Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды настоящего » Проклятые тридцать серебряников.


Проклятые тридцать серебряников.

Сообщений 31 страница 32 из 32

31

Она видела, как тускнеет лицо варана; как ухарство, задор и уверенность в себе покидают его, сменяясь отчаянием и злобой. Сказать честно, она даже испытала некоторое злорадство по поводу его буйного поведения, криков и той паники, что промелькнула в его глазах. “Держать себя в руках, держать в руках… Манеры - лицо мужчины… А перед тобой дикарь. Пусть хоть кто-то из вас двоих останется хладнокровен...” Прооравшись как следует и обратившись, наконец, к рассудку, варан кинулся прочь, приказав ей оставаться на месте. Барса оставалась сидеть ещё какое-то время. Да, может быть внешне она и оставалась спокойной, может быть у неё только чуть-чуть подрагивал кончик хвоста, но одному дьяволу известно, что творилось в её душе. А там царил лютый полный и безраздельный хаос. С одной стороны: жизни брата и отца, о которых каким-то образом прознали эти чёртовы психи, с другой и её собственная жизнь сейчас в очень сомнительных руках. Более того: ни денег, ни документов… “Сиди… жди… Угу… сейчас… У нас с вами было вполне себе джентельменское соглашение: я говорю вам где сумка, вы - отпускаете меня. Наша сделка завершена.”
   Она поднялась из-за стола и молча, не сказав ни слова никому, направилась вон из этого странного здания. Сейчас, до того как она выйдет из него, оставалось только одно - решить, куда и как ей идти? “Посольство? Знать бы где оно… Институт? Меня наверняка будут ждать там… А точно ли его обитатели не состоят в той же группе, что и достопочтенный варан? Точно ли те люди достойны веры, и придя к ним за помощью, я не попаду в те же недоброжелательные руки? Отель? Нет денег, даже не помню по какому адресу он находится, всё в записной книжке...” Она проходила мимо жирафы к крутящимся дверям участка, а в голове её творился полный кавардак. Лилли не заметила и орла в обществе филина, стоящих у стойки жирафы и пытающихся от неё чего-то узнать.

   Неудавшийся обед плавно перетёк в неспешную прогулку по улицам цветущего Нью-Йорка. Лазурь разлилась по просторам безоблачного неба, в глубинах которого плавал яркий белёсый солнечный диск. Однако, настроения эта идиллия орлу не предавала. Мало того, что его вытащили с рабочего места чёрт знает зачем, не дали нормально пообедать, так ещё он и занимается по его ощущению откровенной ересью. За весь путь до полицейского участка Себастьян не проронил ни слова, наблюдая, как прихрамывающий на правую ногу сэр Льюис, не отрывает глаз от мимо проходящих юбок. Паршиво было на столько, что даже не было желания гласно осуждать старого развратника за его отсутствующие манеры.
   Как только господа поднялись по крутым ступенькам, ведущим к дверям сия административного здания, те волшебным образом распахнулись, выплёвывая на божий свет варана, сметающего всех на своём пути, в том числе товарищей с потерянной сумкой. Орёл, получив локтем в бок, не выдержал, и продемонстрировал своё недовольство, выругавшись на немецком.
   - Перестань, не видишь, человек торопиться? Это Нью-Йорк, приятель. Тишина и покой тут только на Грин-Вуде, и то, только по будням.
   Сделав глубокий вдох и резко выдохнув негатив вместе с углекислым газом, обиженный на весь земной шар пернатый, отправился за нерасторопным наставником, шагающим по кафельному полу. Цокот его дорогих каблуков рикошетом отлетал от бетонных стен, уносясь в конец этого длинного, как линия Гинденбурга, коридора. На встречу то и дело попадались офицеры и сотрудники участка, снующие торопливой походкой из кабинета в кабинет, небрежно хлопая дверями и разнося сквозняк по помещению. В конце этого коридора, будто свет в конце тоннеля, сияла своей добродушной улыбкой молоденькая жирафа, стреляющая глазками в снующих мимо обитателей серого, монолитного здания, скучного, как страничка газеты, посвящённая политическому обозрению.
Льюис, проникшись тем, что дама обратила внимание на него, привстал на носочки, чтобы казаться выше, демонстрируя особе свои документы, поднимая их высоко над своей головой. Орёл, не имевший особого энтузиазма, встретил жирафу кислой миной с приподнятой бровкой, явно недоумевая, чему та радуется. Более того, ему было не приятно, что на него смотрят свысока. Пока Фиджеральд обмазывал сотрудницу участка приторными комплиментами, орёл отстранился от процесса, разглядывая окружение. Пока сухой взгляд рыскал вокруг, в поле зрение попало знакомое лицо с документов из потерянной сумочки, направляющейся к выходу. Понимая, что цель прибытия в это заведение пытается улизнуть из-под рук, Рюгер неожиданно для всех выкрикнул: “Stehen!”

   Она остановилась, мысленно она уже прокляла себя двадцать раз. Ведь была в голове светлая идея - замаскироваться под уборщицу или ещё какой персонал. Нет, ну что, так сложно было? Просто перемазать морду чем-нибудь потемнее, нацепить на себя другую одежду, взять в руки ведро и тряпку и свалить с чёрного хода, наверняка он тут был! Нет! Надо было идти через парадный ход, чтобы все видели, все оценили. Барса медленно обернулась и посмотрела на горластого так, точно ей под нос сунули ведро мусора, предложив из него откушать. Не поняв ни слова, она была более чем уверена, что обращались именно к ней, но всё же попыталась сохранить спокойствие, хотя сердце снова бросилось вскач. Она молча смотрела на него, ожидая, что он заговорит на том языке, от которого у неё не будут вставать дыбом волосы на загривке.

   После того, как Рюгер переехал в Америку, его командирский голос прорезался всё реже и реже. Но тут была особая ситуация, и убедившись, что цель обратила внимание и остановилась, он сбавил тон, обращаясь уже к своему коллеге, который в свою очередь, подпрыгнул на носочках, услышав рык немецкого офицера.
   - Господин Льюис… - прошипел Себастьян, затянув галстук. – Потрудитесь сформулировать, почему данная особа покидает территорию режимного объекта без сопровождения офицера полиции. – Теперь оратор был спокоен, а голос его походил на мурлыкание пушистого котёнка. Прокряхтев от недоумения и столь официального обращения своего коллеги, филин обратился к жирафе, лицо которой сейчас красноречиво олицетворяло недоумение.
   - Да! – искусно парировал вопрос Фиджеральд, адресуя его сотруднице.
   - Geh nach oben, Мисс. – обратился Рюгер к барсе, демонстративно зазывая её рукой, дабы та подошла к стойке.
   В который раз за сегодня она порадовалась тому, что покрыта шерстью, упаси боже, она была бы лысой как какие-нибудь ящеры, никакой загар, никакая одежда и косметика не спасла бы её и не придала бы её белому как снег лицу хоть какие-то признаки жизни. По спине маршировали колючие мурашки, а в животе стало чертовски холодно и противно. Эти не были похожи на простых полицейских, не были похожи и на простых людей. Слишком уж необычно оба выглядели: слишком опрятно и прилизано выглядели, не говоря уже о том, как держались и что в их силуэтах угадывалась армейская выправка. Однако взгляд её, столь пытливо и оценивающе искавший подсказок, нашёл нечто иное - её сумку. Ту самую, за которой сейчас вылетел обезумевший от обиды и досады варан. Ту самую вещь, которая решила бы сейчас массу её проблем. Она была у этих двоих и что-то ей подсказывало, что забрать её будет совсем не просто. Ей богу, не находись у них её сумка, со всеми документами, деньгами, контактами, работой нескольких лет её жизни, она бы просто сбежала и плевать что было бы потом. Но… Всегда есть это мерзкое “но”... Лилли подошла к стойке, хотя ни слова не поняла из слов орла.
Теперь недоумевающие взгляды, будто света софитов, были направленны на барсу, растерянно подошедшей к стойке.

   - Мисс Алльер. – официально обратился австриец, склонив голову в знак приветствия. – Себастьян Рюгер.  А это мой коллега – Сэр Фиджеральд Льюис - протянул руку рассудительный офицер, представляя своего протеже.
Филин выпрямился во всю стать, и гордо произнёс
   – Моё почтение! - Орёл фыркнул, и полез за документами во внутренний карман костюма.
   - Контрразведка США. Пожалуйста, не пугайтесь. Мы обнаружили сумку в кафе неподалёку, смею предположить, что она принадлежит именно Вам. До нас дошла информация, что Вы были задержаны. Так как мы не знаем, по какой причине данные меры были приняты,  не имеем права отдать вам её лично.
   - К тому же! – активно подхватил обладатель выразительных глаз, размером с чашку для супа. – Нам придётся встретиться с человеком, ведущим ваше дело. Думаю, если вы свободно здесь разгуливаете, то в скором времени мы от вас отстанем и отдадим вашу замечательную сумочку. – Фиджеральд, облокотившись на стойку, начал строить глазки офицеру полиции, наблюдающей за представлением джентльменов из сторонних органов?
   - Мэм, будьте так любезны, предоставьте нам информацию на счёт мисс Алльер, кто занимается её делом?
   К сожалению, чёткого ответа на этот вопрос получить не удалось. Витающая несколько минут назад женщина в форме полицейского вскоре поняла, что пришла её очередь попадать под раздачу. Начав рыться на своем рабочем месте, на котором царил творческий беспорядок, она обращалась к помощи к файлам в картотеке, составленным в алфавитном порядке. Попытка найти какое-либо упоминание о некой “мисс Алльер” оказалась тщетной, отчего у федералов возникло множество  вопросов, на которых требовалось получить ответ от начальника участка. Теперь физиономия филина не была такой радостной, и ситуация заставила его наморщить лоб.
   - Занятно. Что же, пройдёмте, Мисс Алльер. Боюсь что нам придётся прогуляться до начальника участка.

  Знаете ли вы что такое противоречивые чувства? Такое ощущение, когда вас обуревают, растягивают в разные стороны несколько разных противоречивых и, казалось бы, взаимоисключающих чувства. Что-то подобное сейчас испытывала и барса. С одной стороны: родные, которые ещё даже не представляли какой Дамоклов меч навис над ними и им от этого незнания несомненно угрожала опасность со стороны этих чёртовых недорыцарей и острейшая необходимость предупредить их об этом, с другой - такая соблазнительная и захватывающая картина, что может развернуться перед нею, когда двое её новых знакомых поймут, с какими нарушениями её задержали, какие проблемы и обострение отношений между посольством и местной властью могут возникнуть. И что-то третье, совершенно неуловимое, подсказывало ей, что это всё спустится на тормозах, что достать обидчиков не получится и более того, она сама и без того является их врагом, после этой же ситуации, станет почти кровником. Однако и выбора сейчас у неё не было. Отказаться идти - вызвать ещё большие подозрения в свой адрес, сбежать - наверняка стать преступницей, но и тратить время здесь, пока варан протягивал свои мерзкие руки к её ничего не подозревающим родным было ещё более преступно. Она пошла. Пошла молча, презирая себя за то, что не представилась своим псевдонимом. Ведь тогда ничего этого бы не было.

Отредактировано Лилли (2018-12-03 21:23:15)

0

32

Что уж говорить, если ситуация заставила насторожится Льюиса, человека, знающего административно-процессуальный кодекс как рождественскую песенку, то следом за ним и Рюгер начал подозревать что-то нечистое в работе местных полицейских. Просто невозможно представить себе такую ситуацию, в которой задержанный человек без документов мог беспрепятственно покинуть участок. И ведь он только сейчас понял, что если бы он не успел окликнуть незнакомку, то ей бы это удалось сделать без всяких проблем, ведь информации о её местонахождении в режимном объекте просто-напросто не было. Весь путь до кабинета начальника участка Рюгер провёл в размышлениях, анализируя имеющуюся информацию и собирая крупицы фактов в подобие некой картины, отображающий логическое объяснение происходящего.
- Frau… - обратился он полушёпотом, стараясь не привлекать к себе внимание окружающих. – Имейте в виду, что у вас есть право предоставлять информацию в присутствии своего адвоката. У вас есть гражданство?
- Я гражданка Канады. - ответила она коротко, потому как её сейчас никак не трогали вопросы орла. Её волновала исключительно сумка и то, что надо предупредить отца.
- Scheiße! – вспылил Рюгер, всё также стиснув клюв. – Я же сказал вам про адвоката! Будьте внимательнее, Frau Алльер.
- Секундочку – вмешался в разговор филин. – Рюгер, ты понимаешь, чем это дело смердит?
- Ja, schätze ich. Но, надеюсь, что всё куда проще. Frau Алльер, когда мы попадём в кабинет начальника, не смейте отвечать на вопросы и держите язык за зубами! Мы обо всём позаботимся.
- Можно просить вас выражаться на каком-нибудь другом языке, кроме того, который меня заставляет нервничать? - спросила она совершенно спокойно, хотя это ей стоило больших сил. - У меня, знаете ли, не было ни времени, ни возможности требовать что-либо. - Она замолчала, как её и просили ибо если уж мужики взялись разбираться, то пусть разбираются.
- Она права, Себастьян. Попридержи коней. – шепнул Филин. Некогда улыбчивый старикашка стал серьёзен, и со стороны казалось, что он нервничает ничуть не меньше, чем задержанная Fräulein. Тут-то Рюгер окончательно убедился, что дело пахнет жаренными гвоздями. Льюис, как и его коллега, прекрасно понимали, что такое международные скандалы и возня с представителями посольства. Страшнее всего, что контрразведка в их лице стала непосредственным участником назревающего конфликта. Как правило, подобные эксцессы стараются замять, и происходят они чаще всего в результате халатности.
- Теперь давайте на чистоту, Мисс Алльер. Есть ли что-то, о чём мы должны знать, перед тем как мы зайдём в этот кабинет? Боюсь, что я задаю этот вопрос не как представитель органов, а как человек, который хочет понять, что за чертовщина сейчас здесь происходит.

Признаться честно - она растерялась. По началу она даже хотела возмутиться, потому как один из её новых знакомых приказал ей молчать, другой требовал слов. Договорились бы они что ли сначала между собой, а потом уже её трогали, а то совсем непонятно что от неё надо. Однако, чем быстрее она разделается с ними, те быстрее получить сумку и сможет заняться тем, что действительно важно.
- Я историк-археолог. Прибыла в местный институт за манускриптами, которых не было у нас в Канаде. Ко мне в номер вломился варан, когда я его застала, он уже успел перевернуть вверх тормашками все мои вещи, явно искал мою работу. Я покинула отель и переселилась в другой. Утром отправилась в институт, а после него зашла в кафе, где меня без объяснения причин задержали применив силу и привели сюда. Потом явился варан, рассказал, что состоит в каком-то ордене, оберегающей какие-то ценности и что если я не отдам документы они… - ей просто напросто изменил голос и она на несколько мгновений прервалась, чтобы совладать с собой. - Что они найдут моего отца в Канаде… Он ушёл на поиски моей сумки, которую мне не дали забрать из кафе и которая сейчас в ваших руках. Прошу вас, Отдайте мне мои документы, мне нужно добраться до семьи раньше, чем это сумеют сделать они. - Кажется нервы у девушки сдали и она вот-вот готова была сорваться или в слёзы или в смех, в любом случае всё это было бы что-то нездоровое, неуправляемое, накопленное и наболевшее за такое-то короткое время. - Я не знаю, ни сколько их, ни кому могу доверять. Ей богу, когда вы меня окликнули, - обратилась она к орлу, - я готова была кинуться отсюда прочь, очертя голову, лишь бы вырваться из этого треклятого места.

Девушку прорвало, как ржавую водопроводную трубу. На господ свалился поток информации, превратившийся в настоящее цунами. Льюис в этот момент скорчил такое жалобное лицо, полное сочувствия и сострадание, что Рюгера мягко говоря от этого воротило. Он старался не наблюдать за его эмоциями, а слушать то, что говорила девушка. Нервы её были натянуты, как струны, казалось, что сейчас она разрыдается, и обязательно привлечёт внимание на состоявшийся в данных стенах несанкционированный митинг. Что-что, а слушать бывший сотрудник Абвера умел в совершенстве. В памяти тут же всплыл варан, толкнувший его в бок на входе в участок. Далее, речь зашла о неких документах, но проводить обыск прямо здесь, за дверью начальника полиции идея столь же глупая, как ловить рыбу в дырке на асфальте. История душещипательная, красочная и главное, конкретная, расставленная по полочкам. Вот только в её правдивость, при всём желании, верить Рюгер просто не мог в силу своих полномочий. Единственный способ собрать всю картину воедино – получить ответы от начальника участка, ознакомится с документами, принадлежащими мисс Алльер, и исходя от последствий – действовать. Да, это казалось орлу самым рациональным решением. Анализ бы мог продолжаться ещё некоторое время, если бы не Фиджеральд снова вставил свои пару слов.
- Слушай мой приказ. – командовал филин, начав торопливо шагать в противоположном от двери начальника направлении – Выяснишь всё на счёт мисс Алльер. Мне нужно сделать телефонный звонок. Пойдёмте - буркнул филин, обращаясь к барсе.
Сейчас Себастьян жалел, что сегодня встал с постели и пошёл на работу,взял трубку этого чертового телефона, и вообще, сбежал из Германии. Ему хотелось выругаться всеми нецензурными словами, но вместо этого он красноречиво промолчал, прокряхтев от наплывающего недовольства. Рюгер постучал в дверь начальника полицейского участка, и дёрнул дверную ручку, сжимая её так сильно, что если бы она была клаксоном, то та пропищала самую низкую ноту, которую мог услышать человеческий слух.
Тем временем, Льюис с незнакомкой вернулись к стойке, за которой работала приглянувшаяся пернатому старику жирафа. Сделав физиономию по приветливее, он максимально вежливо попросил телефон, дабы совершить звонок, ссылаясь на очень важное дело в интересах органов, в которых он работал. Сотрудница пусть и не сразу, но всё же согласилась, не сумев устоять от напора вежливостей в её адрес. Передав телефонную трубку незнакомке с пушистым хвостом, он произнёс.
– Звоните, но имейте в виду. Если вы меня обманули, то я буду сильно огорчён.

***

Отворив дверь, взору открылась вполне предсказуемая картина. Кабинет, пара стульев и его хозяин, угрюмо уставившийся в бумаги. Человек явно по уши утопал в работе, ровно так же, как и входящий в его кабинет посетитель. На его столе красовалась металлическая табличка с выгравированными на ней буквами.
Разрешите войти, мистер… - орёл сделал небольшую паузу, дабы прочесть фамилию господина, сидящего за столом – Смит?

Буквы и цифры, выведенные каллиграфическим почерком на белоснежной бумаге. Слишком мелкие для того, чтобы стареющий медведь мог различить их, не прибегая к очкам. За последние несколько лет Эндрю Смит столько их нагляделся, что мужчину буквально тошнило от одного только вида заполненных строк. В этом и заключалась его работа, как начальника полиции - дотошливо изучать чужие рапорты, в надежде отыскать в них закравшуюся ошибку. В тот момент, когда Себастьян вошёл в кабинет мистера Смита, тот как раз ухватился за одну из них, так что внезапный визит орла вызвал и раздражение.
-Чем обязан? - сухо, практически не шевеля губами, проговорил медведь, подняв голову чтобы получше разглядеть незнакомца.
Уверенность переполняла Рюгера, и он смело сделал пару шагов вперёд, проникая в рабочее пространство пожилого господина. Он очень надеялся, что мужчина, занимающий свою должность, ответственно относится к работе своих подчинённых. Следуя общепринятым законам, орел представился старшему по званию офицеру и предъявил свои документы. – Себастьян Рюгер. Контрразведка США. – гордо произнёс он, задирая клюв к потолку. – По моим данным, сегодня вашим сотрудниками была задержана гражданка Лилли Алльер, в паре кварталах отсюда. Так же мне известно, что она в данный момент находится в вашем участке. Это правда, мистер Смит? – Себастьян решил начать издалека, пытаясь «прощупать» своего собеседника. Издержки профессии, не более.
- Допустим. - в голосе мужчины прозвучали первые холодные нотки. То, что сотрудник контрразведки решил явиться по душу именно мисс Алльер, вовсе не могло его радовать. Столь скорое появление этого орла в участке наводило лишь на одну мысль - у схваченной утром девушки были и впрямь очень могущественные покровители.
- Однако, позвольте узнать, - продолжил мистер Смит, не теряя самообладания - Какое Вам до этого дело?

Вопрос и правда был хороший. Рюгер сам задавал его себе перед тем, как войти в кабинет этого пожилого служаки. И всё бы ничего, если не одно «но», мешающее ему махнуть на это дело рукой и уйти по своим делам.
- Мистер Смит, позвольте мне заметить, что лично мне нет никакого дела до гражданки Алльер. - ехидно подметил орёл, колко парируя вопрос офицера полиции. - Я представляю интересы соединённых штатов, и действую в рамках законодательства. Так что, мы с Вами сейчас находимся в одной лодке, в которой образовалась брешь, угрожающая нам пойти ко дну. – Себастьян сделал небольшую паузу, и присел напротив, облокотившись на свою трость. Он пристально всматривался в усталые глаза своего собеседника, будто пытаясь в них что-то разглядеть.
- Вам известно, что эта особа – гражданин Канады? Думаю, если вам это известно, то ваш поставленный вопрос смею считать не актуальным. - рассудил австриец, жёстко расставляя приоритеты. - Тогда, когда вопросов не осталось, я продолжу. – гер Рюгер поднялся с кресла, начав прохаживаться по кабинету, скрестив руки у себя за спиной.
- Любопытно. Что мог совершить молодой археолог из страны по соседству, что её задержали прямо во время трапезы? Да ещё так… непрофессионально. – господин офицер продемонстрировал начальнику дамскую сумку, находящуюся у него в руке.
- Я смею сделать вывод, что вы успели допросить гражданина чужой страны, если знаете её имя. Мало того, я предполагаю, что посольству Канады об этом ничего не известно, следовательно, адвокат Frau Алльер не был предоставлен. - орёл сделал небольшое отступление, показывая указательным пальцем на медведя - Это административное нарушение. Боюсь, что вам придётся предоставить материалы дела и человека, который им занимается, в противном случае, у нас будут большие проблемы.

Слушая монолог орла, у себя в голове медведь уже прикидывал, как ему выпутаться из этой ситуации. Разумеется, проще всего было всё  это списать на ошибку, банальное недоразумение. Однако, мисс Алльер была задержана не случайно. И если она и покинет это здание, то только в сопровождение членов их Ордена. Лишь когда мистер Рюгер закончил говорить, мускулы на лице мужчины едва заметно дрогнули.
-Как пожелаете. - сухо проговорил мистер Смит, выдвинув один из ящиков стола. Рука медведя уже потянулась к самой верхней папке, название на которой было написано столь мелким почерком, что невозможно было разобрать ни единого слова. Однако, в последний момент мужчина остановился и вновь посмотрел на своего посетителя.
- Простите, я могу взглянуть на Ваш ордер? Сами понимаете, без него я ничего не смогу Вам предоставить.

А медведь оказался не из робкого десятка, но офицер прекрасно понимал, с чем он имеет дело. Рюгер сделал вывод, что подобная просьба последует, и старый обитатель пыльных офисов начнёт ссылаться на нерушимую и неотъемлемую часть любой работы – бюрократию. В другой ситуации, Рюгеру было в пору без слов разворачиваться и покидать помещение, теряя время на получение этого злосчастного ордера. Вот только делать этого орёл не торопился, так как прекрасно знал, что задержание было произведено с нарушениями. Плюсом ко всему, к его удивлению, полиция успела что-то нарыть или допросить с гражданки Алльер, что также является противозаконным актом.
-Значит, вы не отрицаете, что вы составили материал дела, исходя из показаний Frau Алльер? – орёл скорчил удивлённую гримасу. – Мистер Смит… Что за самодеятельность? - возмущённо возразил он. - Не мне вам напоминать о административно-процессуальном кодексе. Боюсь, что теперь в интересах моего начальства вести дело гражданина из-за рубежа. Вы можете представить, какой международный скандал разразится, когда раскроется, что Frau окажется носителем политической или стратегической информации? В целях безопасности мне следует передать госпожу Лилли в посольство ровно до тех пор, пока контрразведке не будет известен полный перечень материалов дела, касающихся её деятельности на территории соединённых штатов. Мои коллеги будут вынуждены составить рапорт на вас и ваших сотрудников, в связи  неправомерных действий в обход вышестоящих инстанций – именно федерального бюро расследований.  Если окажется, что и им ничего не известно об этом инциденте – полетят головы. В прямом смысле. – Рюгер снова абсолютно спокойно уселся в кресле напротив начальника. – Что будем делать, мистер Смит? Пойдём простым, или сложным путём?

Обстановка накалялась. Этот орёл, столь внезапно свалившийся на его голову, уже порядком надоел Эндрю Смиту. Хотя бы тем, что на любое слово медведя, у мистера Рюгера уже был заготовлен ответ. Тихая злость стала постепенно вскипать в мужчине, и он уже всерьёз раздумывал над тем, чтобы вышвырнуть этого пернатого наглеца вон. Не смотря на его должность. Поднявшись со своего места, мистер Смит хотел уже было исполнить задуманное, как вдруг в его сознании проскользнула вполне логичная мысль.
- Одну минуту, я только уточню, что Вам и впрямь дозволено заниматься этим делом. - абсолютно спокойным голосом проговорил медведь, подхватив телефонную трубку и принявшись крутить диск, набирая номер отдела контрразведки.

Последующие несколько минут Рюгер, находившийся в кресле напротив, наблюдал за поведением служителя правопорядка.
Большее, что произнёс офицер, не было провокацией, а скорее предупреждением о том, что случится с человеком, отказывающимся сотрудничать с вышестоящей инстанцией. Однако, его не переставало настораживать поведение его собеседника. Уж больно тот юлил, будто уж на вертеле. Дело в том, что полиция, являющаяся исполнительным органом, обязана предоставлять материалы дела организациям, занимающимися непосредственно расследованием. Стоит отметить, что медведь так же был прав, требуя сопутствующие для этого документы. Их изготовление и получение – дело времени, а если станет известно, что гражданин из-за рубежа был задержан и допрошен без поставленной в известность при этом службы, с нарушением кодексов, то начальник в лучшем случае лишится своего места. В худшем – отправится под суд и будет наказан по всей строгости законодательства штата, на который ссылается данный господин. Рюгеру было забавно наблюдать, как тот сам себе подписывает смертный приговор. Следовало ожидать, что начальник сразу же поторопиться наводить справки. Это верное решение, и австриец убедился ещё раз, что перед ним отнюдь не дилетант. Правда, весь гениальный план, подкреплённый идеологией о защите мирных граждан, сталкивался с айсбергом под названием административно-процессуальный кодекс и отсутствием вещественных доказательств – той самой злосчастной сумки, с которой началась эта история. Возможно, этот звонок станет следствием того, что орла вышвырнут из кабинета вон, однако, это так же означало, что этот кабинет посетят другие люди, с уже готовыми бумагами и всеми полномочиями. Полдела было сделано – одним звонком медведь поднял такую шумиху, что просто замять это дело просто-напросто не выйдет. Однако, у Рюгера был в рукаве ещё один небольшой козырь.

- Пока вы не дозвонились, хочу вам напомнить, что я, как сотрудник, имею полное право провести обыск этой сумки, если я получу устное согласие её владельца. – Офицер привстал, и медленным, размеренным шагом направился к выходу из кабинета - И не дай бог, там окажется что-то, что имеет стратегическую ценность для соединённых штатов, то боюсь, что вас просто «отправят на пенсию» раньше времени за халатность ваших сотрудников, которые умудрились эту ценность проглядеть. Вот что я имел в виду, под сложным путём, Мистер Смит. Но не мне вас судить. В отличии от вас, я знаю свои полномочия

0


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды настоящего » Проклятые тридцать серебряников.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC