогнать алкогольный туман из головы, просто протянул руку и взял женщину за руку, помогая подняться и уводя в сторону выхода.

Где-то на пол пути, он обнял свою красавицу за плечо и притянул к себе.
- Мне кажется, что ты придумала отличный план. Неделя выдалась слишком долгой, а выходные слишком короткие, чтобы разбрасываться ими. Так значит в магазин, а потом ко мне…
О’Коннор толкнул плечом входную дверь и, под очередное одобрительное гиканье и улюлюканье дополнявшееся звоном пивных стаканов, вышел со свой женщиной на улицу. Разумеется, что никто бы даже не спросил, куда они собираются. Всем всё и так было понятно, чем именно занимаются мужчина и женщина в дали от посторонних глаз. Даже компания, что стояла у входа и курила, лишь перекинулась парой фраз с Кианом, уточняя, что за девочка рядом с ним. После того, как шакал представил им Эн, как свою женщину, один из парней как-то сник и умоляюще посмотрел на лисичку, надеясь, что она не скажет своему «бойфренду», что тот пытался к ней подкатить с неприличным предложением, поскольку Анубис был скор на расправу и сначала бил, срывал злость и уже потом выяснял подробности.

Разместившись удобнее на сиденье, мужчина привычным движением завёл стального зверя и собирался было тронуться с места, но услышав слова полюбившейся женщины, нахмурил брови и задумался. Несколько мгновений мотоцикл тарахтел в холостую, пока мужчина обдумывал ситуацию и решал, как с ней лучше разобраться. Изредка рука шакала выкручивала рукоятку акселератора, заставляя мотор громко взрыкивать.
- Так. У меня есть встречное предложение и даже не одно. Во первых, ты не должна ради меня отказываться от работы, если она тебе нравится. Я вполне могу отвозить тебя утром и забирать вечером или попросить кого-то из парней. Другое дело, если тебе самой эта работа осточертела и тебе просто нужен повод, чтобы её сменить. Во вторых, можешь не сомневаться, останусь у тебя столько, сколько пожелаешь. Мне с тобой будет уютно в любом месте. Ну и в третьих…
Киан поднялся на ноги, спешился, обошел Эн, сел за её спиной и прижавшись к её спине подтолкнул вперёд своей грудью.
- Руки на руль. Слева сцепление, справа тормоз. Правая рукоятка – газ. Под левой ногой коробка передач, под правой-тормоз. Выжми сцепление левой, левой ногой на одну ступень вниз просади и поехали. Газ пока не трогай, просто медленно отпускай сцепление…
Руки мужчины легли вдоль рук лисички, накрывая её ладони своими, даря уверенность в том, что в случае чего, он перехватит управление. Нога шакала убрала подножку и теперь только его ноги удерживали полтонны металла от падения.
- Вперёд, дорогу покажу, тут не далеко, но всю прелесть этого железного коня ты успеешь прочувствовать… - зубки Киана сомкнулись на нежном и мягком ушке и тихонечко прошептали.
- Я сегодня выпил немного лишнего и не хочу рисковать тобой, так что теперь наша жизнь в твоих руках…

+1

56

- Это всего лишь работа, - пожала плечами Эн.
Место в агентстве досталось ей легко, не то что предыдущее, которое она искала почти три месяца, когда пришлось питаться одними макаронами. Сейчас Эн стала умнее и, хотя зарабатывала она неплохо, треть денег лисица уносила в банк. В следующий раз, когда что-то случится, в жизни ведь не бывает постоянно всё гладко, она сможет не бегать за подачками к родителям, а возьмёт из своих же средств. А если не случится ничего экстраординарного, то можно будет купить что-нибудь большое или съездить куда-нибудь. В общем, когда деньги есть, потратить их не проблема. Главное, но допустить, чтобы они закончились.
Из-за желания подкопить, остальной бюджет приходилось рассчитывать очень внимательно, но Эн и до того тратила осторожно, потому даже менять ничего не пришлось. Всё необходимое у лисицы и так имелось, а отсутствие возможности каждый день есть вкусняшки оказалось даже полезным и помогало ей не превратиться в колобка. В общем, прежняя её жизнь была сбалансирована и налажена. А теперь в ней появился и Киан, отчего Эн была счастлива от того, что он тоже не собирается перевернуть всё с ног на голову.
Картина же шакала на мотоцикле, забирающего её с работы и вовсе поразила воображение лисицы. Нет, никого из его друзей она бы там видеть не хотела, но вот его самого… С одной стороны, лисице было не чуждо желание похвастаться, пусть и не так явно, как это было сделано сегодня. С другой, это принесло бы чисто практическую пользу, ведь в рекламном агентстве было и немало мужчин, а так уж повелось, что люди, проводящие много времени на рабочем месте, и свои личные проблемы зачастую пытаются решать там же.
- Я с ней справляюсь и за неё платят, - продолжила Эн. – Но обещаю, делать что-то в ущерб себе я не стану. Поищу равноценный вариант. А может быть, и получше что-нибудь попадётся… Ой! – лисица сползла на переднее сиденье мотоцикла и широко распахнутыми глазами уставилась на появившиеся прямо перед ней стальные рога руля. – А пешком мы не…
Тем не менее, она всё-таки положила ладони на руль. Конечно, не боги горшки обжигают. Научиться можно всему. Просто, Эн никогда не интересовалась техникой. Трудно сказать, почему. Не находила это увлекательным и всё. Ну, и немного жалела прохожих. Потому что такая мечтательная особа за рулём в лучшем случае врежется в ближайший столб, а в худшем – кто знает.
Как и сказали, Эн надавила левой ногой на педаль, но та почему-то не надавилась. Лисица взглянула вниз, тяжело вздохнула, села поудобнее и попробовала ещё раз, только сильнее. С четвёртой попытки у неё получилось, хотя Эн уже настроилась на обратное, потому звук, который неожиданно издал мотоцикл, так её напугал, что лисица подскочила и вновь отпустила злосчастную педаль.
- Может, всё-таки не надо?.. – повернулась она к Киану. – Давай я не буду учить тебя вязать и носить юбки, а ты меня вот этому всему.

-1

57

Киан любил рисковать, но рисковал преимущественно только своей жизнью и здоровьем. Теперь же, когда в его судьбе появилась Эн, ему приходилось учитывать интересы той, что была рядом. И как бы не хотелось вверить их общее будущее в руки лисицы, показать степень доверия и то, , что готов отдать ей свой мотоцикл, мужчина понимал, что хрупкая девушка не оценит его душевного порыва. В прочем, этот порыв оценили другие, бросив несколько косых взглядов на шакала, компания у дверей тихонечко загоготала. Вот только мнение других для парня значило не больше, чем жужжание мух у мусорного бака. Придёт время и станет понятно, ошибся он в своём выборе или нет.
- Хорошо. – примирительно отозвался О’Коннор. - Выбрать что-то лучшее, чем то, что имеешь, всегда к стати. Но хочу, чтобы ты знала, ты всегда можешь рассчитывать на меня. Мы вместе, а значит одно целое. Хочу доверять тебе также, как себе и чтобы ты доверяла мне, словно я часть тебя… Ты ведь доверяешь своим рукам?- шакал потёрся щекой о шею лисицы, подбадривая её и наблюдая за попытками сдвинуть мотоцикл с места.

Первая попытка, вторая… Обе неудачные, но тело Киана крепко удерживает Эн и мотоцикл, не позволяя упасть. Где-то внутри неприятно холодит чувство возможной утраты и поломки техники, но чашу весов перетягивает вера. Вера в свою спутницу. Почему-то не возникает сомнения, что при необходимости лисичка сможет сделать это, даже если ей ничего не говорить и не учить. Просто сейчас не её время, не тот стимул, чтобы пытаться укротить железного зверя.

Шакал плотнее прижался к Эн, перехватывая управление, хохотнул и вновь мягко укусил за ушко.
- Если хочешь, я могу попробовать надеть килт, но тогда я стану похож на шотландца, а со спицами в руках на исландца… Но, надеюсь, ирландец тебе тоже нравится…
Лёгким и уверенным движением, Киан переключил скорость, выжал сцепление и мотоцикл сдвинулся с места, увозя двух пассажиров прочь от мотоклуба.

- Я знаю один магазинчик возле бензоколонки, думаю там можно купить всё, что нужно…
Ночной магазинчик располагался в нескольких кварталах к северу у одной из бензоколонок, которые работали круглосуточно. Нельзя сказать, что ассортимент у него был слишком большой, но основные продукты, вещи, бытовую и авто химию, ванные принадлежности и кое-какие мелочи в нём можно было найти. Управляющим колонки, а по совместительству и владельцем магазина был внушительных размеров барибал по кличке Балу, который, даже не смотря на свой преклонный возраст, всё ещё внушал уважение. По старой памяти, черный мишка носил потёртые джинсы, красную клетчатую рубашку и синюю кепку, от чего внешне походил не то на дальнобойщика, не то на реднэка.

Зажав зубочистку в зубах, хозяин заведения сидел за кассовым аппаратом и листал последний выпуск журнала «Playboy», который начал выходить совсем недавно. Закинув ноги на стойку, он раскачивался на стуле и как-то смущенно перелистывал странички. Когда звякнул входной колокольчик, привлекая внимания, медведь отложил журнал в сторону, поставил ноги на пол и подался всем телом вперёд, разглядывая ночных посетителей. Девушку он встретил вполне благосклонно, а вот явившегося следом шакала едва на прожег колючим взглядом.
- Эй! – крикнул Балу, от чего панорамные стёкла магазина завибрировали. – В этом месяце твои дружки исчерпали свой кредит! Так что плати или проваливай, мне неприятности ненужны!
Киан поспешно взял корзинку, вручил её Эн и кивнул взглядом на полки с товарами, сам же направился к медведю. Но не успел он сделать и трёх шагов, как хозяин магазина достал из под прилавка дробовик, передёрнул затвор и направил его в грудь шакала.
Киан чуть повернул голову на бок, увидел лисицу и сместился чуть в сторону, чтобы принять в себя весь заряд, если старый медведь решит выстрелить. Медленно подняв руки в умиротворяющем жесте, шакал тихонечко прорычал.
- Балу, остынь, у меня есть деньги и я оплачу всё, что она выберет…
Когда Киан поднял руки и кожаная куртка приподнялась, Эн могла заметить рукоять пистолета, что был заткнут за пояс. Рука парня неспешно потянулась к поясу.
- Смотри, сейчас я достану бумажник и ты сам всё увидишь…
Коснувшись талии, пальцы скользнули за спину, остановились на тёмной рукояти оружия. Желтые глаза вновь боковым зрением выхватили силуэт Эн. Последовала секундная заминка, но рука двинулась чуть ниже и достала из заднего кармана штанов потёртый бумажник.
- Вот, видишь? Без дураков, Балу. И убери ствол, девушку напугаешь. Она не из местных…
Киан склонил голову на бок и перекинул бумажник на стол, поближе к медведю. Тот кашлянул, посмотрел на лисицу и, как-то неопределенно хмыкнув, отвёл оружие в сторону, а потом и вовсе опустил.
- Мэм, у вас всё в порядке? – осведомился барибал, явно сомневаясь, что такая девушка и такой парень вряд ли могли бы быть вместе, но жилетка говорила о том, что могут и тем самым ломали привычное представление о мире у пожилого дальнобойщика.
Коннор опустил руки, повернулся и направился к своей женщине, чтобы помочь с покупками.

+1

58

΅  Если бы Эн знала, что так может сломать железного монстра, то вообще ни за что бы к нему не притронулась. Возможно, она не разбиралась в машинах, но прекрасно понимала, что это самая дорогая вещь, которая есть у Киана. Пожалуй, ирландец ей всё-таки нравился больше, чем исландец или шотландец, хотя видела она только первого и сравнить пока не могла.
   Лисица прислонилась к нему спиной и украдкой взглянула на свои подрагивающие ру́ки. Она оценила красоту метафоры и ничего не стала говорить, но прямо сейчас рукам шакала Эн доверяла гораздо больше, чем своим. На улице уже было совсем темно, только вдалеке светились огнями новенькие шпили небоскрёбов. Где-то там текла другая, лучшая жизнь, американская мечта о блеске, роскоши и признании, построенных на пустом месте. Где-то там работала Эн, но сейчас ей не казалось, что там чем-нибудь лучше.
   Ветерок был прохладный, а Киан горячий, лисица пригрелась и, кажется, даже начала мурлыкать что-то себе под нос, хотя мелодию всё равно уносило в сторону. Её уже не так смущало, что он выпил. В конце концов, если ехать недалеко и не носиться, как угорелые, то ничего страшного. Сидя впереди было не так удобно держаться, но близость шакала напомнила те ощущения, что она испытывала, когда он в прошлый раз вот так же прижался сзади, и лисичка слегка поплыла.
   Они притормозили у магазина и Эн огляделась. Первой мыслью, что пришла Эн на ум, была мысль о том, а стоит ли оставлять тут мотоцикл без присмотра. Потом она вспомнила, что в этом районе другие правила. Киан сам разберётся, что и как нужно сделать, ведь он в любом случае знает лучше. Обычный круглосуточный магазинчик. Таких только по городу, наверное, несколько тысяч. Она иногда покупала в них шоколад по дороге с работы.
   Вообще, будь Эн одна, тем бы, скорее всего, и закончилось. Она редко ужинала нормально, потому что из-за этого наваливалась лень. А вот лёгкий голод, чёрный кофе и шоколад прогоняли сон и способствовали творчеству. Но, если ей это пошло бы только на пользу, ведь в остальное время Эн питалась регулярно, то Киана нужно было покормить. Он же не мотоцикл – залил какой-нибудь горючей жидкости и порядок. А лиса, откровенно говоря, сомневалась, что он сегодня вообще что-нибудь ел.
   Но опять же, накормить нужно было так, чтоб он не объелся и не заснул на полный желудок. Хотя, с другой стороны, в этом вообще-то не было ничего страшного, утро ведь они тоже встретят вместе. Вот с такими приятными мыслями Эн и попала на акцию "потрать девяносто девять центов или получи тридцать грамм дроби в подарок". Вот ничего себе, сходили за хлебушком. В который уже раз лисица не совсем понимала, что происходит, но это что-то явно было не очень хорошим. Совсем нехорошим, можно сказать.
   Если минуту назад она считала, что Киан лишь успокаивает её тем, что обещает приезжать в гости когда угодно и на сколько угодно, то теперь идея держаться подальше от места, где нельзя сходить в магазин, чтобы в тебя не прицелились из дробовика, вообще-то, выглядит довольно привлекательно. Только бы всё это не кончилось совсем уж плохо.
   За себя Эн почему-то не испугалась, только за Киана. Может, просто поняла, что целятся не в неё, а может, даже не подумала об этом. Всё это было для неё до того дико, что в такое трудно было поверить. Но горячий нрав шакала вполне мог поспособствовать самому скверному развитию ситуации. Когда медведь опустил оружие, Эн ещё несколько мгновений не моргая смотрела на него и только потом, уже уводимая Кианом, медленно кивнула.
- Теперь, да. Всё хорошо.
   Она прошлась между короткими рядами товаров, нашла кое-какие специи, которых не видела у шакала, рис, замороженную курицу и кинула сверху дешёвую зубную щётку, о которой совершенно позабыла. Спросила у Киана, осталось ли дома кофе, и поймала себя на мысли, что действительно, думает о приезде к нему, как о возвращении домой. Потом пришло время рассчитываться, лисица покосилась в сторону прилавка и тихонько шепнула Киану:
- Может быть, я сама этим займусь? – ну, в самом деле, не съедят же её здесь, а вот двум вооружённым мужчинам лишний раз лучше было не встречаться.

+1

59

Киан остановился возле женщины и неспешным шагом двинулся вдоль стеллажей разглядывая ценники и те вещи, которые лисичка считала нужным купить. К товарам в корзинке добавился кусок мыла, упаковка яиц, шоколадка, замороженная овощная смесь, сыр, консервированная ветчина, пара бутылок соуса и хлеб. Разумеется, что дома был кофе только растворимый, да и тот заканчивался, о чём О’Коннор сообщил Эн и не стал препятствовать её выбору, лишь добавил бутылку подсолнечного масла и перехватил изрядно потяжелевшую корзинку.
- Как на счёт… - мужчина заозирался по сторонам в поисках выпивки и заметил холодильник с пивом, а так же полки с виски, бренди и вином.
Внутренний голос зазвучал в голове и одернул шальные мысли, заставляя задуматься о том, что видимо он что-то делает не так, что все предыдущие отношения заканчивались ничем. Может быть стоило попытаться что-то изменить в себе, самую малость, чтобы изменить конечный результат?
- … мороженного? – Взгляд желтых глаз скользнул в сторону, где рядом с одним холодильником, стоял другой, поменьше.
- Ванильное, кулубничное, тути-фрути … А вот и фисташковое! – Шакал открыл дверцу и взял каждого мороженного по одному, не зная, какое любит лисичка, но надеясь, что хоть что-то ей придётся по вкусу.

Где-то за стеллажами звякнул колокольчик входной двери, сообщая о том, что в магазин зашел кто-то ещё, что в прочем не привлекло особого внимания ни Киана, ни Эн. Шакал лишь привычно дернул ушами, прислушиваясь к резкому звуку.
Когда же речь зашла об оплате покупок, О‘Коннор утвердительно кивнул, позволяя и эн проявлять свою заботу.
- Конечно, если хочешь. Мой кошелёк у Балу на прилавке… - Переложив корзинку с покупками из одной руки в другую, шакал обнял лисичку за талию и вместе с ней направился к кассе, где они и застали забавную картину. Парочка енотов в помятых рубашках, штанах и шляпах, подражая гангстерам, пыталась совершить ограбление магазина. Стоя лицом к кассе они не видели покупателей и постоянно тыкали пистолетами в сторону медведя, который уже изрядно нервничал, переводя ствол своего дробовика то на одного гостя, то на другого.

Парни работали и вмешиваться было бы верхом бестактности, но что-то внутри Киана вновь заговорило, заставляя обратить внимание на свой кошелёк, который один из енотов держал в руках и вытаскивал наличность, которую Ки получил только сегодня от казначея клуба.
Да, бензоколонки считались нейтральной территорией, но вот становиться ограбленным вместе с магазином в присутствии своей женщины, шакал не мог. Затолкнув Эн себе за спину, второй раз за этот вечер, он извлёк пистолет и навёл его в того енота, что стоял ближе к выходу. Сухо щелкнул затвор. Балу, видя, что одну из его целей взяли на мушку, остановил ствол на втором еноте.
- Шевельнётесь – пристрелю… положили мой бумажник  и свои игрушки на пол и исчезли… даю вам пять секунд… пять…
Один из енотов повернул голову и сразу же раздался выстрел, отрывая ему часть уха.
- Четыре… - ледяным тоном не терпящим возражений прорычал мужчина, глядя на схватившегося за ухо енота.
- Три…
- Всё-всё, мы уходим… - заверещал тот, что был по моложе и выронив бумажник, попытался присесть, чтобы положить оружие на пол. Но сделал он это столь неосмотрительно, что последовал второй выстрел, чтобы обезопасить присуствующих од случайного выстрела, поскольку ствол начал двигаться в сторону Эн и Киана. Енот взвыл нечеловеческим голосом, выронил пистолет и схватился за предплечье.
- Два… - не останавливался шакал ни на мгновение, лишь горловым рыком растягивая гласные. Обноухий енот тут-же выронил пистолет и бросился к выходу, попутно выталкивая своего скулящего товарища за дверь. Звякнули колокольчики, хлопнула входная дверь, а секунды спустя послышался надрывный рёв двигателя удаляющейся машины.

Проследив сквозь прозрачные витрины площадку бензоколонки, шакал опустил руку с оружием и посмотрел на свою женщину. Мягко улыбнувшись, как ни в чём не бывало он провёл рукой по её волосам, потом по щеке, наклонился и поцеловал в мягкие губки, попутно пряча пистолет за пояс.
Со стороны, вероятно, зрелище было донельзя умилительным. Парень в кожаной куртке и штанах, с корзинкой продуктов в руке, где сверху лежит мороженное, целует симпатичную женщину в необычном наряде. Почти идиллия.

- Всё хорошо , милая. Они не вернуться. Испугалась?... – Сделав шаг в сторону, Киан покосился на медведя, который опять тыкал в него стволом своего дробовика. Тяжело вздохнул.
- Балу… - последовал долгий пронзительный взгляд и шакал сокрушенно покачал головой из стороны в сторону. -… мы можем наконец-то оплатить покупки и поехать домой?...
Мишка быстро закивал и поспешно убрал оружие, чем собственно мужчина и воспользовался, спешно подобрав две гильзы и бумажник. Железки он сунул в карман, а портмоне протянул лисичке. Вновь поцеловал и мягко улыбнулся, подбадривая возлюбленную.
- Давай поскорее закончим и останемся наедине. Слишком много приключений для одного вечера…
Рука вновь легла на талию и легонечко подтолкнула к прилавку.

+1

60

΅  - Ванильное, - кивнула Эн, указав на обёртку с серебристой снежинкой и невероятно довольным пингвином, и сама расплылась в такой же довольной улыбке.
   Ей действительно нравилось белое мороженное, которое можно есть с чем угодно. Особенно вкусно получалось с кусочками банана и сиропом, да и само по себе оно тоже очень даже ничего. Но дело, конечно, было не столько в мороженом, сколько в Киане. С самой первой минуты знакомства он постоянно удивлял Эн и, что немаловажно, удивлял приятно. Хоть и смущал иногда тоже.
   Лисица уже почти привычно прильнула к нему и ткнулась носом в щёку. Благодаря Киану всё, что происходило с Эн Фейрис в Бронксе больше походило на приключение, чем на реальные неприятности, каковыми любое из этих событий могло бы стать, не будь рядом шакала, но всё же она понимала, насколько это серьёзно. Эн пока с трудом представляла, что заставляет его оставаться здесь, и переживала о том, что это "что-то" не позволит показать Киану другую жизнь, хотя ту, которой жила она сама, а ещё лучше – ту, которой хотела бы жить с ним вместе. Чем дальше, тем больше лиса осознавала, насколько это важно. В Бронксе, каков он есть сейчас, она просто не выживет. Это значило, что если Эн переберётся сюда, придётся что-то со всем этим делать, но что тут можно сделать она пока совершенно не представляла.
   У кассы оказалось ещё двое поздних покупателей. По крайней мере, так в первую секунду показалось лисице, но очень скоро стало очевидно, что это не просто очередь за покупками. По тому как Киан явно не просто так отодвинул её подальше, Эн уже почувствовала неладное. А в том, что на самом деле там происходит, она разбиралась, уже выглядывая из-за его плеча. Хотя надо признать, что ограбление магазинчика впечатлило её куда меньше, чем тот факт, что пистолет у шакала не просто для того, чтобы был, а он ещё и пользоваться им умет, более того, без сомнений сделает это, если придётся.
   Выстрел грохнул неожиданно и Эн тихо ахнула, прикрыв рот ладонью. Такие уменья у человека, который тебе очень нравится, но мотивы поведенья которого ты пока не вполне понимаешь, вызывают двоякие и немного тревожные ощущения. Второго выстрела лисица тоже не ожидала, но на этот раз заверещал енот. Эн смолчала, только глаза сделались большими и совершенно круглыми. От пальцев Киана пахло пороховой гарью. Он только что стрелял в человека. В грабителя, да, но всё-таки… Лисица моргнула и медленно кивнула головой, напомнив себе про здешние правила, к которым она собиралась попробовать привыкнуть.
   Да и, в конце концов, когда в первый вечер их знакомства шакал раскидал тех отморозков, она не возражала, с чего бы делать это теперь, ведь ситуация принципиально ни чем не отличается. Отморозки похожи одни на других и Киан был всё тот же, только в этот раз могло достаться не ей, а медведю… как его?.. Балу, кажется. Необычное имя, как из книжки про Маугли.
   - Немного, - отозвалась она и ответила на поцелуй шакала. – И ещё в ушах звенит, - Эн стало стыдно, за свою проснувшуюся ни к месту подозрительность и за медведя тоже, который всё никак не мог угомониться со своим дробовиком, вместо того, чтобы просто сказать "спасибо".
   Лисица взяла портмоне и подошла к прилавку, краем глаза поглядывая на то, как Балу перекладывает продукты, и привычно подсчитывая в уме общую стоимость покупки. Конечно, складывала она не так быстро, как кассовый аппарат, но зато в отличие от него умела запоминать цифры и сумма у них в итоге совпала. А ещё от Эн не ускользнул косой взгляд, брошенный медведем на Киана перед тем, как открыть кассу, и корсак невольно улыбнулась. Балу тоже не верилось в происходящее, хотя грабить его после всего уже не было никакого смысла.
   Заглядывать в чужой бумажник неловко. Даже получив разрешение. Всё-таки вещь это личная и мало ли, что может там оказаться. В отличие от большинства девушек, готовых из кожи вон лезть, чтобы выведать все секреты своего парня, Эн считала, что если ей о чём-то не говорят, значит лучше того не знать. И это было не просто внушённое воспитанием уважение к чужой личной жизни, а осознанное решение, принятое на основе наблюдений и собственного опыта. Иногда лучше не знать.
   Хорошо, что Киан стоял тут же. Мельком поразившись, откуда у него столько денег, лисица отсчитала нужную сумму, забрала сдачу и вручил шакалу сначала бумажник, а потом и пакет с покупками. Поблагодарила хозяина магазинчика, но обещать, что придёт ещё раз, не стала. Она не была уверена, что медведя это порадует. Кажется, он даже вздохнул с облегчением, когда они с Кианом уходили.
   - А эти ребята точно ушли?.. – шёпотом спросила она уже у самой двери. – С простреленным плечом, конечно, особо не повоюешь, но всё же, – сквозь стекло Эн выглянула на улицу и никого там не обнаружила, но это не вполне её успокоило, хотя причина беспокойства теперь изменилась. – Киан, а что те парни теперь будут делать? Ну, то есть, с такой раной надо бы к врачу, но если идти в больницу, то там обязательно вызовут полицию. Им придётся как-то объяснить всё это. Хотя, если Балу не заявит о попытке ограбления... - до лисицы внезапно дошло, что можно всё вывернуть как угодно, и в итоге Киан останется виноват. Пусть только попробуют! – И как вы только здесь живёте?.. - фыркнула она, беря шакала под руку, будто собираясь защищать от любого, кто на него покусится.

+1