Вверх страницы

Вниз страницы
Старый Нью-Йорк уже готов открыть свои двери перед тобой, дорогой гость.
Готов ли ты окунуться в переплетение его улиц? Познать все тайны, творящиеся в нём под покровом ночи? Наполнить свои лёгкие терпким табачным дымом, азартом и страстью? Для этого тебе достаточно сделать один-единственный шаг и вскоре ты увидишь, что Нью-Йорк совсем не таков, каким кажется сперва. Кем будешь ты - жертвой или хищником?
Данный форум основывается на творчестве Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо о похождениях Джона Блэксада, главного героя серии комиксов "Blacksad".
__________________________________________________________________________________________________
Действие комиксов происходит в США конца 1950-х, населённой антропоморфными животными, причём вид животного отражает определённые черты характера и профессию персонажа. Напоследок хотелось бы добавить что без стараний Fialinija этот форум не был бы и вполовину так хорош.
__________________________________________________________________________________________________
Рейтинг игры - NC21.
http://images.vfl.ru/ii/1478798029/d3c5dcf6/14887703.png

Blacksad: Жертва или Хищник

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды настоящего » Проклятые тридцать серебряников.


Проклятые тридцать серебряников.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s3.uploads.ru/jUxE2.jpg

Участники и порядок отписи:
Лилли, Дональд Малам (нпс).
Место действия:
Куда занесут попутные и не попутные ветра
Сюжет эпизода:
Работа археолога не всегда опирается на проверенные факты, не всегда имеет точные указания и расчеты. Часто она балансирует на грани сказки и мистики, следуя по едва различимой тропинке из хлебных крошек за своей неутомимой жертвой - истиной. Археолог же в таких случаях становится сродни чародею-кудеснику, распутывающему хитросплетения и разгадывая задачки истории.

0

2

Ей пришлось покинуть Канаду. Прекрасную, родную, такую любимую Канаду. Её исследования и поиски зашли в тупик, и единственным шансом проследить дальнейший путь искомого ею реликта - был визит в Нью-Йоркский музей археологии и истории. Там, как её уведомили, хранились нужные ей манускрипты как в подлинном их виде, так и перенесённые на более привычный носитель - бумагу. Предметом её поисков была достаточно странная для археолога и историка реликвия. Именно реликвия, хотя для историков она была скорее чем-то вроде доказательства существования знаменательной исторической личности, а для верующих - их Бога. Лилли в полной мере не относилась ни к первым, ни ко вторым. Несмотря на то, что мать её была религиозна, сама девушка эту бездоказательную веру не приняла, хотя и не отрицала наличия каких-то более великих, чем они сами, сил. Теперь же, идучи по улицам чужого города, в поисках указанной гостиницы, она чувствовала себя немного растерянной. Мать никогда не обманывала её, всегда призывала мыслить рационально, не настаивала на том, чтобы её дети следовали какому-то верованию, культу, но и сама не отказывалась от этого нерационального религиозного суждения. Это всегда вызывало вопросы в рассудительной Лилли, но в ответ на эти вопросы мама только улыбалась и говорила, что потом, когда придёт время, её дочь сама всё поймёт, она ведь такая умница.

"Гроу стрит... ага... пришла..." Лилли остановилась у трехэтажного серого дома с высокими, но всё равно тёмными окнами. Единственная дверь, выходившая на улицу у этого здания, была "украшена" чуть покосившейся, помятой металлической табличкой - отель «Олд Американ». Небольшой чемоданчик на колёсиках, что она катила за собой, неохотно поднялся на замызганный грязью поребрик, далее на ступеньки крыльца и наконец перекатился через порог двери. На первом этаже гостиницы было тихо и мрачновато, несмотря на то, что время едва ли перевалило за полдень.
- Здравствуйте. - Поздоровалась она с пустой стойкой ресепшена, надеясь привлечь внимание. Но увы, её оклик не нашёл ответа. Она подошла ближе и позвонила в колокольчик, стоявший на стойке. Результат был прежним, и только где-то после второго звонка из под лестницы ведущей на второй этаж показался пожилой панда в приличном пиджаке и брюках. Вся его одежда и волосы были прилизаны до самого отвратительного состояния. - Здравствуйте, я от Канадского исследовательского университета археологии. Мне был забронирован номер. - Она вынула из внутреннего кармана плаща небольшой сверток бумаг, сложенных в два раза, и протянула Панду.

Размещение не заняло много времени, но тем не менее не пощадило и сил. Дорога в поезде вообще не особенно была ей приятна, отняла кучу времени и вынудила её бездействовать, ограничив возможности к исследованиям. Но если дорога была необходимой мерой, то распаковка чемоданов могла и подождать. А вот взбодриться всё таки следовало. Вынув с верхней части багажа полотенце и халат, она направилась прямиком в душ. Завтрак она конечно прогуляла, но обед должны были подать где-то через пол-часа - час. Она вполне успевала уделить себе немного времени.

Отредактировано Лилли (2018-04-09 16:59:25)

0

3

Дональд Малам осторожно шел по узкому каменному мосту, освещая себе дорогу крепко зажатым в руке факелом. Стараясь не смотреть вниз, он лишь изредка оглядывался, чтобы удостовериться, что у мисс Алльер тоже всё в полном порядке. Девушка так же мелко перебирала ногами, стараясь сохранять равновесие. В отличие от Дональда, она была целиком сконцентрирована на том, чтобы не сорваться, и не рухнуть вниз, в непроглядную темноту. Повязка на её руке сбилась, обнажая глубокий порез, края которого были наспех стянуты суровой ниткой. Вспомнив о том, как эта хрупкая на вид барс, не издавая практически ни звука, самостоятельно зашивала эту рану, варан лишь в очередной раз подивился крепости её духа. Если такой человек поставил перед собой цель, то обязательно дойдёт до конца. Чего бы это ему ни стоило. И может статься, что им всё же удастся отыскать те самые тридцать серебряников. Именно столько получил Иуда за жизнь самой выдающейся личности за всю историю человечества. Малая цена за великое преступление.

   До другого края обрыва оставалось всего ничего, как вдруг камень под ногами Дональда принялся стремительно крошиться, обваливаясь и отрезая им путь до святилища. Не сумев удержаться на ногах, варан сорвался и стремительно полетел вниз, в густую тьму, которую не мог разогнать даже свет факела. Где-то там, позади него, коротко вскрикнула мисс Алльер, и рухнула следом за Дональдом. Падение это было недолгим. Уже спустя несколько мгновений варан крепко приложился о землю, отчего его нога едва слышно хрустнула. Выпущенный из рук факел откатился в сторону и погас, не давая увидеть, куда же приземлилась девушка.
— Вот сука! – в сердцах выругался мистер Малам, стараясь унять боль в сломанной ноге. Когда же она наконец хоть малость отпустила, он принялся слепо шарить по сторонам, в надежде отыскать мисс Алльер и убедиться, что с ней всё в порядке. А ведь до их цели было так близко.

Несколькими месяцами ранее.

   Пароход «Святое провидение» прибыл в порт Нью-Йорка ранним утром. Заспанные пассажиры один за другим сходили по протянутому трапу, желая как можно скорее оказаться на твёрдой земле. Кто-то из них шутил, кто-то ворчал спросонья, а кто-то и вовсе возносил молитвы богу за столь удачное окончание их плавания. Среди всех прочих в Нью-Йорк прибыл и Дональд Малам. Этого известного в широких кругах историков археолога буквально выдернули из его дома в Италии, обязав плыть аж на другой материк. В Америку. И с каким удовольствием он бы сейчас хотел оказаться у себя в гостиной. Сидя в кресле-качалке, наслаждаясь музыкой великих классиков и попивая изысканное вино. Однако вместо этого варану приходилось лишь кутаться в свой красный шарф, прятать голову от мелко накрапывающего дождя и пытаться поймать такси. В памяти мистера Малама в который раз всплыл текст письма, полученного несколькими днями ранее. На жесткой бумаге каллиграфическим почерком было выведено лишь несколько строк. О том, что ему следует срочно прибыть в Америку, где ему необходимо остановиться и то, что это дело первостепенной важности. Не имея права перечить тем, кто стоял выше него, варан на следующий же день взял себе билет на пароход. И вот он здесь. Дело первостепенной важности означало только одно – лишь он, Дональд Малам, мог с ним справиться. Поймав такси и забравшись в салон, варан продиктовал нужный ему адрес. Гроу-стрит, дом семнадцать, отель «Олд Американ». Именно оттуда следует начать поиски, которые должны привести его, и всех остальных заинтересованных, к самому важному в их жизни.

0

4

С момента как Лилли покинула комнату и вернулась в неё, прошло не больше получаса, однако телефон в её комнате надрывался уже дважды. Вернувшись в номер она было направилась к походному чемодану за чистым платьем, но телефон заверещал в третий раз. Звук его был на редкость неприятным, чего нельзя было сказать о переданном сообщении - звонили из Университета, передавали данные о том, когда и где её будут ждать. Увы, это был не сегодняшний день, а потому, почти что полные ближайшие сутки, она была предоставлена сама себе. "Что ж, нет худа без добра. В таком-то большом городе наверняка есть на что посмотреть и куда сходить." Она положила трубку аппарата на рога, дописала адрес, заткнула записку за уголок зеркала и вернулась к делам насущным - поиску чистой одежды.

Несмотря на её не совсем женские увлечения, в вопросах касающихся чистоплотности, она была достойной представительницей прекрасной половины населения. Вот и теперь, зашторив высокое тёмное окно, она долго бродила по помещению, тщательно просушивая шерсть, прочёсывая её частой щеткой и придавая ей ухоженный вид. Светлые длинные волосы постигла та же участь, разве что прибор для работы с ним был выбран не такой суровый да и сохли они не в пример быстрее, возможно виной тому было отсутствие густого подшёрстка, а может и что иное.

Раздавшийся через некоторое время звонок был ожидаемым событием и всё же заставил Лилли вздрогнуть и более стремительно залезть в платье. В штанах она походить успеет, да и к женщине в платье относятся более терпимо, нежели к женщине в брюках. Живя в обществе приходится следовать некоторым его самодурным нерациональным и устаревшим традициям и тенденциям. Из трубки раздался голос, оповещавший о том, что обед подают и можно спускаться, если есть на то желание. Желание было, ещё какое. В дороге она есть не могла - её укачивало в поезде и она чувствовала себя просто отвратительно. Сейчас же, после принятого душа она точно заново родилась. Сил было с вагон и маленькую тележку и казалось, что если бы гора не сдвинулась с её дороги, то Лилли запросто могла бы сдвинуть её сама, если бы та ей мешала.

Она спустилась к обеду в платье в крупную синюю клетку, с широким белым отложным воротом, покрывающим плечи точно накидка, длинным рукавом, узкой талией, широкой юбкой по середину голени и в туфлях на невысоком каблуке. Волосы убрала в диковинный узел, похожий более на цветок, в руках небольшой клатч белой кожи. Она прошла вдоль линии раздачи с подносом, выбрав себе из предлагаемого только салат, половину второго и чай. Разместиться оказалось не так просто - большинство мест было занято или гостями или же оставшимися после них подносами. Тогда она приметила одиноко сидящего ящера и решила испытать свою удачу.
- Прошу прощения, у вас свободно? Можно к вам подсесть?

0

5

Прошло не так уж и много времени, как Дональд Малам уже стоял на пороге той самой гостиницы, в которой ему рекомендовали разместиться. Трёхэтажное здание, сложенное из потемневшего от времени кирпича. Совсем не то место, в котором варан сам сознательно разместился бы на ночлег, однако иного выбора у него просто не было. Едва мистер Малам перешагнул порог, чуть было не ударившись о слишком низкую притолоку, как в нос ему ударил запах типографской краски. Вероятно, совсем недавно здесь располагалось газетное издательство. В пользу этой теории говорила так же и его планировка. Длинные, но не слишком широкие комнаты, скорее всего когда-то были маленькими офисами, у которых просто снесли перегородки. Впрочем, ничего удивительного, учитывая столь малую цену, которую следовало выложить за ночлег. Но даже это не слишком волновало варана. Всё было оплачено наперёд.

   Подойдя к стойке ресепшена, Дональд вовсе не ожидал увидеть за ней вытянутого по струнке администратора. В конце концов,  лишь в самых дорогих отелях можно было рассчитывать на сиюминутное обслуживание. Но факт оставался фактом, невысокий панда, шерсть которого была явственно побита сединой, стоял, и, казалось, дожидался именно его.
— Мистер Малам? Рад знакомству. Как добрались? Хорошая ли была дорога? – затараторил тот, протягивая руку для рукопожатия – Мне доложили, что Вы явитесь сегодня, и я с нетерпением ждал этого момента.
— Да-да, эм… - начал было варан, но замялся, не зная, как обращаться к своему новому «знакомому».
— Дэйв. Для Вас можно просто Дэйв. – тотчас подсказал панда.
— Дэйв. Плаванье прошло хорошо, хоть я и не шибко люблю качку. Так что выспаться мне толком не удалось. Моя комната готова?
— Конечно, мистер Малам. Она убрана, а кровать застелена чистым бельём.
— Вот и хорошо. – брезгливо осмотрев свою ладонь, которую наконец прекратил трясти Дэйв, пробормотал варан – Тогда будь добр, разбуди меня к обеду.
— Как скажете, мистер Малам. Вам на второй этаж. – услужливо поклонившись, панда протянул ключ от комнаты номер тридцать – Слава и Процветание.
— Слава и Процветание. – буркнул себе под нос варан, поднимаясь по скрипучей лестнице. Едва оказавшись в номере, он первым делом вымыл свои руки, на которых остались засаленные разводы после столь нежелательного рукопожатия. Далее, разложив часть своих вещей, он улёгся в кровать, желая наверстать упущенный сон.

   Протяжная трель телефона вырвала Дональда из объятий Морфея. Подняв трубку, варан услышал приторно сладкий голос Дэйва, приглашавшего спуститься вниз и отобедать. Одевшись и приведя себя в порядок, мистер Малам отправился в небольшое кафе, расположенное в том же здании, что и отель. В нём было не многолюдно. Часть посетителей, таких же постояльцев, как и он сам, неспешно уплетали свой обед. Кто-то пил кофе и курил, отгородившись от остального мира несколькими листами свежей газеты. Обычные работяги, которые не могли даже помыслить о том, что есть что-то большее, чем просто набитый желудок и кошелёк. С кислой миной изучив всё меню, варан взял себе то, что хотя бы выглядело чуть более съедобным на фоне всего остального. Яичницу и пару тостов. Брать кофе или чай он даже не стал, поскольку догадывался, какими отвратными они могут оказаться. Расположившись за столом у самого окна, варан уже хотел было приступить к трапезе, как вдруг его окликнул чей-то голос. Подняв глаза, он увидел молодую девушку, что с миловидной улыбкой просила разрешения присесть рядом. Скрипнув зубами, досадуя о том, что ему не довелось посидеть одному, мистер Малам всё же натянул самую дружелюбную улыбку, какую мог, и коротким жестом позволил это сделать.
— Меня зовут Виктор Эль’Профета. – не переставая улыбаться, представился варан, когда девушка наконец уселась – А вас?

0

6

Лилли никогда не отличалась капризностью в еде. Нет, если предлагали что-то действительно вкусное или доселе неизведанное - никогда не отказывалась попробовать, но и неоправданно высоких требований к повседневной пище не заявляла. Это было с одной стороны ей на руку - в путешествиях какой только гадостью питаться не приходится, а с другой играло против неё - она не питала тяги к ресторанам, кухням каких-то народов пристрастий не имела, а потому угодить ей было практически невозможно, что сильно осложняло жизнь тем, кто пытался проявить к ней таким образом симпатию. Как можно угодить тому, кому всё равно? Собственно, она не возлагала больших надежд на тот обед, что сейчас собрала себе. Мало того, то, что ей пришлось побеспокоить одиноко сидящего и никому не мешающего варана неприятно бередило и подначивало чувство вины. Она, пожалуй, как никто другой знала как неприятно, когда к тебе приходят, подсаживаются и начинают доставать разговорами, когда ты сидишь и размышляешь о своём. Потому она для себя решила, что просто представится, а приставать с разговорами не будет. В конце концов, о местных достопримечательностях можно поспрашивать у местных, а местных в столовой гостиницы, скорее всего будет маловато.

- Благодарю. Приятного вам аппетита. - Она осторожно опустилась за стол, напротив варана и подтянула к себе пушистый длинный хвост, обвив его о ножку и заботливо пряча его от чужих не заботливых ног. - Очень приятно. Лилли Алльер. - Кивнула она и уже думала протянуть ему руку, но вспомнила, что во-первых, это не принято во многих обществах А во вторых, что она не удосужилась ополоснуть их, а ведь где она только ими уже не отметилась: и чемодан и дверные ручки и телефонная трубка да ещё и этот поднос, который на поверку оказался жирным снизу. “Это возмутительно… Надо будет взять жалобную книгу...” Всё ж таки решилась она отлучиться от своего новоиспечённого знакомого. - Простите, нужно отойти.

Она покинула Виктора, оставив его наедине со своим подносом. Увы, даже на нём, на этой незначительной части арендованной гостиничной утвари, можно было прочитать некоторые особенности её характера. Вы когда-нибудь обращали внимание на то, как те или иные люди, посещая столовые и ресторации, организуют место на своём подносе? Так вот, эта особа именно что организовывала его. Явно выделялись три зоны: пустой центр и заполненные края. Слева одна салфетка, в которую завернуты приборы, причём завернуты так, что достать их легко, а сунуть обратно не выйдет, над приборами - салат, по центру сверху - второе, справа наверху - чай, под ним - ещё две салфетки, одна из которых согнута по диагонали. Вернулась она достаточно скоро, взяв с подноса ту салфетку, что была под сложенной, обтёрла лапки и поместила её себе на колени. Приподняв тарелку с салатом, она переставила её в центр подноса и приступила к трапезе. Ела она не торопясь, не спеша заводить разговоров, явно задумавшись о чем-то своём, а оттого однажды царапнула вилкой по дну тарелки. Чувствительное пушистое круглое ухо дрогнуло, она точно очнулась и тихо извинилась.

Отредактировано Лилли (2018-04-13 20:20:05)

0

7

Правы те, кто говорят, что случайности не случайны. Поинтересовавшись именем незнакомки лишь из вежливости, как это принято среди досточтимых джентльменов, Дональд чуть не поперхнулся откушенным тостом, когда севшая напротив него барс представилась. И хоть её имя не было каким-то необычным, и по мнению мистера Малама больше подошло какой-нибудь деревенской простушке, именно ради этой особы его и выдернули из солнечной Италии в дождливый Нью-Йорк. Именно поэтому его поселили в эту убогую гостиницу, которая никак не соответствовала его требованиям. По сведениям информатора, пребывавшего в канадском исследовательском университете археологии, Лилли Алльер была тем самым человеком, проявившим большое внимание к тем самым тридцати серебряникам, за которые Иуда некогда продал Иисуса Христа римским легионерам. Более того, в своих изысканиях она достигла хоть и незначительных, но всё же успехов. А это значило, что при должном рвении она рано или поздно вышла бы на их след. Что было совсем нежелательно ни для Дональда, ни для тех, кто стоял выше него. Варан даже не предполагал, что мисс Алльер найдётся столь скоро. Случайности не случайны.

   Проводив удалившуюся девушку взглядом, Дональд тут же вскочил со своего места, даже не закончив обедать. На это просто не было времени. Покинув кафе, он пулей бросился к стойке ресепшена, желая задать Дэйву несколько вопросов. Как и следовало ожидать, панды на своём месте не было. И это ещё сильнее злило Дональда. Перемахнув через небольшое ограждение, отделявшее прихожую от комнат персонала, мистер Малам принялся дёргать ручки у всех дверей, встречавшихся у него на пути. Лишь за самой последнее он обнаружил того, кто ему был так нужен. Панда сидел в кресле и жадно глотал виски. Тяжёлый дух спиртного витал по всей комнате. Однако заметив ворвавшегося к нему Дональда, он мигом отставил бутылку как можно дальше, прекрасно понимая, что этот особенный «постоялец» явился к нему не просто так.
— Дэйв, скажи мне на милость, - начал говорить мистер Малам, стараясь сохранять спокойствие – Какого хрена ты не сказал мне, что Лилли Алльер уже остановилась в этой гостиннице?
— Так когда Вы прибыли, сэр, её ещё не было. – начал оправдываться панда – А потом я не решался Вас разбудить.
— Спасибо за заботу. – съязвил варан – Ты хоть понимаешь, что важнее? Мой сон, или визит этой девчонки?
— П-понимаю. – от волнения Дэйв начал заикаться.
— Ладно, это уже не важно. В какой комнате она остановилась? – смягчил тон Дональд, понимая, что перегнул палку.
— Комната сорок шесть. П-последний этаж.
— Хорошо, у тебя есть ключ от неё? – в голове варана уже принялся рождаться план действий.
— Н-нет, сэр, ключ в единственном экземпляре. И он находится у мисс Алльер.
— Твою мать, Дэйв, тебя кто вообще назначил управляющим гостиницы? – вновь вспылил Дональд, однако уже в следующее мгновение он снова взял себя в руки.
— Ладно, сам справлюсь. Но заруби себе на носу – делать дубликаты всех ключей. А то не дай бог я опять окажусь здесь по воле Первоступенных.
— Д-да, сэр. Хорошо, с-сэр. Слава и Процветание.
— Да-да, Слава и Процветание.
Панда ещё что-то мямлил Дональду вслед, однако варан его уже не слушал. По дороге приводя себя в порядок, он поднялся на третий этаж и, отыскав дверь в комнату номер сорок шесть, коротко постучал в неё, рассчитывая, что Лилли уже вернулась из кафе.

0

8

Никогда. Никогда раньше её сосед по столу не пропадал так быстро. На ум девушке даже невольно пришло, что она страшна, аки смертный грех, иначе с чего бы вдруг её сосед точно сквозь землю бы провалился, даже не закончив обед? В таком вот, слегка подпорченном расположении духа она заканчивала обед. Вернулась к себе она не сразу, пристав у ресепшна к лисичке-горничной, которая как раз покидала один из номеров на первом этаже. Лилли обратилась к ней с простыми, на её взгляд, вопросами, который у Лисички вызвали ступор и непонимание. Увы, видать данная особа не сильно увлекалась музеями, театрами, кино и прочей интеллектуально-развлекательной индустрией. "Опять самой... Всё приходится делать самой." В прочем, заменив на стойке рядом с ресепшном, брошюру с достопримечательностями, барс взяла её и принялась подниматься к себе, попутно быстро проглядывая чем ей предлагают заняться и на что посмотреть.

Она поднялась на свой этаж, просматривая уже вторую половинку проспекта, но неприятно оступилась на последней ступеньке, просто промахнувшись кончиком ступни мимо ступеньки. Пришлось отложить это опасное занятие, переместив брошюру в руку с клатчем. Каково же было её удивление, когда она, вывернув из закутка, ведущего на лестницу, у двери собственного номера обнаружила сбежавшего соседа по обеденному столу. Он постучал в дверь, совершено явно перед этим оправив костюм. "Он что, прихорашивается? После того как сбежал неведомо куда и почему? Удивительно." Лилли как-то невольно сбавила шаг, чтобы не издавать стука каблуков, да и вообще, любопытно было, что начнёт делать этот неожиданный гость. В прочем, долго оставаться незамеченной в разъединственном голом коридоре - проблематично, а потому пришлось привлечь к себе внимание.

- Здравствуйте ещё раз, Виктор. - Окликнула его барс, находясь в трех шагах от него. - Вы меня потеряли? - В голосе её послышалась лёгкая ирония и даже, кажется, упрёк.

0

9

Обернувшись на звук голоса, Дональд увидел ту самую мисс Алльер, что разглядывала его. В глазах девушки читался неприкрытый интерес, и даже некая издёвка.
— Можно и так сказать. – проговорил варан, натянув дежурную улыбку. Разумеется, для него оказался полной неожиданностью тот факт, что девушка еле слышно подкралась к нему. Однако не следовало упускать инициативу из рук.
— Видите ли, мисс Алльер, всё дело в том, что я позабыл за обеденным столом свой бумажник. – Дональд виновато развёл руками.
— Вот мне и подумалось, что может Вы его нашли.
В ответ варану было лишь молчание, а укоризны во взгляде девушки только прибавилось.
— Вы не подумайте. Я не считаю, что Вы его украли. Но может хоть видели, кто его мог взять?
Тут Дональд заприметил брошюру, зажатую в руке девушки.
— Впрочем, это не так важно. Вы, я вижу, уже наметили себе культурную программу? Действительно, в Нью-Йорке есть на что посмотреть. – девушку следовало заболтать, чтобы получить хоть какое-то расположение, а уж в этом варан был большой специалист.
— Хочу Вам сказать, что я знаю этот город как свои пять пальцев. И знаю пару очень интересных мест, которые следует посетить каждому туристу. Особенно из Канады. – мисс Алльер сложила руки на груди, продолжая всё так же молча смотреть на Дональда.
— Впрочем, не хочу Вам навязываться. Если захотите, то просто постучите в комнату номер тридцать. Это на втором этаже. Я буду ждать. – коротко кивнув, варан сделал шаг в сторону, освобождая девушке дорогу. Теперь оставалось лишь ждать, клюнет ли мисс Алльер на этот посредственный крючок, или нет. В любом случае, у Дональда уже имелся запасной план.
Прежде чем уйти себе в номер, варан разыскал Дэйва, и дал тому чёткие указания – оповестить его сразу же, если мисс Алльер покинет гостиницу.  Варану требовался доступ к комнате девушки, а точнее к её вещам, и он его получит. Так или иначе. Зайдя в свой номер и заперев за собой дверь, мистер Малам отыскал среди своих вещей то самое письмо, из-за которого он и был здесь, и принялся его перечитывать.

Уважаемый мистер Малам.
Совет Первоступенных вновь призывает Вас отдать свой долг перед нашим обществом. По проверенным источникам до нас дошли сведения, что некто Лилли Алльер очень сильно заинтересована реликвиями братства. Более того, ей удалось продвинуться в поисках одной из них – серебряников Иуды. Если ей удастся отыскать их, то это может поставить под удар всех нас, и Вас в том числе. Доподлинно известно, что сейчас она направилась в Нью-Йорк, где должна остановиться в гостинице «Олд Американ». Ваша задача – любой ценой предотвратить нахождение этой реликвии. Есть все основания полагать, что мисс Алльер сотрудничает с кем-то из наших Врагов, поэтому будьте предельно внимательны. В случае, если Вас раскроют, Вы должны унести тайны братства с собой в могилу. Совет Первоступенных рассчитывает на Вас, мистер Малам.
Слава и Процветание.

0

10

"О что... лжёт? Так неумело... Точно белыми нитками шито или прямо на ходу сочиняет." Она явно застала его врасплох, он, видимо, не надеялся её встретить. Барс скептически изогнула бровку и варан, кажется понял, что ложь не прошла её внутреннего тестирования на достоверность. Тут же была переменена тема и Лилли мягко, сдержанно кивнула, подтверждая, что да, она запланировала прогулку. "Ммм, это уже положительно интересно. Я не говорила вам, что я из Канады, а фамилия меня выдать не могла. Темните вы, Виктор, ох темните. Нервничаете на пустом месте... Разве же с таким суетливым лицом ищут потерянный кошелёк? Пугаются ли того, кто может вам ответить и помочь? Вряд ли. Скорее радуются ему, как возможному источнику информации. Как-то странно..."
- Доброго дня, Виктор, я обязательно к вам обращусь в случае чего. - Она открыла клатч и достала из него ключик от комнаты. - Не исчезайте более так внезапно и бесследно. - Мягко улыбнулась она, делая совершенно мягкое и добродушное лицо.

Закрыв за собой дверь она прислонилась к ней спиной и задумалась. Через несколько секунд выглянула в глазок на двери, Виктора не было, а какое-то неприятное, скользкое ощущение от него осталось. Она достала из дорожного чемодана плюшевого барса в костюме детектива и с трубкой, пришитой к плюшевой лапе и ко рту. Села напротив него на кровати, поставив игрушку в изголовье оной и поджав под себя ноги крест на крест. Лилли долго молча смотрела то на него, то на клетчатое покрывало кровати, то в окно, то на чемодан и кончик её длинного пушистого хвоста подрагивал, выдавая сомнения, подозрения и какую-то подавленную тревогу. Наконец, спустя некоторое время, она отрицательно помотала головой, точно отгоняя какие-то свои мысли.

- Нет, Братик, это уже граничит с мнительностью и паранойей. Мы ведь с тобой не такие, верно? - улыбнулась она плюшевому барсу, который, видимо, заменял ей брата, которого она очень любила, несмотря на разность в увлечениях и характерах. - Но ты прав, лучше перебдеть, чем недобдеть! В конце-то концов, если я ошибаюсь, то нам только лучше будет, а если я права... То подумаем об этом позже, пока слишком мало зацепок. - Она притянула плюшевого барса за хвост, поправила воротник его плаща, убрала с трубки прилипшую длинную белую шерстинку.

Опустив ноги, она сунулась в сумку, достала оттуда несколько своих блокнотов в мягком переплёте, положила из в прорезиненную папку, в которой обычно в дороге хранила свои записи, чтобы не промокли и не запылились. Папка эта была в каком-то смысле уникальна. Она являла собой длинную широкую полоску брезента, на одном из концов - карман, швы которого не просто прошиты, а запаяны, точно бы к ним приложили раскаленный металл, Этот карман ещё дважды можно было поместить на этом лоскуте, прежде чем зацепить его за более мелкий карман с другой стороны брезентового полотна. Таким образом, помещённые внутрь большого кармашка документы оказывались завернутыми в два слоя брезента, точно начинка в шаверме, да ещё и воткнуты в другой кармашек, перекрывавающий первый почти на половину. Эту папочку они придумали с братом, когда она случайно утопила свои записи в луже, правда реализовали они эту идею значительно позже, когда Лилли поступила в университет - как раз к первой экспедиции.

Закончив с упаковкой своих записей по поискам, она положила довольно объёмистый свёрток на кровать, переоделась к прогулке и вышла в туалетную комнату. В коридоре никого не было, по пути ей тоже никто не встретился - судьба ей благоволила. Она проникла в помещение, закрылась, присмотрелась к системе слива, разулась, встала на борт унитаза, сняла крышку с бачка, посмотрела как устроен сливной бак, задумалась. "Э нет... одно дело упала в воду, попала под дождь, а другое - топить бумаги в воде, пусть и в такой-то папочке". Стоя на краю унитаза, с папкой в зубах, Лилли аккуратненько потянула на себя бачок, подснимая его с крючков, на которых он держался, быстро хватанула папку, подсунула её сверху бака и придавила баком к стенке, возвращая его на место. На самом верху, едва возвышаясь над крышкой, остался торчать уголок брезентовой папки. Она спустилась с унитаза, попрыгала, пытаясь высмотреть со всех сторон, не видно ли её закладки, удовлетворённо выдохнула. Придирчиво осмотрела бачок, пол рядом с унитазом - мало ли - вдруг краска осыпалась и тем самым выдаст тайник. Пришлось немного убраться, аккуратно собрав немного штукатурки, осыпавшейся из-за бачка и выбросить в унитаз.

Ополоснув руки, она поправила причёску, смыла воду, одернула платье, ведь от прыжков оно немного задралось, обулась и вышла вон из туалета, направляясь к себе, а там и на прогулку.

Отредактировано Лилли (2018-04-20 09:57:26)

0

11

Дональд ходил взад-вперёд по комнате, порой бросая короткий взгляд на наручные часы. Чем больше минут съедала матовая минутная стрелка, тем сильнее крепла уверенность варана в том, что визита девушки ждать не стоит. А это значит, что идти на сотрудничество она вовсе не собирается. Неизвестно почему. Толи причина крылась в её характере. Толи мисс Алльер была чуть больше осведомлена о том, что её может ждать на пути к цели своих поисков. В письме говорилось о том, что девушке уже доводилось контактировать с агентами Врага. Однако не было точно известно, удалось ли им её завербовать, или нет. Это заставляло Дональда так же быть начеку и беспокоиться о своей безопасности. Как бы там ни было, но эта отстранённость ещё выйдет Лилли боком. Варан был уверен в этом на сто процентов.

   Очередной звонок вырвал мистера Малама из его мыслей, заставляя встрепенуться. Подхватив чёрную трубку, с множеством сколов, варан поднёс её к уху и тут же услышал взволнованный голос Дэйва.
— Мистер Малам, - споро проговорил панда – Девушка только что покинула гостиницу.
— Куда она пошла? – в черепной коробке варана уже вертелся план.
— Не знаю, она не сказала. Но я думаю, что мисс Алльер вернётся не раньше, чем через час.
— Хорошо. Ключ у тебя? – коротко спросил Дональд.
— Н-нет, сэр. – в голосе управляющего вновь появилось лёгкое заикание. Панда уже осознал, что допустил ещё одну ошибку.
— Твою мать, Дэйв! Мне что, следует тебя всему учить?! – вспылил варан, крепко сжав телефонную трубку – Ладно, сейчас обойдёмся без него, но в следующий раз обязательно требуй у мисс Алльер сдавать ключ. Ты меня понял – обязательно.
Ответ Дэйва вовсе не интересовал мистера Малама, потому голос панды лишь потонул в телефонных помехах. Следовало начинать действовать. И чем раньше, тем лучше.

   Распахнув настежь окно своей комнаты, Дональд перелез через подоконник и оказался на пожарной лестнице. Дело было нехитрым – подняться на крышу, отыскать комнату девушки, а далее всё решала лишь ловкость его пальцев. Вдохнув тёплый апрельский воздух, варан огляделся по сторонам. Где-то на самом горизонте клубились серые облака, грозящие в скором времени принести с собой дождь. Жители Нью-Йорка спешили по своим делам, не обращая внимания на прочие мелочи. А ещё Дональду удалось разглядеть мисс Алльер, что спорым шагом удалялась от здания гостиницы. Отлично, оставалось только надеяться, что вернётся она не скоро. Смотря под ноги, стараясь не оступиться, мистер Малам довольно скоро оказался на покатой жестяной крыше. Цепляясь за каждый, даже самый мелкий выступ, Дональд медленно шел вперёд, надеясь навскидку определить, где же находится окно комнаты номер сорок шесть. Сделать это было не так-то просто, но имея представление о планировке «Олд Американа», варану в конце концов удалось отыскать нужное окно. Повозившись всего пару минут, Дональд наконец сдвинул щеколду, а затем ловко скользнул внутрь.

   На поверку убранство номера, в котором остановилась девушка, оказалось ещё более скудным, чем у самого варана. Рваные, заклеенные на скорую руку обои. Продавленная кровать. Изъеденный лампой торшер. Рассохшийся комод. И несколько сумок с вещами девушки. Не желая откладывать дела в долгий ящик, Дональд сразу полез в них, тщательно перерывая каждый дюйм, в поисках хоть какой-то полезной информации. Однако на глаза ему попадались лишь предметы личного пользования и разные безделушки, не стоящие внимания. Когда с сумками было покончено, мистер Малам принялся рыться в комоде, под кроватью, и даже распотрошил и без того худую подушку. Одним словом – варан пытался учесть любое место, где могут быть скрыты записи девушки. Об учинённом беспорядке он вовсе не беспокоился, ведь Дэйв в любом случае сможет его прикрыть. Но либо варан плохо искал, либо мисс Алльер очень хорошо прятала. Ведь на глаза Дональду попадался лишь сор и сущая безделица, которые могли заинтересовать его лишь в последнюю очередь. Так он и обыскивал комнату девушки, вовсе не обращая внимания на бегущее время.

Отредактировано GameMaster (2018-04-22 02:55:34)

0

12

Лилли покинула гостиницу со спокойной душой - она точно знала, что если даже и права и это Виктор сильно мутный тип и снова попытается попасть в её комнату, то он ничего там не найдёт. Когда пытаются искать что-то в твоих вещах, чрезвычайно редко задумываются о том, что человек может спрятать вещь в другом, ну совершенно не подходящем для этого, месте. Её этому научил брат и папа. Вернее так, папа научил, что прятать надо под самым носом, на самом видном месте, а брат, что прятать надо в неожиданных местах. Она перешла дорогу, оказавшись в парковой зоне и некоторое время гуляла по ней, присматриваясь к местному населению, к детворе, перекидывающейся мячиком и время от времени поглядывая на пасмурное небо. "Немного неудачно я забыла спросить зонт у того Панды... Сама не привезла - это ладно, но в отелях ведь всегда должны быть подобные вещи... хотя... наверняка не в этом. Этот до чрезвычайности напоминает помойку, а не отель... кстати... А не найти ли сразу представителя правопорядка, да не прийти ли с ним сразу? Да нет-нет... Если ты ошиблась, это будет ложный вызов... Не стоит просто так кричать "волки!" если волков-то и нет..."

Она прошла парк насквозь, упершись в широченную магистраль, поняла, что идти за неё не хочет, а потому развернулась и пошла вдоль парка. Было душно, так, как бывает перед хорошей такой грозой, мало того, ветер, который, казалось бы, должен был приносить облегчение, не нёс его. Наоборот, казалось, что он гоняет жар по пустыне. На скамейке сидела пожилая пара барсуков и дедушка-барсук нежно держал свою бабку за руку и почему-то улыбался. Уже пройдя мимо, Лилли краем уха услышала его слова.
- Ну что, бабка моя, мы это сделали.
- М?
- Мы состарились вместе.

Шаг её сбился, на короткий мир задержавшись в воздухе дольше обычного. Опустив же ножку, она мельком оглянулась через плечо на двух престарелых барсуков и почему-то ей стало как-то тоскливо. Может тому виной была погода, может отложенные переживания, а может что иное, до сих пор не реализованное, отсроченное, забытое. Ветер, до этого веявший жаром, стал прохладнее, сильнее и, точно бы от него повеяло грозой. Лилли выше подняла воротник плаща, в голову упорно лезли воспоминания о брате, об отце, оставшемся в Канаде. "Совсем один... а ведь мы с братом могли бы, наверно, быть не такими эгоистами и поддержать отца... хотя... отец сейчас наверняка в театре, стоит опять палочкой над оркестрантами размахивает... Быть может ему и не так скучно и я сейчас сама себя накручиваю..." Она опустилась на одну из пустующих скамеек, упорно пытаясь выгнать из головы беспокоящие её, жужжащие, одна другой хуже, мысли. Настроение падало так же стремительно как самоубийца с балкона. Ещё немного и она уже была готова разреветься, не будь она в общественном месте, да ещё и так горда. Небо затянуло свинцовыми тучами и теперь уже точно не было сомнений в том, что дождь будет - он начал накрапывать.

Её прогулка вряд ли заняла более часа, скорее даже чуть менее. Барс поднялась со скамейки и направилась к отелю - мокнуть под дождём ей не улыбалось, тем более что весна - время коварное. Уже у самого отела, она невольно отметила то, что окно в её комнате открыто, хотя, уходя, она точно их закрывала. На ряду с её окном, было открыто и ещё одно, этажом ниже и правее. "А вот это уже положительно интересно..." Найдя в кармане четвертак, Лилли подошла к ближайшему телефонному автомату и хотела было позвонить куда следует, но передумала, сжав монетку в кулаке, она тихой мышкой проскользнула в отель. Панды не было на месте и это прям вызывало раздражение. "Он вообще бывает на своём рабочем месте, нет? На кой ляд он тут сидит, если его никогда нет на месте? Или он тут есть, но не для меня? Ну ничего ничего... сейчас я разберусь с тем, кто ко мне залез и пообщаемся, пушистый..." Она не поднялась сразу к себе, сначала она заглянула в книгу, где были записаны постояльцы. Виктора она в ней не нашла, но прикинула сколько комнат на каждом из этажей, в какой было открыто окно и решила наведаться сначала туда.

Поднявшись, она постучалась в дверь - ей никто не ответил, она постучалась ещё раз, а потом бросила эту затею и поднялась к себе. Стараясь как можно тише ступать, она подкралась к двери собственного номера, опустилась, глянула в замочную скважину, увы, через неё ничего не было видно, а вот через щёлку под дверью она разглядела чьи-то ноги, ходившие по её вещам... Вот тут-то у барсы закипело и запылало. Терпеть не могла беспорядка, тем более, когда этот беспорядок устраивают из её личных вещей, да без её спроса. Поднявшись, она быстро вставила ключ, провернула и шагнула в комнату, планируя застать незваного гостя на месте преступления.

Отредактировано Лилли (Вчера 10:14:06)

0


Вы здесь » Blacksad: Жертва или Хищник » Эпизоды настоящего » Проклятые тридцать серебряников.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC