Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды прошлого » Отпуск в тропиках


Отпуск в тропиках

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Участники и порядок отписи:
Нина Мейер и GameMaster
Время и место действия:
Пятнадцать лет назад, месяц ноябрь, конец сезона ураганов. Марокко, поместье Альберта Россера, находящееся в трёх часах езды от города Шавен.
Сюжет эпизода:
Ах, какими же захватывающими бывают путешествия. Особенно, если выпадает возможность побывать на своей исторической родине. Особенно, если она напоминает рай на земле. Особенно для девушки, которой на роду написано до конца дней оставаться прислугой и не видеть ничего, кроме кухонной плиты. Но там, где закрывается одна дверь, всегда открывается другая, главное не упустить свой шанс.

+1

2

΅  В этом году сезон ураганов выдался особенно бурным. Океан бушевал с июня по октябрь и до сих пор ещё не желал окончательно угомониться. Не самое подходящее время для отдыха, тем более, здесь, в Марокко, где Атлантические шторма встречаются с пыльными бурями Сахары, но Нине нравилось это место. Нравилась местная архитектура с арками, мозаикой, цветными фресками и узорами из восьмиконечных звёзд. Нравилась здешняя природа с яркими птицами и бабочками, сладко пахнущими цветами и фруктами. Нравилось смотреть, как налетающие с океана порывы ветра обрывают их, сгибая деревья чуть не до земли, рушат всю эту красоту, а потом она восстанавливается снова.
   Но больше всего ей навились здешние жители, темнокожие и кудрявые, замотанные в такие же яркие, как и сама природа, ткани. Это были берберы, её народ, но Нине нравилось отличаться от них, одеждой, внешностью, поведением, подчёркивать эти различия, ставя себя над ними, и владеть всем этим. На самом деле, её нынешнему любовнику Альберту Россеру принадлежал не такой уж большой участок земли и довольно скромный домик, но чувствовала она себя не меньше, чем хозяйкой мира.

+

http://lookw.ru/1/572/1402260808-0121906-www.nevseoboi.com.ua.jpg

Даже царившая здесь провинциальная атмосфера была по-своему очаровательна, хотя и навевала порой некоторую скуку. В местном обществе почти не встречалось новых лиц, да и новые развлечения найти было непросто, но Нина к ним и не стремилась. Наоборот, она сама стала своего рода развлечением для хозяина поместья и для его соседей. У Альберта и нескольких здешних землевладельцев сложилась своя маленькая компания. Они регулярно наведывались друг к другу в гости, устраивали охоты и конные прогулки, а ещё у них была общая тайна, сближающая и придающая особую интимность их тёплому общению.

   Эти тринадцать мужчин и женщин, разного достатка, вкусов и образования были едины в одном – они поклонялись сатане. Для кого-то из них это было всего лишь модное увлечение, но были и те, кто действительно чувствовал руку Хозяина на своём плече и знал, что такая поддержка накладывает определённые обязательства.
   Единственными условиями для существования в их маленьком сообществе были верность и единство. Три дня назад это правило оказалось нарушено, милые молодые люди, брат и сестра Гессе решили пригласить в их круг ещё двоих знакомых и не только пригласить, но и посвятить в некоторые тайны. К сожалению, кандидаты оказались не готовы к посвящению и все четверо в тот же вечер пропали без вести, а лодку, на которой подвыпившим студентам вздумалось прокатиться, нашли разбитой на дальних скалах. И поделом, тот, за кого ты поручился, это твоя ответственность и наказание понесли все, а на освободившееся место уже подыскивали новых кандидатов. Это сулило их устоявшемуся обществу новые лица и новые идеи, что приятно будоражило кровь.
   Для того чтобы содержать в порядке дом, прислуги требовалось совсем немного. Здесь постоянно жила пожилая берберская пара Тамала и Юсус Сафи и приходило несколько наёмных рабочих. Внешне берберы больше всего напоминали цыган, а вот по обычаям были правоверными мусульманами, хоть и не самого строгого толка. Нередко можно было встретить мужчин в чалмах и халатах, но женщины не прятали лица и не рядились в чёрное, предпочитая укрывать шею и волосы узорчатыми платками.

   Тому, кто надумал бы посетить владения мистера Россера, ворота открыл бы высокий сухощавый Юсус. Узнав у гостя, кто он и для чего явился, старик проводил бы его к дому и перепоручил жене. Строгая молчаливая Тамала была лет на двадцать моложе супруга и ещё сохранила остатки былой красоты. Она на восточный манер слегка поклонилась бы гостю и повела его внутрь дома.
   Несмотря на послеполуденную жару, в комнатах дышалось значительно легче, чему способствовали тень и маленькие фонтанчики, устроенные на веранде и в некоторых других частях дома. Обстановка сочетала в себе местный колорит с удобствами цивилизации, приправленный лёгкой таинственностью, которой веяло от множества сувениров, привезённых с разных концов света. Большую часть этой коллекции собрал сам мистер Россер, видевший в путешествиях некое подтверждение своего статуса и любивший похвастаться ими, как и тем, что успел переспать с женщинами всех существующих рас. Пристрастие  к экзотике в итоге его свело его с Ниной.
   О том, что место здесь дикое и для хрупкой девушки не слишком подходящее, напоминало висящее на стене ружьё, а чтоб убедить случайного посетителя в том, что с ним умеют обращаться, картину дополняла пара охотничьих трофеев. Нина сидела за столом в гостиной и вносила правки в список покупок. В поместье всё было заведено так, чтобы можно было несколько недель прожить здесь без связи с цивилизацией, ведь дожди в любой момент могли размыть дорогу, да и от прочих неожиданностей никто не застрахован. Потому к поездке в город относились более чем серьёзно, хоть он и находился не так уж далеко. К тому же, в это раз имелась ещё одна причина для особенно тщательных приготовлений, в поместье Россера ждали гостей.

0

3

Вечернее небо сердито хмурилось дождевыми облаками. Поместье мистера Россера, тёмное и опасное, но такое живое и прекрасное, замерло в ожидании приближающейся грозы. Немногочисленная прислуга в спешке закрывала распахнутые из-за неимоверной жары окна и заносила в дом стулья и столы, что стояли на веранде. Руководила этим процессом молодая девушка, облачённая в дорогое платье. Подгоняя суетившихся людей, порой ей приходилось срываться на крик, в попытках заглушить налетающие порывы ветра. С минуты на минуту ослепительный росчерк молнии должен был вспороть небосклон, а следом за ней на уставшую землю хлынут потоки воды. Ожидание этого дарило обитателям поместья одновременно чувство страха и благоговения. Испокон веков жизнь в этом месте напрямую зависела от воды. И даже сейчас, в век стремительно развивающегося технического прогресса, когда каждый желающий мог достать себе такое количество живительной влаги, какое пожелает, просто крутанув водопроводный кран, приближающаяся гроза была чем-то значимым для знойной Африки.

   Грянул гром, и тугие струи воды устремились вниз, готовые разбиться о раскалённые палящим солнцем камни. Усилившийся ветер взбивал тучи пыли и песка, что плотной стеной висели в воздухе, готовые поглотить всякого смельчака, осмелившегося покинуть стены поместья. Складывалось такое впечатление, будто сами врата распахнулись, и Тёмный Князь спустил свою кровожадную свору на эти земли. Буйство природы завораживало. Собравшиеся в просторной гостиной люди с немым восторгом смотрели в окна, тихонько переговариваясь о чём-то своём.
— Он ведь точно сумеет добраться сюда? – с беспокойством в голосе проговорила слегка полноватая зебра, от которой пахло апельсинами и крепким чаем.
— Разумеется. Я отправил за ним на машине Уэса, а тот сможет найти дорогу до поместья даже с закрытыми глазами. – ровным голосом ответил мистер Россер, потянувшись за трубкой кальяна.
— Только бы не случилось беды, ведь такая непогода. – не унималась зебра.
— Не случится, миссис Фишборн.
Девушка хотела было ещё что-то сказать, как за окном блеснули два ярких пятна света от автомобильных фар.
— Ну, что я говорил. – расплывшись в довольной улыбке проговорил мистер Россер, поглаживая колени молодой девушки, расположившейся рядом. Той самой, что недавно раздавала приказы слугам.
— Юсус! – зычно прокричал он – Открой ворота! Наш гость уже здесь!

   Преподобный Теофил, в миру Теофил Пэдингтон, пошёл по стопам отца, и уже в семнадцать лет примерил на себя церковную рясу. С тех самых пор его жизнь была неразрывно связанна с божьим учением - в нём он искал ответы, видел свой долг и считал его истинным путём спасения. У себя на родине, в Париже, он прославился кротостью и смирением. Собиравшиеся на его проповедях люди покорно заглядывали ему в рот и боялись пропустить даже самое короткое слово. Но годы шли, и бренное тело Теофила неуклонно старело. Сетка мелких морщин поселилась в уголках его глаз, пальцы потеряли былую гибкость, а ум остроту и трезвость. Преподобный умирал, а вместе с ним умирала и его истовая вера. И в тот самый день, когда глаза его застлали бельма катаракты, отнимая у Теофила небесный свет, он обрёл себе нового покровителя. Того, кто взирает на людей не с позолоченных распятий, а наблюдает за ними из древней и первозданной тьмы. Того, глядя на которого ты сам с радостью вырвешь свои глаза, не в силах постичь величия его истинного облика.
— Осторожнее, сэр, здесь ступенька. – дежурным голосом проговорил Юсус, поддерживая прибывшего гостя за руку.
— Спасибо, дитя, что предупредил старика. – голос преподобного был стар и скрипуч.
— А, преподобный Теофил, я рад нашей встрече. – мистер Россер встал из своего кресла и широким шагом направился к мужчине.
Когда преподобный вышел на свет, то оказалось, что он был гиеной. Хотя из-за возраста большинство пятен, украшавших его морду в юности, слились в одно большое чёрное пятно.
— И я рад встретить тебя, дитя. Встретить всех вас. – ответил священник, пристально оглядывая затянутыми белёсой плёнкой глазами собравшихся в гостиной.

0


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды прошлого » Отпуск в тропиках